Песни довоенного и военного времени

 

Песни на стихи Василия Лебедева-Кумача

Священная война

Текст Василия Лебедева-Кумача
Музыка Александра Александрова
Первое исполнение – 26 июня 1941 г.
Краснознамённым ансамблем красноармейской песни и пляски СССР

24 июня 1941 г, в газетах «Известия» и «Красная звезда» было опубликовано стихотворение Василия Ивановича Лебедева-Кумача «Священная война». Сразу после публикации композитор Александр Васильевич Александров написал музыку к этим стихам. Печатать слова и ноты было некогда, и Александров написал их мелом на доске, а певцы и музыканты от руки переписали их в свои тетради. Ещё день был отведён на репетицию.
26 июня 1941 года на Белорусском вокзале песня впервые была исполнена Краснознамённым ансамблем красноармейской песни и пляски СССР. Всего в годы Великой Отечественной войны артисты коллектива выступали в действующей армии свыше 1500 раз.
В июле 1946 года Ансамблю было присвоено имя его основателя – Александра Васильевича Александрова.
7 февраля 1949 года ансамбль был награжден вторым орденом Красного знамени и стал называться Дважды Краснознамённым ордена Красной Звезды ансамблем песни и пляски Советской Армии.

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой!

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна, —
Идет война народная,
Священная война!

Как два различных полюса,
Во всем враждебны мы:
За свет и мир мы боремся,
Они — за царство тьмы.

Дадим отпор душителям
Всех пламенных идей,
Насильникам, грабителям,
Мучителям людей!

Не смеют крылья черные
Над Родиной летать,
Поля ее просторные
Не смеет враг топтать!

Гнилой фашистской нечисти
Загоним пулю в лоб,
Отребью человечества
Сколотим крепкий гроб!

Встает страна огромная,
Встает на смертный бой
С фашистской силой темною,
С проклятою ордой.

Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна, —
Идет война народная,
Священная война!
Июнь 1941 г.

Песню «Священная война» в исполнении Краснознамённого ансамбля красноармейской песни и пляски СССР из кинофильма «Концерт фронту» (1942 г.) можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=ZhRN6OLXR4c&ab_channel

 

Я на подвиг тебя провожала (Песенка Дженни)

Из кинофильма «Остров сокровищ»
Режиссер-постановщик Владимир Вайншток

Текст Василия Лебедева-Кумача
Музыка Никиты Богословского

Я на подвиг тебя провожала,
Над страною гремела гроза.
Я тебя провожала,
Но слезы сдержала,
И были сухими глаза.
Ты в жаркое дело
Спокойно и смело
Иди, не боясь ничего!

Если ранили друга,
Сумеет подруга
Врагам отомстить за него!
Если ранили друга,
Перевяжет подруга
Горячие раны его.

Там, где кони по трупам шагают,
Где всю землю окрасила кровь, –
Пусть тебе помогает,
От пуль сберегает
Моя молодая любовь.
Я в дело любое
Готова с тобою
Идти, не боясь ничего!

Если ранили друга,
Сумеет подруга
Врагам отомстить за него!
Если ранили друга,
Перевяжет подруга
Горячие раны его.
1937 г.

Песенку Дженни в исполнении Ляли Сатеевой можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=jJKxlzzju3E&ab_channel=IgorTimoshenkov

 

Песня о Цусиме

Из кинофильма «Моряки» режиссера Владимира Брауна

Текст Василия Лебедева-Кумача
Музыка Юрия Милютина

История создания песни.
В мае 1905 года, в Цусимском проливе в неравном бою с японским флотом погибла русская эскадра под командованием контр-адмирала Зиновия Петровича Рожественского. Под впечатлением этих событий ученый-этнограф, начинающий писатель и поэт Владимир Богораз (псевдоним  Тан, иногда подписывался – Тан-Богораз) написал стихотворение Цусима:

Цусима

стихотворение Владимира Тан-Богораза

У дальней восточной границы,
В морях азиатской земли,
Там дремлют стальные гробницы.
Там русские есть корабли.

В пучине немой и холодной,
В угрюмой, седой глубине,
Эскадрою стали подводной,
Без якоря встали на дне.

Упали высокие трубы.
Угасли навеки огни,
И ядра, как острые зубы,
Изгрызли защиту брони.

У каждого мертвого судна
В рассыпанном, вольном строю,
Там спят моряки непробудно,
Окончили вахту свою.

