Под парусами яхты «Пульсар»



     Содержание

1. Под парусом в Сакату (Япония) — 1997 г.
2. Под парусом на Филиппины — 1998 г.
     Филиппинский дневник
     2.1. Яхта «Пульсар»
     2.2.  Экипаж 
     2.3. 19 мая.  попытка отхода
     2.4. Отход
     2.5. Будни
     2.6. Вал ушел!
     2.7. Заземление
     2.8. В Восточно-Китайском море
     2.9. В день химика — прощай спинакер
     2.10. Не пасечник и не космонавт
     2.11. Белый шквал
     2.12. В  Филиппинском море
     2.13. Бобик и шторм
     2.14.  В пролив Лусон из Тихого океана
     2.15. Танкер «Механик Врасков»
     2.16. Южно-Китайское море
     2.17. Манильский яхт-клуб
     2.18. Манила 
     2.19. Ремонт кронштейна гребного вала
     2.20. Субик-бэй
     2.21. Обратный путь
     2.22. Созвездие Южный Крест
     2.23. Тайвань
     2.24. 25 июня. Четверг. Внутренняя гавань города Килонг (Цзилун)
     2.25. Домой без остановок
     2.26. Через сулой
     2.27. Рекордный переход за сутки
     2.28. В домашем море (Японском!)
     2.29. Финиш!
     2.30. Эпилог
3. Под парусом в Цугуру (Япония) -1999 г.      

        

1. Под парусом в Сакату (Япония) — 1997 г.

(Из письма родителям, по возвращении)

Весь отпуск ушел на всякие яхтенные дела. Долго готовили «Пульсар» — большую яхту класса «Цетус» — 14 тонн водоизмещением, мачтой 20 метров и большой парусностью. Это последняя яхта из серии (7 шт.), изготовленных для нас в Польше. Ей 7 лет. Перегонял ее из Польши нынешний капитан с еще одним, здравствующим членом экипажа – через Европу по всяким каналам и рекам – вначале, в Англию для участия в парусных смотринах Катти-Сарк-90 и в знаменитой штормовой Фастнетской гонке. Оттуда они Средиземным морем прошли в Черное море – в Одессу. Там ее теплоходом отправили в Японию. Туда же прилетел экипаж и доставил к постоянному месту. Впоследствии, они ходили на Гавайи в 94-м году на KEN  WOOD CAP-94 – неофициальное первенство мира среди крейсерских яхт и даже, заняли какое-то место, после чего, капитана на год лишили прав. Т.к. выяснили, что пошли они туда с неисправным дизелем, т.е. не имели возможности подзаряжать аккумуляторы для связи, ходовых огней и всяких перешвартовок. В результате, они в 95-м году с нами в Ниигату  не ходили. А в 96-м году наша «Караана» стояла на берегу рядом с «Пульсаром» и мы еще банку с краской со своей мачты на них уронили.  И на этом фоне, как-то подружились. В хождении по Ю.Корее в 96-м году, уже периодически, наши  пути пересекались. Ну, и, когда в этом году, на Федерации парусного спорта встал вопрос, кому идти в Японию, т.к. с Карааной были неясности с ее владельцем, договорились с Пульсаром, что мы усиливаем его экипаж своим. Т.е. Вася (всё тот же), Валера, Муравьев, Пряха и я. Проделали большую работу по зачистке корпуса, подводной части, шлифовке и т.п. После установки мачты (уже в июне) пошли в гонку на приз академии и во второй гонке нам не уступила место (по глупости) яхта типа нашей Веги (Л6) и ударила мачтой на встречном курсе по нашим вантам, вырвала все три краспицы (поперечные распорки). Пришлось снова снимать мачту, разбирать ее полностью, везти в завод и всё это дело восстанавливать. При этом, надо было соблюсти все прочностные характеристики, т.к., снаряженный цетус, набивается всеми вантами, штагами и прочим такелажем до звона, а при несении парусов задействованы все 16 лебедок на палубе и то, не хватает. Фалы, шкоты, топенанты набиваются до треска в этих самых лебедках и тросах. Здесь, только шкот генуи толщиной с пол моей руки. А уж со спинакером (150 м.кв.) здесь, вообще, всё в паутине концов, топенантов и оттяжек. Я всё освоил довольно быстро. Долго не ладился всё тот же дизель и удалось его запустить, буквально за день, до техкомиссии перед походом. Потом он нас ни разу, правда, не подводил, но и пользовались им достаточно редко. Привыкли во всем полагаться на паруса. Да и  действительно, на Караане под гротом в бейдевинд от стенки не отойдешь – начинает валить. Цетус- же идет, как вкопанный (но в шквалистый ветерок тоже приходится подталкивать дизелем).

