Разговор с водителем

Лечусь. Еду к доктору. Хорошая транспортная услуга от сети медицинских центров, бесплатная, оперативная, высокопрофессиональная и вполне нравственная. Все водители очень внимательны, по прибытии звонят в дверной звонок, открывают и закрывают дверь машины, помогают с ремнём безопасности, заботливо интересуются: “Вы в порядке?”
Запомнился молодой весёлый водитель-негр, который всю дорогу развлекался ритмичной музыкой из авторадио.
Ещё был интересный водитель как выяснилось, из Судана, по имени Валид, который, оказалось, жил и учился в Москве, был поставлен перед выбором жениться и социализироваться или покинуть страну. Он переехал в Америку, но постоянно тоскует по Москве: “Там интересно” и искренне признаётся, что “у него русская душа” (!) .

Но сейчас я о другом. 24 апреля 2018 года я ехал с водителем, азиатской внешности, полным и спокойным. Мчались быстро, но не спеша, как обычно, по средней полосе. Езды минут сорок. Времени с запасом. В голове вертелись есенинские любимые стихи:
          Выткался на озере алый свет зари.
          На бору со звонами плачут глухари.

Но дальше никак не мог вспомнить, в голову лезла какая-то чепуха: “девки гуляют, а мне всё равно”. Хорошо, что водитель, вежливо и непринуждённо, прервал мои размышления обычным и традиционным вопросом, откуда я:
– Смотрю фамилию. Вы украинец?
Меня такое предположение очень удивило и даже несколько покоробило:
– Нет, фамилия моя русская. И я русский, из Москвы.
– Оу, понятно, буду знать. А у нас в компании много украинцев.
“Ну возможно, бывает. Хорошо”, – подумал я и только хотел предположить, что у них, видимо, некоторые считающие себя украинцами имеют фамилии на “ов”, как он опередил:
– Наши водители-украинцы говорят, что русские убивают украинцев. Напали и убивают. А я так вижу, что украинцы очень похожи на русских. Разве нет?
Вот это поворот сюжета! Где он – и где события на Украине… При этом я был совершенно удивлён (да и просто поражён) наблюдательностью и умом собеседника. И взял абсолютно примирительный тон:
– Да, Вы совершенно правы, русские и украинцы – это один народ. Но самое ужасное, что политики и богатые плохие парни говорят этим простым людям: убивайте друг друга. И брат убивает брата. А плохие парни на этом делают деньги. Вот у тебя есть семья, есть ещё брат. (Да.) И у вашей семьи, скажем, есть вот эта машина. А плохие парни говорят: эта часть машины твоя, а другая часть машины – брата. Возьми её. И продают тебе оружие и твоему брату продают оружие, и говорят: убивайте друг друга. И на этом делают деньги.
Человек не унимался. Явно наболело. И тут прозвучала самая главная мысль, которая, очевидно, мучила человека:
– А ещё говорят, что Путин и русские захватили украинский Крым.
(Фамилию “Путин” он произносил как “Пучин”).
Ну теперь стало понятно, что это у них за “общество”. Стараясь не сорваться, терпеливо разъясняю:
– Русский царь много лет тому назад завоевал Крым у Турции. Во второй мировой войне немцы захватили, на один год, русский, подчёркиваю, Крым. Русские вернули себе Крым, и немцы до сих пор помнят чей Крым – русский. Русские президенты Горбачёв и Ельцин (Собеседник кивает, слышал про них) незаконно отдали Крым Украине. Они предатели. После жестокого, кровавого переворота-революции на Украине русские и Путин опять вернули себе Крым. Крымские люди теперь счастливы.
Приятно было видеть понимающий взгляд и одобрительные кивки головой – по крайней мере он услышал альтернативную точку зрения.