Их тысячи, сильных и юных,
Отборная русская рать…
На грудах обломков чугунных
Они улеглись отдыхать.

Седые лежат адмиралы,
И дремлют матросы вокруг,
У них прорастают кораллы
Сквозь пальцы раскинутых рук.

Их гложут голодные крабы,
И ловит уродливый спрут,
И черные рыбы, как жабы,
По голому телу ползут.

Но в бурю ночного прилива,
На первом ущербе луны,
Встают мертвецы молчаливо
Сквозь белые брызги волны.

Их лица неясны, как тени.
Им плечи одела роса.
И листья подводных растений
Плющом заплели волоса.

Летят мертвецов вереницы
На запад, на сушу, домой.
Несутся быстрее, чем птицы.
Но путь им заказан прямой.

Хребтов вековые отроги,
Изгибы морских берегов
И рельсы железной дороги
Уж стали добычей врагов.

И только остался окружный,
Далекий, нерадостный путь.
На тропик летят они южный,
Спешат материк обогнуть.

Мелькают мысы за мысами,
Вдогонку несется луна.
Они не опомнятся сами,
Пред ними – родная страна.

Но что же их стиснулись руки
И гневом блеснули глаза?
На родине смертные муки,
Бушует слепая гроза.

Унылое, серое поле,
Неровная, низкая рожь…
Народ изнывает в неволе,
Позорная царствует ложь.

Торговые, людные села,
Больших городов суета…
Повсюду ярмо произвола,
Не знает границ нищета.

От Камы до желтого Прута,
Как буйного моря волна,
Растет беспощадная смута,
Кипит роковая война.

И плачут голодные дети,
И катится ярости крик,
И свищут казацкие плети,
Сверкает отточенный штык…

Снаряды взрываются с гулом,
И льется кровавый поток.
Объяты багровым разгулом
И запад, и дальний восток.

И падает также рядами
Подкошенный юности цвет
В широкие общие ямы,
В могилы, где имени нет.
1905 г.

В 1939 году на Одесской киностудии режиссёр Владимир Браун снимал фильм «Моряки». По сценарию картины старый морской офицер, свидетель «Цусимы», должен был петь песню времен своей молодости. Композитор Юрий Милютин, который писал музыку для фильма, подходящей дореволюционной песни не нашёл. Тогда и вспомнили стихотворение Владимира Тан-Богораза «Цусима». Но решили написать новые слова на основе текста Богораза. Сделать это попросили поэта Василия Ивановича Лебедева-Кумача. Милютин написал к этим стихам музыку.

В 1940 году фильм «Моряки» вышел на экраны, а «Песню о Цусиме» запели как народную. Когда началась Великая Отечественная война, она, наряду с другими песнями, придавала сил бойцам Красной армии.

Песня о Цусиме

В Цусимском проливе далёком,
Вдали от родимой земли,
На дне океана глубоком
Забытые есть корабли.

Там русские спят адмиралы
И дремлют матросы вокруг,
У них прорастают кораллы
Сквозь пальцы раскинутых рук.

Когда засыпает природа
И яркая светит луна,
Герои погибшего флота
Встают, пробуждаясь от сна.

Они начинают беседу,
И, яростно сжав кулаки,
О тех, кто их продал и предал,
Всю ночь говорят моряки.

Они вспоминают Цусиму,
Напрасную храбрость свою,
И небо Отчизны любимой,
И гибель в неравном бою.

И шумом морского прибоя
Они говорят морякам:
«Готовьтесь к великому бою,
За нас отомстите врагам!»
1940 г.

«Песню о Цусиме» из кинофильма «Моряки» можно прослушать по ссылке
https://youtu.be/lE_-60NCL5A

 

Песня о двух друзьях

Текст Василия Лебедева-Кумача
Музыка Анатолия Лепина

Первый исполнитель – Вадим Козин

Дрались по-геройски, по-русски
Два друга в пехоте морской:
Один паренёк был калужский,
Другой паренёк – костромской.

Они точно братья сроднились,
Делили и хлеб и табак,
И рядом их ленточки вились
В огне непрерывных атак.

В штыки ударяли два друга, –
И смерть отступала сама!
– А ну-ка, дай жизни, Калуга!
– Ходи веселей, Кострома!