Наконец, наступил день отхода (27 июля – день ВМФ). Неделю назад прибыли Любашка и Маняшка. Всё как обычно – портовые власти: таможня, пограничники, заполнение тьмы деклараций. Как всегда не находится каких-то бланков. Варится борщ (я), провожающие на берегу и т.п. Идут всего 4 яхты: Пульсар, Ненси, Странник и такой же цетус  Багира из Находки. Нас выпускают последними. Перед нами выходила Ненси (ЛЭСС-35),  её капитан Гена Мурашко – молодец, согласно традиции при проходе створа гавани дал ракету, да не простую, а звуковую. (Запускается не с руки, а с палубы). Все крутые джипы, которых здесь немеряно, чуть с ума не сошли от срабатывания своей сигнализации. Оркестр получился, что надо! Мы вышли скромнее, помахали руками, раскланялись со встречными яхтами, вошли под дизелем в Босфор Восточный, оставили справа маяк Скриплёва, вышли в Уссурийский залив, поставили вторую геную и легли на генеральный курс. У Аскольда в темноте достали Ненси и Странника. Разбились на 2 вахты по 6 часов по 3 человека. Минус моторист и капитан, который обозначил себя во второй вахте (Вася, Валера и капитанский сын Паша – студент второго курса, но уже ходил с отцом на Гавайи). Конечно, наша вахта получилась сильнее (Женя Сафонов, который принимал участие в перегоне яхты по Европе, в походе на Гавайи и т.д., 35 лет, некто Андрей – 25 лет – стажер в ДВВИМУ и я). В первые же сутки заштормило  сразу после Аскольда, не так, чтобы сильно, но и не слабо. Пришлось на нашей вахте брать рифы на второй полке грота и менять геную на т.н. блэйд – парус типа стакселя, но с сильно ужатой нижней шкаториной. Выбили его намертво, валить нас стало гораздо меньше и управлять легче. Полностью адаптировались к качке только через сутки, хотя я себе отводил часов 12 на это дело – не получилось. Пока мозжечек  перенастроится,  некоторый дискомфорт имеет место. Но всё это не мешало вовремя одеваться к вахте, на вахте готовить чай или кофе, и себе, и для новой вахты. Ну, а когда, лично капитан, по истечении тех самых суток, приготовил борщ с диким количеством томата (любит) и всё это проскочило без вопросов в желудок – вся жизнь засияла! К концу вторых суток волны стали положе и подвернули на попутный курс. К этому времени экипаж уже периодически собирался в кокпите и эти собрания посетил, даже укачавшийся в хлам, новый инженер – моторист. Ну, а на третьи сутки вообще всё утихло, ветер стал ровный и попутный (фордевинд), мы поставили спинакер – гигантский и красивый – и понеслись к цели. За корму бросили конец с узлами, за второй привязывались и прыгали за борт и тащились на этой веревке. Вода синяя-синяя. Без всякой маски виден киль, перо руля. Вылезали по шторм-трапу с кормы.   На всех своих веревках, гике и прочем, развесили штормовую одежду, одеяла и т.п. – превратились в цыганский табор. Классный был день! По координатам нашего Магеллана – прибора спутникового определения места – уже должны бы просматриваться остров Тоби (и, точно – засекли) и высокая гора (2 тыс.м.) — ориентир Сакаты (а ее нет – всё в дымке). Стемнело – это только начались четвертые ходовые сутки (т.е., практически, мы долетели до Японии за трое суток). Вышли точно на  сакатовский маяк, обогнули очень длинный мол, определились по входным маякам на вход в речку Могами, убрали паруса и под дизелем пошли по реке. Смотрим влево-вправо – ничего похожего на яхт-клуб нет. Прошли по реке км 3-4 – слева тьма причалов, справа мол и никто нас не ждет. Решили по радио порт-контроль не вызывать, оставить это дело до утра. Выбрали причал на повороте реки в город и привязались к нему. Приготовили ужин и отметили приход. Утром решили перейти в Северную гавань. Запустили дизель, дали ход и вдруг, появилась сильная вибрация, которой раньше не было. Ничего понять не можем. Уменьшили обороты и пошли назад по реке. Появилась еще одна яхта. Т.е.,  мы пришли на полсуток раньше всех, хотя и вышли позже. На повороте реки, недалеко от створных знаков увидели торчащие мачты (как это мы их сразу не заметили?),  пошли в ту сторону и пришли в местный яхт-клуб,  по приглашению президента которого, мы и прибыли. Для нас были заготовлены места у стенки, приехал и президент яхт-клуба  Аби-сан. Пришвартовались и стали ждать их властей. Те прибыли довольно быстро. Опять оформление всяких бумаг, их таможня, отметки в паспортах – в принципе, довольно быстро.  Аби-сан высыпал кучу проспектов, схем города и т.п. Сказал, что мы можем пользоваться бесплатно прокатными велосипедами, но брать их надо в центре. Желтого цвета велосипеды можно взять на всё время, красного – с ежедневной сдачей до следующего утра. Мы с Васей поначалу этого не оценили. Решили, что ноги – лучший путеводитель. Этим воспользовались конкуренты и разобрали все желтые велосипеды. (Их оказалось меньше, чем красных). Затон, в котором находится их яхт-клуб – с довольно мутной водой, наверное из-за ила. Но Вася нырнул, обследовал наш гребной вал и доложил, что отсутствует лопасть. На цетусах и многих современных яхтах  лопасти гребного винта  — складывающиеся, для обтекаемости. Они раскрываются при вращении гребного вала. И одна лопасть исчезла во время нашей стоянки ночью. Видимо, ослабли крепежные коксы и от удара волной в подзор от проходящих кавасак, её стряхнуло. В общем, огорчение капитана было сильным. (Не предусмотрел). Решили ждать прихода Багиры, т.к. знали, что ее капитан Бранд Леонид Абрамович всегда возит с собой запасной вал с лопастями, т.к. подобный случай у него уже был. В общем, посетовав на это дело, мы с Васей подались в город.