Решил добавить этому явно хорошему человеку:
– Можешь рассказать всё сказанное своим друзьям и коллегам. Но будь осторожен, и не вступай в споры.
Водитель спохватился – проскочили поворот. Но к назначенному сроку прибыли вовремя.
И у меня нечаянный позитив: хорошо активизировались мозги, и вдруг всплыли в памяти подзабытые последующие есенинские строки:
          Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло.
          Только мне не плачется – на душе светло.

“На душе, конечно, светло”, но кто подскажет, что теперь думать про “простой украинский народ”, про его доброе отношение к русским. Ведь вот живут несколько “простых” украинцев, которые не только вынашивают свои бендеровско-нацистские убеждения, но ещё и сбивают с толку других, добрых людей.

Беседа моя с водителем велась, конечно, на английском языке, тематика несложная, речевые обороты и словосочетания все элементарные. А смысл, я думаю, вполне понятен.
Кстати, сам я говорю по-английски ужасно, понимаю ещё хуже. Но своим слухом прекрасно различаю акценты не-белых. Восторгаюсь удивительной гортанной речью обычных американцев. С украинцами-водителями пока не сталкивался, а при встрече, думаю, на политические темы не собьюсь. (Не то завезут куда-нибудь).

Несмотря на неважное состояние здоровья, не мог удержаться чтобы не записать эти свои мысли.
25 апреля 2018 года

Продолжаю.
Было несколько (немного) поездок довольно банальных.
Но состоялась встреча, которую захотелось записать, на память.

Водитель Иван

3 июля 2018 года намечался приём у доктора – хирурга, на предмет оценки результатов проведённой операции. Машина за мной не приехала – небывалый случай, водитель дал какие-то объяснения, не будем уточнять какие. Приём перенесли на другой срок.