Но вот под осколком снаряда
Упал паренёк костромской…
– Со мною возиться не надо… –
Он другу промолвил с тоской. –

Я знаю, что больше не встану, –
В глазах беспросветная тьма…
– О смерти задумал ты рано!
Ходи веселей, Кострома!

И бережно поднял он друга,
Но сам застонал и упал.
– А ну-ка… дай жизни, Калуга.
Товарищ чуть слышно сказал.

Теряя сознанье от боли,
Себя подбодряли дружки,
И тихо по снежному полю
К своим доползли моряки.

Умолкла свинцовая вьюга,
Пропала смертельная тьма…
– А ну-ка, дай жизни, Калуга!
– Ходи веселей, Кострома!
1943 г.

«Песню о двух друзьях» в исполнении Вадима Козина можно прослушать по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=DQlPC36dqAE&ab_channel

*  *  *

Каховка

Текст Михаила Светлова,
Музыка Исаака Дунаевского
Из кинофильма режиссера Семёна Тимошенко «Три товарища»
Первый исполнитель — Николай Баталов

Каховка, Каховка, родная винтовка,
Горячая пуля, лети!
Иркутск и Варшава, Орёл и Каховка —
Этапы большого пути.

Гремела атака и пули звенели,
И ровно строчил пулемёт…
И девушка наша проходит в шинели,
Горящей Каховкой идёт.

Под солнцем горячим, под ночью слепою
Немало пришлось нам пройти.
Мы – мирные люди, но наш бронепоезд
Стоит на запасном пути!

Ты помнишь, товарищ, как вместе сражались,
Как нас обнимала гроза?
Тогда нам обоим сквозь дым улыбались
Её голубые глаза.

Так вспомним же юность свою боевую,
Так выпьем за наши дела,
За нашу страну, за Каховку родную,
Где девушка наша жила.

Под солнцем горячим, под ночью слепою
Немало пришлось нам пройти.
Мы мирные люди, но наш бронепоезд
Стоит на запасном пути!
1935 г.

Песню «Каховка» в исполнении Артура Эйзена можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=yeZ3kE9GcXI&ab_channel

а  в исполнении Николая Баталова можно прослушать по этой ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=ceYaoqZKUhQ&ab_channel

*  *  *

Песни на стихи Евгения Долматовского

Дальняя сторожка

Текст Евгения Долматовского
Музыка Исаака Дунаевского
Первый исполнитель Георгий Виноградов

Идет состав за составом,
За годом катится год
На сорок втором
Разъезде лесном
Старик седой живет.

Давно живет он в сторожке,
Давно он сделался сед.
Сынов он взрастил,
Внучат обучил
За эти сорок лет.

Дальняя дорожка,
Поезд лети, лети!
Тихая сторожка
На краю пути.

Под вечер старый обходчик
Идет, по рельсам стучит.
У стыков стальных
Он видит двоих,
Один он к ним бежит.

Заносит он молоток свой,
Волной вздымается грудь,
Пусть жизнь он отдаст,
Но только не даст
Врагу разрушить путь!

Дальняя дорожка,
Поезд лети, лети!
Тихая сторожка
На краю пути.

Но подвиги не бывают
Родной забыты страной.
Эй, поезд, лети!
К наркому пути поехал наш герой.

Его на дальних разъездах
Встречают, словно отца.
Высок он и прям,
Но горестный шрам
Проходит вдоль лица.

Дальняя дорожка,
Поезд лети, лети!
Тихая сторожка
На краю пути.

Идет состав за составом
Бежит откосами тень.
Обходчик опять
Вагоны встречать
Выходит каждый день.

Как солнце, орден сияет
Идет старик с молотком.
Увидишь его, узнаешь его -
Махни ему платком!

Дальняя дорожка,
Поезд лети, лети!
Тихая сторожка
На краю пути.
1939 г.

Песню «Дальняя сторожка» в исполнении Георгия Виноградова можно прослушать по ссылке:https://www.youtube.com/watch?v=vLWXjFfKA0s&ab_channel

Любимый город

Текст Евгениия Долматовского
Музыка Никиты Богословского
Первый исполнитель Марк Бернес

Из кинофильма «Истребители» режиссера Эдуарда Пенцлина

В далекий край товарищ улетает,
Родные ветры вслед за ним летят.
Любимый город в синей дымке тает –
Знакомый дом, зелёный сад
И нежный взгляд.