В отличие от Ниигаты,  здесь всё более провинциально, преобладает частный сектор. Одно, двухэтажные домики с миниатюрными двориками 2х3 м размером. Здесь же торчат шикарные машины из-за каких-то загончиков, обязательные кустарники, красиво ухоженные. Центр более похож на ниигатский своими красивыми тротуарами, но все дома не выше 3-х этажных. С Васей зашли в супермаркет. Он похилее ниигатского, но те же эскалаторы, сервис и т.п. Решили осмотреться и пока их деньги не тратить. (И напрасно. Хорошие приборы продавались от комаров, а то они нам досаждали и на яхте, и уже по-приходу – дома. А позже, как-то стало не до того, а вновь, что-то не попадались). Погода была солнечная (почти всё время, кроме последних дней), очень сильная влажность. Поэтому мы наменяли мелочи и перемещались от автомата к автомату с охлажденными напитками. 100 – 110 иен, т.е. практически, один доллар. На это дело мы за всё время, точно, долларов по 200 угрохали. Но, иначе тяжело. Сооблазнов, конечно, много. То пиво красивое, то мороженное, то какая-то безделушка и т.п. В общем, в первый же день уходились в жвак, и ноги натерли и всё такое. Оказалось, что город совсем не маленький, а очень даже наоборот. Следующий день это дело подтвердил.   Видим, что Багиры еще нет. Поздно ночью объявился Андрей с какими-то покупками, полуживой, но довольный. Сказал,  что нашел, ну очень большой магазин, где-то на окраине, где всё есть (интересно, что такое – всё?), показал на карте – дескать, вот здесь (и конечно, ошибся в противоположную сторону) и мы с утра этакой небольшой толпишкой, под руководством капитана, поперлись в эту ошибочную сторону. Пешком. Но, для начала, решили посетить городской исторический парк, местные достопримечательности. В парке, в такой живописной лужице стоит древний корабль – точь в точь, из сериала «Сёгун».  Всякие там  беседки в их духе и масса всяких монументов, видимо, с историческими личностями. По траве в парке можно ходить, как хочешь, сидеть, лежать, что и делают отдельные группы местных жителей. Т.е. по газонам ходить разрешается. Перемещались мы пешком, только наш моторист, вообще-то, он механик-наставник в ДВВИМУ, Толя, тащил с собой желтый велосипед, которым успел обзавестись. Впоследствии, он нам пригодился. Далее в парке была полоса препятствий – довольно оригинальная: метров 50 – спуск по наклонной веревке на ролике, потом подвесная доска, за ней отдельные тарелки, тоже подвесные и по которым надо ходить и еще что-то. Мы с Женей пробовали – удержаться трудно. Растительность очень густая и из нее доносится даже не шум, а прямо-таки рёв цикад, которых тут, наверное, сотни тысяч. Цикада похожа на осу, но раз в 10 больше. Я там прислонился к какой-то стенке и очень удачно, т.к. только отошел, смотрю – на ней -  тут и там ползают эти мухи. Сесть на них, наверное,  приятного мало. Здесь же, в парке, их культовые сооружения – действующие. Японцы там кланяются и очень почтительно себя ведут. Мы им не мешали. Затем, по какой-то дорожке вышли к зданию, похожему на административное. Пожилой японец поливает дорожку. Наши прошли к какой-то смотровой беседке с видом на город, а я же пообщался с этим японцем. У меня это элементарно: по-японски я говорю ему: «Конетива» (здравствуйте) и на наглийском: «ай эм глэд ту си ю» (рад вас видеть). Они все радуются. И этот не исключение. Я ему говорю: «Ай эм рашен йотмен.» Он: «О! –Раша – ка-ра-шо, я там был плен.» Теперь я ему говорю: «О! –ит из гуд!» (надеюсь он не понял). Еще, о том-о сем поговорили, я ему пожелал здоровья (по-русски), пожал руку, сфотографировал и вернулся к своим. Сидят в беседке за каменным столом, на стилизованных пластмассовых пеньках. Хороший вид сверху на город и часть порта. Обсуждаем, куда идти дальше. Появляется «мой» японец, несет очень крупные помидоры (с два кулака каждый), ставит это на стол, дескать, угощайтесь. Высыпает горсть красивых карандашей (простых) — дескать, это на память. Я нашим говорю – это мой корешок, он у нас в плену был. Все рады. Заснялись на видео и пошли дальше. А дальше – всё жарче и влажнее. Осмотрелись по схеме, вышли на нужную улицу. По ней, сплошь и рядом, меняют друг друга автосервисы всех их автомобильных компаний, с заправками и красивыми машинами. Шли часа четыре. Бедный наш капитан Попов Валерий Николаевич – на пределе. Дело в том, что он рыжий и на любом солнце мгновенно сгорает, и вечно, он огненно-красный, с облезшим носом. А тут, хоть и влажность, но пекло еще то. Женя Сафонов с Васиным сыном (тоже Женей) зашли по дороге в банк поменять валюту. Мы их ждем на жаре 5, 10, 15 минут. Их нет. Иду на разведку. Сидят в холле, в креслах, пьют кофе. А холод от кондиционера, аж, пар начинает идти. Говорят, что медленно меняют. Но тут подошла японка с подносом и поклонами – мистер Сафонов – плиз! Тут же я этих мистеров выпер и всё доложил капитану. В конце-концов, пришли в торговый центр фирмы Джаско. Первым делом взяли холодного пива и устроились за столом под кондиционером. Холодно, хорошо. Заодно осмотрелись. То, где мы оказались – смесь Макдональдса с Диснейлэндом. Родители оставляют детей – те играют во всякие игры, которых тьма. Сверкают, мигают, какие-то украшения и т.п. Здесь же едят, сидят и т.д. Совсем маленьких детей прямо сажают в корзинки для покупок на колесах и везут с собой непосредственно в магазин. Пришел из туалета восхищенный механик и сказал, что вода в умывальнике льется сама, только поднести руку. Я пошел с ним проверить и заснял на видео. (Японцы, которые это видели, наверное,  слегка прибалдели). Потом мы разбрелись по гигантскому магазину. Конечно, не с целью, что-то покупать, а больше – посмотреть. Но и это сложно – глаза разбегаются. Электронику смотреть бессмысленно – она на 100 вольт. Но и помимо этого много всего. Купил Любашке кастрюлю (подешевле, но большую, с паровой сеткой внутри. По получении, она ее складировала и больше я ее не вижу). Маше купил спальный мешок (за 15 долл.) с Васиной подачи. Молодец Вася! Долго еще ходили, но всё как-то дорого, да и не очень нужно. Всяких одежных вещей тьма, кроссовки и т.п. – но всё это китайское. Конечно по качеству на порядок выше, чем во Владивостоке, т.к. импорт этот из Южного Китая и не челночный, а договорной. Капитан молодец – ноги больше не убивал, дождался нас за пивом, выслушал информацию, потом пошел и купил пару красивых прозрачных заварников для чая (на подарки). Мы с Васей пошли и тоже купили (из-за цены – 5 долл.) по штуке. Сейчас чай завариваем. В общем, собрались все снова, стали думать, как с колониальным товаром до яхты добираться. И вспомнили про велосипед механика. Он уже, который час, брошен перед входом, но цел и невредим. В общем, привязали буквально всё к корзинке и к багажнику. (При этом, механик с изумлением выяснил, что упаковочной веревочки можно взять бесплатно и неограниченно). Поверх груза перед ним положили карту и штурман Женя сказал, как доедешь до этой веревочки – поверни направо вдоль нее. Втиснули механика за руль и он уехал с нашими кастрюлями, чайниками, мешками и пр. Японцы смотрели с восторгом из своих машин на этот русский аттракцион. Обратно мы дотащились немного врозь, но рано или поздно. А тут и Багира пришла. Капитаны между собой договорились и Бранд  дал нам свой запасной вал с гребным винтом. На яхте, смотрим, два японца копаются с нашим генератором. Оказывается, наш простой Андрей просто попросил их заменить наш генератор, который, почему-то, перестал работать. И эти ребята,  лет под 60, принесли что-то, из своей тойоты, сняли замеры, уехали, где-то изготовили новый фундамент, установили, закрепили.. Мы им запустили дизель, опробовали – всё заработало, заряд пошел. Ничего с нас не взяли. Кто они такие – ни мы, ни этот самый Андрей – не знаем до сих пор. Ничего не взяли, обедать отказались и исчезли. Генератор до сих пор (и навсегда) стоит ихний. Приехала на своем автобусе Таня-сан. Японка, руководительница фирмы «Мир» (вся фирма из нее самой, но зарегистрирована и залицензирована от и до – у них с этим сурово). Привезла полный автобус всяких товаров на 220 вольт, т.е. для России. Вся яхтенная банда ее облепила (красивые коробки и т.п.). Что-то, она продала сразу (за доллары), и много чего записала на заказ. (Мы с Васей заказали ей массажеры – для Любашкиной ноги и вообще – полезная вещь, а также – машинку – подстригаться.  И я купил у нее телефон с трубкой без провода, по которому мы с вами  и разговаривали не столь давно. Трубка на этом телефоне работает в пределах от модуля до любого места в квартире. На ней кнопки и всякие прибабахи.  Вообще-то,  удобно). Таня, умышленное русское имя, чтобы проще к ней было обращаться, имеет доход с процентов от этих продаж от фирмы производителя (в данном случае – фирма Хитачи). Но, во всяком случае, эти вещи дешевле, чем у нас и главное – ихнего производства. С точки зрения качества – это много значит. На своем автобусе она объезжает все русские пароходы, консультирует, что, где и как, заодно меняет доллары и т.д. Говорит, что весь день у нее расписан по минутам. Раньше у нее был магазин секонд-хенд (товаров второго срока), но, вот, выросла до собственной фирмы. На этой работе выучилась говорить по-русски, начинала с нескольких слов, постепенно освоила, с японским, конечно, акцентом и помогая себе английским. Мы ее потом приглашали на чай на яхту, где она нам это и рассказывала. Привезла фотоальбом о своей семье (трое детей) и для нас, конечно, саке, арбуз и, всяко-разной, съедобной мелочи. Мы ее угощали водкой, но символически, т.к. она всё время на автобусе.