Пришёл этот срок – 11 июля 2018 года. Я заранее вышел к входной двери встречать свою машину. Перед моим взором простиралась внутренняя территория нашей ассоциации кондоминиума. Ждал спокойно. Время уже поджимало. Безлюдно, только мимо быстро проехало такси жёлтого цвета из компании “Broadway”, крупными буквами на борту. Я проводил объект безразличным взглядом. Понимал, что у моей медицинской транспортной компании таких машин нет. Знал, что ходят также такси в клеточку “Radio Cab”, жёлтые “Yellow Cab”, другие. Смотрю, опять подъезжает та же жёлтая машина, я намечаю движение по направлению к ней, вдруг открывается дверь и неожиданно на чистом русском: “Такой-то?” – “Да, такой-то”. – “Садитесь скорее, потом разберёмся”.
Поехали. Водитель укоряет: “Звонил Вам, не отвечаете”. Показываю свой телефон: ни одного входящего звонка. Водитель называет номер телефона. Говорю: “Это телефон моего сына. Видимо, он был сильно занят”. – “Он что, прокурор?” Ничего себе, думаю, из какой среды этот человек? “Нет, физик, работает в корпорации Интел. Здесь – все очень заняты на работе”.
Едем дальше. Вдруг вопрос: “Размовляете на мове?” Стало совсем неприятно.
– Нет, я русский, из Москвы.
– Ну тогда ладно. А я с Молдавии. И зовут меня Иван. У нас большое село, пять тысяч народу, – немного подумал. – А из Москвы не с 11-й Парковой? Там моя девушка жила.
– Нет, не оттуда.
– А откуда? Я хорошо знаю Москву, я там служил в армии.
Вот настырный. Пришлось уточнять:
– Из Подмосковья.
– Я знаю всё Подмосковье. Фрязино, там большой завод электролампочек, a теперь, не знаю, компьютерных элементов, что ли.
– Я из города Жуковского.
Не знает Жуковский. Не всё знает.
– Я в армии был в футбольной команде. А Вы кем работали?
– Работал на космос, знал Гагарина.
Он, крайне удивлённый, не отрываясь от руля, начинает звонить, “брату своему Александру”: “Слушай, Сашка, у меня на заднем сидении сидит солидный мужчина, он знал Юрия Гагарина”. И мне, очень вежливо и уважительно:
– Скажите ему пару слов. Он Вас видит.
Направляет на меня свой телефон, из которого доносится:
– Здравствуйте! Неужели Вы знали первого космонавта?
Отвечаю в маленькое тёмное окошко видеокамеры мобильника:
– Да. Общался с ним по работе и по жизни.
– Вот это здорово! Привет Вам!
– Привет! И всего вам самого доброго.
У меня не такой крутой телефон, достался мне от внука Андрея, когда ему купили более современный. А мне лучшего и не надо, из всех кнопок знаю всего четыре: Телефон, Фотокамера, Фотографии, Погода. И мне достаточно.
Во всё время разговора Иван держит хорошую скорость, чётко маневрирует, меняет полосы движения. И хвалится (без передышки):
– Как Вам мой русский язык? (Отличный, отвечаю). Я ещё знаю молдавский, румынский, украинский и итальянский немного. Это ведь тоже романский латинский.
Выкладывает всё про себя:
– В армии наш зампотылу, он был с Буковины, приказал собрать команду, чтобы заготавливать люцерну, я косить умел, накосили три воза, воткнули вилы-косы в кучу и сами едем наверху. Потом он приказал мне организовать подсобное хозяйство для части, завели свиней, поросят, мясо шло на продажу и для солдат.
Через минуту:
– Я к своей девушке ездил в увольнительные, гуляли за ручку, ни разу не целовались. Так девушку украл мой друг, сказал, надо было крепче держать, научил меня жизни.
Как-то невнятно, стесняясь, спросил:
– На собрание куда ходите?
Я совершенно не понял, переспросил:
– Собрание? Какое?
– Ну, в церковь.
– Я атеист, неверующий. Коммунист.
– Это Зюганов, что ли?
– Нет, тех времён. Этих я их не люблю.
– А-а.
Видимо, такого признания от меня он не ожидал. А я, со своей стороны, никогда не слышал такого смысла слова “собрание”. Может быть, он сам придумал? Или у них так говорят?
Уже подъезжая к медицинскому центру, он протараторил всё сразу и начистоту:
– Демобилизовался я в 1990-е годы, зампотылу помог мне стать хозяином колбасной фабрики, я возил продукцию: колбасы, копчёности – в Белоруссию, менял бартером на бензин, возил колбасы и мороженое мясо в Ярославль, менял бартером на шины. У меня был “мерседес”, отдал в небольшой ремонт, но тут произошли события в Приднестровье, машину мою забрали, потом дали компенсацию – большой участок земли с домом. Вдруг в 2001 году пришли какие-то бандиты, стали убивать, грабить, я скорей продал своё дело и с семьёй убежал в Италию, в конце концов попали в Америку, у меня пятеро детей.

Наконец, мы прибыли на место, и вовремя. Ехали полчаса или минут сорок, я не заметил. И столько всего наговорили!
Я расписался в его ведомости. Он дал мне карточку с номером своего телефона:
– Освободитесь, позвоните. Может, отвезу Вас домой.
Приём показал, что операция прошла удачно. Доктор – профессионал, он и есть профессионал.
Я вышел, позвонил Ивану. Тот примчался через пять минут, при мне позвонил диспетчеру. Такого жуткого русского акцента я давно не слышал – одно раскатистое “р” чего стоило. Но никакого смущения, полная уверенность в себе. К сожалению для нас обоих, на Иване висело огромное количество заказов, невозможно было найти и получаса промежутка. Вот востребованный человек! Мы душевно расстались. У меня остался его номер телефона… Думаю: молодец, сам из одной компании подрабатывает на другую компанию. Деловой, правильно строит свою жизнь, интересная и светлая личность.

На обратном пути, домой, после звонка в транспортную компанию и некоторого ожидания, меня вёз непонятный человек, то ли парень, то ли женщина. Ехали в полном молчании. Около дома: “Спасибо” – “Вам спасибо” – подпись в ведомости.
12 июля 2018 года

 

 

 

 

.

Автор: Никонов Евгений Константинович | слов 1571


Добавить комментарий