Любимый город в синей дымке тает –
Знакомый дом, зелёный сад
И нежный взгляд.

Пройдёт товарищ сквозь бои и войны,
Не зная сна, не зная тишины.
Любимый город может спать спокойно,
И видеть сны, и зеленеть
Среди весны.

Любимый город может спать спокойно,
И видеть сны, и зеленеть
Среди весны.

Когда ж домой товарищ мой вернётся,
За ним родные ветры прилетят.
Любимый город другу улыбнётся –
Знакомый дом, зелёный сад,
Весёлый взгляд.

Любимый город другу улыбнётся –
Знакомый дом, зеленый сад
И нежный взгляд.
1939 г.

Песню «Любимый город» в исполнении Марка Бернеса можно прослушать по ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=KJizvpYyVy8&t=0s&ab_channel

Моя любимая

Текст Евгения Долматовского
Музыка Матвея Блантера
Первый исполнитель Ефрем Флакс

Я уходил тогда в поход,
В суровые края.
Платком взмахнула у ворот
Моя любимая.

Второй стрелковый храбрый взвод
Теперь моя семья.
Поклон-привет тебе он шлет,
Моя любимая.

Чтоб все мечты мои сбылись
В походах и боях,
Издалека мне улыбнись,
Моя любимая.

В кармане маленьком моем
Есть карточка твоя.
Так, значит, мы всегда вдвоем,
Моя любимая.
1941 г.

Песню «Моя любимая» в исполнении Олега Погудина можно прослушать по ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=fnj9TEmAPzM&ab_channel

Лизавета

Текст Евгения Долматовского
Музыка Никиты Богословского
Из кинофильма режиссера Леонида Лукова «Александр Пархоменко»

Фильм о гражданской войне и об одном из её командиров – Александре Яковлевиче Пархоменко. В 1918 году немецкие оккупанты захватили Украину. Германские оккупационные войска поддерживали гайдамаки, белогвардейцы, анархисты и т.д.
Александр Пархоменко из Луганска приезжает в Царицын (Сталинград). В это же время немцы переходят в активное наступление. «Красные» батальоны вооружены плохо, однако Пархоменко удаётся поднять их в атаку и обратить врага в бегство. Попутно красные кавалеристы уничтожают бандитские шайки. Таким образом, содержание фильма, хотя и относилось к периоду гражданской войны, вполне соответствовало текущему моменту.

Фильм начали снимать весной 1941 года в Киеве. Но после начала Великой Отечественной войны съёмки были перенесены в Ташкент. Картина вышла на экраны в конце 1942 года. Песня «Лизавета», звучавшая в фильме, быстро приобрела популярность и на фронте, и в тылу.

Ты ждешь, Лизавета,
От друга привета,
Ты не спишь до рассвета,
Все грустишь обо мне.
Одержим победу,
К тебе я приеду
На горячем боевом коне.

Одержим победу,
К тебе я приеду
На горячем боевом коне.

Приеду весною,
Ворота открою.
Я с тобой, ты со мною
Неразлучны навек.
В тоске и тревоге
Не стой на пороге,
Я вернусь, когда растает снег.

В тоске и тревоге
Не стой на пороге,
Я вернусь, когда растает снег.

Моя дорогая,
Я жду и мечтаю,
Улыбнись мне, встречая,
Был я в храбром бою.
Эх, как бы дожить бы
До свадьбы-женитьбы
И обнять любимую свою!

Эх, как бы дожить бы
До свадьбы-женитьбы
И обнять любимую свою!
1942 г.

Песню «Лизавета» из фильма «Александр Пархоменко» можно прослушать по ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=_CCxS-AsxcY&ab_channel

Дорога на Берлин (Брянская улица)

Текст Евгения Долматовского
Музыка Марка Фрадкина

После Курской битвы (июль-август 1943 г.) Красная армия перешла в наступление. Военный журналист и поэт Евгений Долматовский в ноябре 1943 г., оказавшись в только что освобождённом Гомеле, написал короткие стихи «С боем взяли мы Орёл, / Город весь прошли, / Улицы последней / Название прочли: / Брянская улица на запад ведёт? / Значит – в Брянск дорога, / Значит – в Брянск дорога. / Вперёд!».

Евгений Долматовский писал в своих воспоминаниях: «Последняя улица освобождённого города, по которой проходили наступающие войска, как бы указывала маршрут к следующему городу, который предстояло брать»… Так получились стихи.