На следующий день занялись заменой линии вала. Но перед этим, мы с Женькой (Сафоновым)  долго сидели на кормовой банке (у нас это называется – посидеть на бревнышке), пили кофе и, кой-чего, покрепче (абсолютно в разумных дозах). Он рассказывал о своих многочисленных походах, а я, кое-что, из своей практики. Сходили в лес (!), где установлен международный телефон-автомат, оттуда я позвонил вам в Курск (помните?), в Москву Юрке, в Новосибирск (Нестерову – спк с лодки), во Владивосток Любашке (принял от Маши заказ на роликовые коньки), во Владивосток – Колеснику (одноклассник по училищу), в Ленинград – Шадрунову. И только в Эстонию не смог дозвониться Писареву Игорю, видимо, код другой. Вернулись, еще попили кофе. Ночь классная, звездная. Красота! Своими разговорами разбудили капитана, который вылез и  сказал, что лучше бы вы кастрюлю от лапши отмыли. Сказано – сделано. Я нырнул вниз, подал Женьке большую кастрюлю с половиной, почему-то недоеденной лапши, и тот понес ее выливать за борт. В это время на шум поднялся в проем люка и.о. старпома – Валера Жиделев.  И в этот момент Женька обо что-то споткнулся, подскользнулся, кастрюля взлетела, вся лапша наделась на старпома, часть ее улетела в открытый в кокпите иллюминатор на спящего Васю. Тот на это сказал, что наша шутка затянулась. Старпом ничего не сказал (лишился соображения от неожиданности и спросонья – только ведь голову выставил в кокпит). Женька шмякнулся между спасательным плотом и стенкой кокпита и застрял там прочно, с торчащими руками и ногами. Изумительная картина в своей динамике и полной неожиданности! Я от этого, тоже слегка обалдел, потому как произошло всё уж очень как-то, мгновенно. И, только капитан яхты Нэнси, сказал, что Бог шельму метит (про Женьку, т.к. тот достал его ночными разговорами – лодки-то — борт к борту).  Далее я извлёк Женьку из его западни, тот начал шваброй отмывать лапшу, брызги от его усердия попали в другой открытый люмик на нашего механика – нажили еще одного недовольного.  В конце-концов, обвиненный всеми и во всех грехах, Женька улегся спать, а мы с механиком вскрыли кап дизеля и начали демонтаж полумуфт с гребного вала. Васю снова послали за борт. Тот кончиком обвязал остатки винта, полумуфту отдали, вал вытолкнули, дейдвуд забили пробкой. Вася дёрнул под водой за вал, подняли его на борт и убедились, что разошлись коксы, крепящие лопасть, из-за чего она и отвалилась. Взяли вал с Багиры, завели под корму двумя концами. Я нырнул, вставил его в кронштейн, потом в дейдвуд, вылез, концами его подтянули и тут выяснилось, что багировский вал короче нашего на 50 мм. Т.е., надо делать проставку из чего-то, между полумуфтами дизеля и гребного вала. Механик Толя сел на велосипед и поехал в порт, искать русское судно, чтобы воспользоваться их мастерской. Мы же с Васей и Лёшкой (сыном Валеры) решили навестить торговый комплекс «Мучачи», что на другой окраине от нас. Пошли пешком. По дороге нас подвез какой-то японец, но к своему дому, долго что-то стрекотал, принес нам дыню, ничего мы не поняли. Но я с ним поговорил (см.выше), пригласил его в гости на яхту, но, видимо, он ничего не понял, т.к. позже не объявился. Пошли чуть наугад, но попали куда надо. Гигантский торговый центр в очень большом одноэтажном строении, в котором несметное количество рядов с вывешенными на них всевозможными товарами на все случаи жизни. После того как дошли – выпили несметное количество охлажденных напитков и прошли несколько километров по этим залам. При этом, продавцов там нет, только две кассирши на выходе. Купил Маше роликовые коньки (повседневная сейчас мода) в красивой коробке и Алексу — такую упакованную поролоновую подстилку. И поплелись обратно со всем этим скарбом. После этого похода мы с Васей оценили преимущество велосипедов и в дальнейшем уже проделывали изрядные велопутешествия по их идеальным дорогам. Вернулись, чья-то добрая душа (капитан) уже сварила ужин, очень кстати.  Механик Толя доложил, что он договорился на т/х «Сормовский-58» (типа река-море) из Николаевска на Амуре, что в их мастерской будем изготавливать проставку. На следующий день сели на велосипеды, приехали в порт и в мастерской этого судна изготовили из 5-ти штук фланцев сборную проставку. Вася их протачивал на токарном станке (Вот тебе и доктор! Молодец  Вася!), я нарезал резьбу на шпильках, механик Толя вытачивал фигурную шпонку, т.к. наша к их валу не подходила. По окончании помылись в их бане, водой в изобилии, да еще и горячей. Условия нашего пребывания в Сакате были достаточно спартанскими. С водой в их яхт-клубе напряженка. Вода только привозная в бочках. Душ нам организовали, но очень далеко, где-то в городе возле спортивного центра и по расписанию,  не очень нам подходящему. Ну, а с учетом того, что мы с наступлением темноты ходили всем экипажем на местный пляж, неподалеку, как здесь ни странно, изрядно замусоренный, и полоскались водой около 28 градусов, т.е. были все, весьма просоленные. В общем, торжественно вернулись к себе, отмучились очередную ночь (достала влажность, духота и комары).  Утром установили проставку, т.е. соединили ею полумуфты дизеля и гребного вала. Получилось крепко и надежно. Но, к сожалению, не эффективно, что выяснилось гораздо позже.

В целом, пребывание наше в г. Сакате сильным разнообразием не отличалось. Поскольку поход наш носил характер визита вежливости (в обмен на их яхты, пришедшие во Владивосток из Отару) , никто нам сильно не докучал, организаторы привозили воду, увозили мусор, постоянно улыбались и, что они о нас говорили – только им и известно. Время шло, мы уже стали соображать, где находимся и куда и как идти. А то было – с Васей пошли из города вроде как на яхту, да промахнулись так, что очутились у входного сакатовского маяка. Природа, конечно, в том районе отличная. Японская сосна, песочек и т.п. Сам маяк в старинном здании, здесь же смотровая площадка, с которой видны обе гавани, река, порт, город и т.д. Изъездили весь город и пригород. Побывали на автотолкучках. Машины здесь недорогие 1-3 тыс. долларов, но везти их не на чем, т.к. оказии, т.е. наших судов, во Владивосток или Находку не было. Перед отходом Андрей с Женей искали себе колеса, так им в одном месте подарили дизельную Камри в отличном состоянии. Поскольку нам, никак такой подарок не осилить, они по пути передарили ее морякам с т/х «Кузнецк». Те потом приходили на яхту со своей благодарностью. Два колеса я себе тоже привез. В период наших странствий нашли магазин товаров второй руки (сэконд хэнд). Там также одна хозяйка. На улице перед ее офисом штук 30 холодильников, построенных в такое каре и включенных в сеть. Все работают. Подходи – выбирай. Все 3-х камерные. Внутри этого забора стиральные машины и всякая мелочь. В самом офисе куча швейных машин, телевизоров, нагревателей, кондиционеров и пр. Всё бывшее в употреблении, но исправное и недорогое. Наши нахватали этих самых швейных машинок, но у нас есть. Приобрел Любашке за 30 долларов стиральную машину-автомат (уже подключил ее к  крану и сливу – сама стирает, полощет, отжимает и выключается, и еще какие-то функции, но надписи на японском – не понять). Капитан приобрел холодильник. (Цетус, всё-таки, такой здоровенный, что всё поместилось: – штук 40 покрышек, холодильник и стиральная машина, два велосипеда, 4 парусных доски, тьма всякой аппаратуры и прочего).  В один из дней – день 505–летия Сакаты, к чему и был приурочен наш визит, организаторы устроили для нас небольшое патти, прямо на причальной стенке. Погода чуть испортилась, небольшой дождь. Но они натянули тент, установили жаровню, Таня-сан привезла всяких закусок, овощей, саке, конечно же, пиво и в общем, было достаточно весело. В честь города в том самом парке устроили фейерверк, и не просто коротенький салют, а т.н. фестиваль салютов. Громыхало часа четыре. Один салют круче другого. Мы с Васей, как всегда, где-то шатались и к началу вечера опоздали, так что сильного участия в патти не принимали. Я, кое-что поснимал на видео и фото. Аби-сан пригласил гостей на свою шикарную суперяхту. Она меньше нашей, но двухмачтовая и предназначена, в основном, для отдыха и несложных круизов, хотя напичкана такой аппаратурой, что нам и не снилась. И внутри очень комфортабельная.  Конечно, кривоватые россияне  (не с нашей лодки) дали жизни этому комфорту. Но хозяева сделали вид, что всё хорошо. Попозже я с Аби- саном разговорился, подарил ему значек с парусом, он мне визитку, сфотографировались вместе и я осмотрел его яхту детально. Он включил мне свою навигацию, всё показал. Я ему сказал, что кокпит у него не совсем удобный, но он, наверное, не понял. Приблизилось время отхода. Странник и Нэнси уходили на сутки раньше. Организаторы, наконец-то, провели обещанную экскурсию. Пришел шикарный автобус, весь сверхмягкий, мы с Васей, как-то удачно, первыми сели впереди перед стеклом, всем хватило места и поехали. Мы с Васей думали, что это дело только до обеда, успеем в банк, т.к. их деньги у нас закончились, а доллары нигде не принимают. Организаторы, что-то там объявили по трансляции и мы поехали. Батарею в видеокамере я сильно не жалел, снимал через стекло, где едем и т.п. Приехали в какой-то небольшой парк.  Сплошная икэбана, какой-то музей с одной непонятной дамой на картинах по всем стенам. Прошли по парку, по музею, вежливо посмотрели, а главное, попили холодной водички на выходе \очищается в специальном бачке\ и опоздали с капитаном на автобус. Он, конечно, не уехал, да и мы были не последние, но, оказывается, надо было шевелиться быстро. Привезли в следующий музей – Музей фотографии и культуры. Очень интересный и оригинальный,  на берегу красивого озера с ручными рыбками и лебедями. Внутри довольно интересно, можно снимать, что я и делал. Очень живописный сад камней, дорожка вокруг озера и пр. Погода сильно испортилась, шквальный ветер, но пока без дождя. Поехали дальше. Приехали к магазину Джаско (там, где мы уже были).  Думаем, всё. Нет, говорят, перерыв один час, можно перекусить. Всё в том же Макдональдсе с Диснейлендом.  Опять думаем с Васей, что после этого повезут домой. Если так, то пусть остановят у банка. Поэтому еще поснимал на камеру в этом месте – чего жалеть батарейку.  С Васей наскребли на пару мороженного и ограничились этим обедом.   Долларов хватает, а денег нет. Поехали. Едем-едем, мягко, покачивает. Пару раз  прямо рушился с сиденья, тянет в сон. Но, кое-что, снимал. И смотрю по сигналу – батарейки осталось чуть. А всё едем и едем. Уже часа два.  Наконец, куда-то приехали – кругом горы и, что-то непонятное.