Стихотворение Долматовского напечатали в газете «Красная Армия» под названием «Улицы-дороги». Текст он послал композитору Марку Фрадкину, который и сочинил музыку.

Первым исполнителем стал Леонид Утесов.

С боем взяли мы Орел, город весь прошли,
И последней улицы название прочли,
А название такое, право, слово боевое:
Брянская улица по городу идет –
Значит нам туда дорога, значит нам туда дорога,
Брянская улица на запад нас ведет.

С боем взяли мы Брянск, город весь прошли,
И последней улицы название прочли,
А название такое, право, слово боевое:
Минская улица по городу идет –
Значит нам туда дорога, значит нам туда дорога,
Минская улица на запад нас ведет.

С боем взяли город Минск, город весь прошли,
И последней улицы название прочли,
А название такое, право, слово боевое:
Брестская улица по городу идет —
Значит нам туда дорога, значит нам туда дорога,
Брестская улица на запад нас ведет.

С боем взяли город Брест, город весь прошли,
И последней улицы название прочли,
А название такое, право, слово боевое:
Люблинская улица по городу идет —
Значит нам туда дорога, значит нам туда дорога,
Люблинская улица на запад нас ведет.

С боем взяли город Люблин, город весь прошли,
И последней улицы название прочли,
А название такое, право, слово боевое:
Варшавская улица по городу идет —
Значит нам туда дорога, значит нам туда дорога,
Варшавская улица на запад нас ведет.

С боем взяли мы Варшаву, город весь прошли,
И последней улицы название прочли,
А название такое, право, слово боевое:
Берлинская улица по городу идет!
Значит нам туда дорога, значит нам туда дорога!
1943 г. – стихи, 1944 г. – песня

Песню «Дорога на Берлин (Брянская улица)» в исполнении Леонида Утёсова можно прослушать по ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=uLHOiroyhNU&ab_channe

*  *  *

Песни на стихи Бориса Ласкина

Три танкиста (Над границей тучи ходят хмуро)

Текст Бориса Ласкина
Музыка братьев Покрасс (Дмитрия и Даниила)
Из фильма «Трактористы» (режиссер Иван Пырьев)

Над границей тучи ходят хмуро,
Край суровый тишиной объят.
У высоких берегов Амура
Часовые родины стоят.

У высоких берегов Амура
Часовые родины стоят.

Там врагу заслон поставлен прочный,
Там стоит, отважен и силён,
У границ тайги дальневосточной
Броневой ударный батальон.

У границ тайги дальневосточной
Броневой ударный батальон.

В нём живут, и песня в том порукой,
Нерушимой, крепкою семьёй
Три танкиста, три весёлых друга –
Экипаж машины боевой.

Три танкиста, три весёлых друга –
Экипаж машины боевой.

На траву легла роса густая,
Полегли туманы у тайги.
В эту ночь решили самураи
Перейти границу у реки.

В эту ночь решили самураи
Перейти границу у реки.

Но разведка доложила точно,
И пошёл командою взметён,
По родной земле дальневосточной
Броневой ударный батальон.

По родной земле дальневосточной
Броневой ударный батальон.

Мчались танки, ветер поднимая,
Наступала грозная броня.
И летели наземь самураи
Под напором стали и огня.

И летели наземь самураи
Под напором стали и огня.

И добили, песня в том порукой,
Всех врагов в атаке огневой
Три танкиста, три весёлых друга –
Экипаж машины боевой.

Три танкиста, три весёлых друга –
Экипаж машины боевой.
1939 г.

Песню «Три танкиста» в исполнении Николая Крючкова можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=QVvqbUco09g&ab_channel

Спят курганы тёмные

Текст Бориса Ласкина
Музыка Никиты Богословского
Из кинофильма «Большая жизнь» (режиссер Леонид Луков)
В фильме песню пел Лаврентий Масоха

В 1940 г. песню исполнил по радио, а затем и записал на пластинку Марк Бернес.
Некоторое время песня была гимном города Макеевка Донецкой области. Песня является гимном футбольных болельщиков донецкого «Шахтёра». После реконструкции 2015 года часы на фасаде здания главпочтамта Донецка играют мелодию «Спят курганы тёмные».

Спят курганы тёмные,
Солнцем опалённые,
И туманы белые
Ходят чередой.
Через рощи шумные
И поля зелёные
Вышел в степь донецкую
Парень молодой.