Позже нам пояснили, что приехали мы к началу дороги к Храму Неба, ведущей ступеньками вверх. Всего три тысячи и триста ступенек. Какая-то схема, на которую мы не обратили должного внимания. Нечто, похожее на какие-то врата. Автобус развернулся и уехал. Мы своей полуорганизованной толпишкой пошли. Эти самые ступени ведут вниз и ничего похожего на то, что их 3 тысячи и близко нет. Спускаемся и видим, что внизу какие-то культовые постройки, а вокруг них необъятной ширины и высоты сосны (диаметром 3-4 метра). Конечно, это дело я заснял. Начал накрапывать дождь. Идем дальше. Всё те же сосны (стволы без растительности с очень толстой корой и только вверху около 50-60-ти метров – шапка, чего-то зеленого). Речка, мостик. Справа водопад.  Не так, чтобы очень здоровый, но метров 15 и очень красивый.  Заснял, и тут батарейка в камере отказала. О чем, я в следующий момент сильно пожалел. Сделал пару шагов дальше по тропе и тут слева впереди открылось просто фантастическое зрелище: 10-ти ярусная деревянная пагода, сама по себе высокая, в обрамлении, вообще, гигантских деревьев (типа секвой), против которых, только что виденные сосны, совсем ничего. Дух захватывает. Пришлось дальше пускать в ход фотоаппарат, но это, конечно, не передает нужного эффекта. Ну ладно. Обняли вшестером или всемером одно дерево  и двинулись дальше. Смотрим — снова ступеньки идут сверху из-за, как бы поворота, по ним движутся в нашу сторону, какие-то японские старушки. Пошли мы им навстречу, вверх, такими разрозненными группками. Кто раньше, кто позже. Мы с Васей, где-то в середине, т.к. я ему долго выговаривал за запасную батарейку (ему поручалось). Идем вверх к повороту. Ступени – одна к одной – каменные. Вдоль всей этой лестницы растут всё те же гигантские деревья (капитан их так и обозвал – секвойями). Красота изумительная, воздух аж хрустит. За поворотом наблюдаем те же ступеньки, которые вообще,  ведут куда-то в поднебесье и нет им числа. В спортивном темпе идем вверх. Верх всё ближе, дыхание всё чаще. Вот и вершина. Ну, думаем, пришли куда-то. А за вершиной – новый поворот, всё те же ступени и те же секвойи, всё также  ведут с этаким разворотом еще к какой-то вершине. По пути обгоняем отдельных яхтенных индивидуумов, задыхающихся, почти ползущих.  Продолжаем с Васей в темпе марша. По очереди друг друга фотографируем. Достали капитана. Тот нас спросил, когда же это кончится.  Скоро! – ответили мы с Васей, т.к. не отбирать же, у человека, надежду. Мы уже поняли, что это те самые три тысячи ступенек, а прошли-то всего, каких-то 300-400 штук. И пошли дальше. Время от времени, попадались какие-то рабочие, поправляющие эти порожки. Встречались какие-то культовые сооружения, куда бросают монетки (мы тоже бросили иен по 5-10 – всё легче идти). И без конца: – поворот,  а за ним еще длиннее эта бесконечная пила – серпантин. Уже ноги накачались, как от хорошего забега (собственно, так оно и есть), а просвета всё нет. Я думаю, что старушки, что нам встретились, всё-таки, шли не с верху, а от первого входа – для любопытства поднялись метров на 50, да и спустились. Навстречу, видимо, с того загадочного верха нам попалось всего человека три – четыре. Обогнали группу капитана Багиры – Бранда. Дела у них совсем неважные. Кого-то тащили, кто-то стоял на четвереньках. А деваться некуда, автобус, как мы поняли (и правильно) ушел к тому самому храму, что наверху. Т.е. обратно идти – бессмысленно. Только вперед. Вот прославленный яхтсмен Лёня Зайцев – идет с присвистом, всё более приближаясь к подобию далеких предков. \И точно! Смотрим сверху – уже идут на четвереньках!\.  Но и мы с Васей, уже не шибко разговариваем. Красоты, как-то уехали в сторону, вопрос один – где же конец, где она – 3300-ая ступенька. Нет ответа, молчит дорога.   Вдруг, раз!- какой-то питательный пункт на очередном обманчивом перевале. Подержали мелочь в руке и пошли дальше. Решили, что должно быть, уже бы, и  близко (а откуда же продукты, иначе?). И точно, еще ступенек через 300-400, ну очень уж крутых, (или показалось?), появились какие-то массивные, красного камня сооружения и ровная площадка. Какой-то, очень большой храм, много японцев  в характерной спецодежде (прямо из древних веков), все они этому храму кланяются и руками, чего-то там, машут. На стене храма из белого камня выложена гигантская бычья голова с рогами. Еще какие-то культовые постройки с верандами. Стоят водоемы с кружками на длинных ручках. Мы с Васей, естественно, попили из них. Но оказывается – это для омовения ног и рук после подъема на эту гору. На площади перед храмом большой колокол подвешен на столбах. Ударять в него надо специальным бревном типа тарана. Высота его около 4-х метров (колокола) и сам он, как цилиндр. Еще какой-то шар из камня (диаметром ок. 3-х м), на нем, какая-то птица. И очень много народу японского. Большинство в белых одеждах, видимо монахи или паломники. Осмотрев всё это дело, вышли на площадь, где стоят автобусы. Здесь же торговля сувенирами, коих в изобилии. Но, дорого. Мы с Васей на последние копейки (доллары не берут) купили по оригинальной  деревянной табакерке с жуком – скарабеем внутри. (искусственным, но как живым). Качнешь табакерку, жук, как живой дрыгает всеми своими ногами и сам шевелится. Все нам потом иззавидовались. Нашли свой автобус, я поговорил с водителем (коннетива, ай эм глэд ту си ю и т.п.), он мне подарил тайотовский проспект, вместе сфотографировались и упали с Васей на свои места и еле дождались остальных. (Я еще сфотографировался с каким-то живым самураем – сказал ему по японски – аригато, гойдамаста, т.е. – спасибо дорогой товарищ). Как ни странно, хоть и долго, но дошли все, хотя в группе Бранда были серьезные проблемы, и сам он не очень молод и здоров.  И тут оказалось, что самый ушлый и хитрый и умный – наш сверхзнаменитый Юрий Никандрович Нисковский, капитан Странника, профессор, доктор наук, мастер спорта и многократный победитель всевозможных регат, хотя ему уже за 70. Он сразу просёк эти 3000 ступенек и договорился с Аби-саном, что автобус за ним заедет, а он будет ждать у входа \того, первого\.  Поехали за ним, и судя по серпантину, поняли, что влезли в гору километра на два. Забрали Нисковского, вернулись в порт и первые две яхты ушли.  Перед этим все долго изучали факсимильные карты погоды за последние два дня. К югу Кореи подошел мощный тайфун и с 20-ти узловой скоростью направился в Корейский пролив. Мы все гадали – куда его завернет – то ли на Корею, то ли на юг Японии, или же он выберет худший для нас  вариант  — пойдет прямиком через Японское море. Мурашко с Нисковским (капитаны первых выходящих яхт)  высчитали, что в последнем случае они успеют с ним разойтись, и в общем, им это удалось. Мы же, будучи уверенными в своем могучем цетусе, сильно в голову эти проблемы не брали. В последний день проехались еще раз по Сакате, сдали велосипеды и раскрепили всё по-штормовому. Приехал Аби-сан, привез большой пакет со всякими угощениями. Приехала Таня-сан, привезла Валере окуляр для его  видеокамеры, который  его реактивный сын Лёша утопил два года назад, и с тех  пор, нигде найти  эту  запчасть  они не могли. Таня-сан заказывала в Токио на фирме–изготовителе.  Ей эту деталь переправили в Сакату. Нам, прямо в своем автобусе, привезла здоровенный открытый чан с водой (был какой-то перебой у организаторов). Что значит – классные дороги – почти не пролилось. Заправили свои цистерны. До прихода властей пили чай и угощали провожающих. Власти прибыл в количестве одного человека. Проштамповал наши паспорта. Спросили  — сразу, дескать, уходить? Он говорит – да, в любое время, можете, если что забыли, еще и по городу погулять. Это не то, что у нас – сразу часового ставят к трапу – граница закрыта. В общем, все дела мы завершили, завели дизель, отдали чалки, помахали корешкам и пошли на выход по реке. А тут, вдруг, разыгралась сильная вибрация от нового гребного винта. Оборотами дизеля туда-сюда – особого эффекта нет. Пошли на самых малых, установили причину – очень массивный получился наш межфланцевый узел. Видимо и вал (чужой) имел незначительный прогиб, всё это дало дисбаланс. А ветер, до сих пор, исправно дувший, стал подзатихать. Вышли на рейд, подняли грот с генуей, застопорили дизель и пошли в сторону о. Тоби, заход на который нам власти разрешили, но без схода на берег.

Под утро принимаем вахту милях в 6-ти от острова, с великолепным восходом и полным отсутствием ветра. Фиксируем течение, которое несет нас в сторону дома. Лежим практически в дрейфе. Море – яркосинее, прозрачное, как нигде. Андрей утопил ведро из нержавейки. Наблюдали его, наверное, метров до 30-ти. Прикинув мозги над нашей межфланцевой проставкой, я (механик ведь!) предложил изготовить ее, для облегчения веса, из куска дерева подручным инструментом. Нашли подходящий кусок красного дерева, отпилили его, коловоротом пробили отверстия и поставили вместо нашего маховика. Дали ход – почти совсем другое дело! /так, впоследствии, с этим устройством и проходили весь сезон. Вал заменили на родной только неделю назад\. Ну, а весь день без единого дуновения, вода за 26 гр., без конца, только и падали  и прыгали в воду, по всякому. В маске видно, как у пера руля штук 5-6 рыбок-лоцманов держатся, принимают нас за странную акулу. Всё это затишье, естественно, оказалось перед бурей. Для начала пошел проливной дождь, на нашей вахте. Я понадеялся на свой канадский суперкомбинезон, но, тем не менее, подмок некоторыми местами. Усилился ветер и волна. Убрали геную и зарифили грот. Дождь всё идёт. На следующей вахте на комбинезон надел еще один непромоканец и жить стало веселей. Своих совахтников загнал вовнутрь, чтобы не мокли и всю вахту прыгал с Пульсаром по волнам. К этому времени мы находились в середине пути. Сюда же и подошел, тот самый тайфун. Всё вместе – это дождь, ветер и волна. В ночь — за руль сел лично капитан. Я лёг спать, но оказалось всё это,  довольно условно. Ногами и руками пришлось упираться в стол напротив и ловить сон в мелких паузах между ударами волны в борт. Утром, на нашей вахте, ветер и волна подвернули в галфинд, а потом и в бакштаг (т.е. ближе к попутному курсу). Чуть потравили грот, и с ходом в 140 миль в сутки, прилетели поздним вечером в свою гавань. Таможня дала команду ждать до утра на внешнем рейде. (Как же! Вдруг мы привезем товару больше, чем 50 кг на душу!).  Мы ответили есть, но ночевали в гавани. Утром пришли власти, мы им показали вахтенный журнал с указанием нашей якорной стоянки на внешнем рейде, чем они и удовлетворились. Подъехал Васин приятель на грузовичке и подвез нас по домам. То-то, все рады! Аличек – наш маленький пёсик на свои 98 кг – конечно, больше всех. И  Любашка! А Маша в лагере, еще не знает про коньки. Один бестолковый Христофор – наш маленький котик, друг Алекса – как всегда, ничего не понял. Вот и всё!

Обо всём, конечно, снят фильм, уж как получилось. Где-то, часа на два. И некоторые фотографии. Кое-что, прилагаю.

P.S. Буквально на следующий день, на Пульсаре мы сходили в бухту Сидими, в т.ч. и с Любашкой, но пришлось её вечером, нам с Сафоновым, возвращать домой, из-за Алекса. Позже, я, поскольку в отпуске, еще походил на нашей яхте, туда-сюда. Это из Владивостока по Амурскому заливу за мыс Ломоносова. Там на берегу проливчика между материком и островом Кроличьим находится летний лагерь отдыха для сотрудников Академии. Исключительно красивое место, где когда-то, основал конно-заводческую ферму Михаил Янковский, освоивший эти места, совместно с Бринером. Стоял шикарный особняк. Сгорел не столь давно. Именами и Янковского и Бринера названы береговые мысы, прилегающие к этой акватории. А так, от них остались только семейный полуразрушенный склеп, знаменитый сын Бринера – Юл Бринер (по фильму «Великолепная семерка»). Но Янковскому, здесь же,  установлен красивый памятник, как первопроходцу этих мест. Устремленная в порывистом движении фигура с ружьем в руке – рядом собака. Вся композиция, к её несчастью, выполнена из бронзы. Т.е., собаки уже нет, как нет и ни одной буквы на пьедестале – только следы. Кстати на нашей яхте  «Вега», на которой, когда-то, мы с Юрой Пивоваровым катали вас на мыс Песчаный – по сей день, сохранился небольшой брашпиль, с яхты того самого, Юла Бринера.  Когда-то, он успел здесь пожить, тоже. Вот так.

Сейчас вышел на работу, чтобы оставить себе ок. 20 суток отпуска для разных дел, где-то, на октябрь-ноябрь (для будущего участия в перегоне одной большой яхты в Корею).  Определенность появится около 15-го октября.  А отпуск у меня был 60+30+14=104 суток (т.е. с учетом 30 суток перед  дмб). Осталось чуть больше 20-ти. По окончании того мероприятия, у меня должна остаться еще одна неделя отпуска – вот тут-то, если не подведет Аэрофлот, я  и намерен к вам объявиться. Со всякими там уточнениями, я вам, не раз, еще позвоню. Ну, всё. Большой привет всем нашим друзьям. Крепко целую. Коля.

22.09.97г.

Далее

В начало

 

 

 

Автор: Абрамов Николай Александрович | слов 6775

комментариев 4

  1. Локшина Любовь
    7/11/2012 17:08:35

    Николай Александрович, большое спасибо. Все это очень интересно. Хотелось бы немного иллюстраций. Жду продолжения.

  2. Отвечает Абрамов Николай Александрович
    7/11/2012 22:22:58

    Спасибо! Продолжение следует. С иллюстрациями — некоторая напряженка \не было, на то время, цифровика\. Но, впереди отпуск, что-нибудь оцифрую. Мне очень понравилось Ваше наблюдение в таежной избушке. Действительно — так.

  3. Локшин Борис
    8/11/2012 02:52:25

    Господин Абрамов! Обозначка вышла. Квипрокво по-научному. Та Локшина Любовь, что написала коммент, сроду не бывала ни в той избушке, ни в Саянах вообще. Она моя сестра, а та Люба Локшина, которая делала фотографии к публикации «Картинки из чулана памяти» — моя жена. (Она, впрочем, тоже не бывала в Саянах) Такая вот опереточная путаница. Теперь о Вашем рассказе. Мне кажется, он бы выиграл, если бы Вы больше внимания уделяли тем местам, где Вы бывали и их обитателям — как при описании подъема к Храму Неба. А вообще я Вам завидую.
    Борис, как Вы догадываетесь, Локшин.

  4. Отвечает Абрамов Николай Александрович
    9/11/2012 07:27:25

    Спасибо Борис! Действительно, «Летучая мышь». Приношу извинения. Хотел , как бы, взаимностью ответить на комментарий. Что до остального — что, есть — то есть. Когда родители ушли, перепечатал все свои письма, бережно ими хранимые. Ничего не исправляя и не добавляя. Всё в них только о том, в чем сам участвовал. Спасибо за внимание. Успехов Вам!


Добавить комментарий