Там на шахте угольной
Паренька приметили,
Руку дружбы подали,
Повели с собой.
Девушки пригожие
Тихой песней встретили.
И в забой направился
Парень молодой.

Девушки пригожие
Тихой песней встретили.
И в забой направился
Парень молодой.

Дни работы жаркие,
На бои похожие,
В жизни парня сделали
Поворот крутой.
На работу славную,
На дела хорошие
Вышел в степь донецкую
Парень молодой.

На работу славную,
На дела хорошие
Вышел в степь донецкую
Парень молодой.
1939 г.

Песню «Спят курганы тёмные» в исполнении Марка Бернеса можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=IW2sPVPheeA&ab_channel

*  *  *

Ростов-город, Ростов-Дон

Текст Анатолия Софронова
Музыка Матвея Блантера

Поэт Анатолий Софронов попал на фронт с первых дней войны в качестве корреспондента армейской газеты, был ранен, оказался в госпитале, потом  в Москве. Там его нашёл композитор Матвей Блантер, когда Анатолий подтвердил,  что он действительно родом из Ростова, предложил написать песню об этом городе (наши как раз только что освободили Ростов). Софронов с радостью согласился. Так появилась песня. Это было в декабре 1941 г. Но военная ситуация складывалась так, что Ростов-на-Дону снова захватили немцы, и с премьерой песни пришлось подождать.
Впервые песня была исполнена по радио Георгием Виноградовым с Краснознаменным ансамблем, в 1943 г.
С 2016 года песня «Ростов-город, Ростов-Дон» является официальным гимном города Ростов-на-Дону и футбольного клуба «Ростов».

Текст песни несколько раз переделывали. Первые строчки пелись по-разному – «Мы жили в этом городе, / Дружили в этом городе…», «Мы жили в этом городе, / Служили в этом городе…»…
Мы приводим вариант первого исполнения.

Мы жили в этом городе,
Любили в этом городе,
Ходили в этом городе гулять.
Как шли мы с разговорами,
С гитарой, с переборами,
Любили мы подружкам напевать.

Ростов-город, Ростов-Дон!
Синий звёздный небосклон –
Улица Садовая, скамеечка кленовая –
Ростов-город, Ростов-Дон!

Пришла война суровая,
Зажгла огни багровые.
Хлебнули мы свинцового дождя.
И, оставляя город наш,
Любимый, светлый город наш,
Мы в сердце уносили, уходя…

Ростов-город, Ростов-Дон!
Синий звёздный небосклон –
Улица Садовая, скамеечка кленовая –
Ростов-город, Ростов-Дон!

Сюда вернулись снова мы
Давя врага подковами
Сметая каски вместе с головой
Наш город — слава новая
Наш город — жизнь суровая
Идем мы вновь знакомой мостовой.

Ростов-город, Ростов-Дон!
Синий звёздный небосклон –
Улица Садовая, скамеечка кленовая –
Ростов-город, Ростов-Дон!

Ростов-город, Ростов-Дон!
Синий звёздный небосклон
Улица Садовая, скамеечка кленовая
Ростов-город, Ростов-Дон!
1941 г.

Песню «Ростов-город, Ростов-Дон» можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=E11_DyHTYck&ab_channel

*  *  *

Давай, закурим

Текст Ильи Френкеля
Музыка Модеста Табачникова

Песня о Великой Отечественной войне. Написана в конце 1941 года, когда наши войска нанесли контрудар под Ростовом-на-Дону, в результате 28 ноября 1941 года был освобожден Ростов, а фашисты потерпели первое крупное поражение и не смогли пробиться к кавказской нефти.
Песня получилась, потому что оба автора войну знали не понаслышке. Модест Табачников был художественным руководителем ансамбля песни и пляски 2-й Гвардейской армии, руководил музыкальной частью фронтового театра.
А Лев Френкель – участник советско-финской войны (1939—1940), в с июня 1941 года, старший батальонный комиссар (после упразднения военных комиссаров – майор) спецкор фронтовой газеты Южного фронта.
Стихотворение «Давай закурим!» было опубликовано 22 января 1942 года в газете «Комсомольская правда» с подзаголовком «Песенка Южного фронта» без нот и без упоминания автора музыки к этим стихам.
Текст песни в разных источниках варьируется. Клавдия Шульженко первый куплет пела по-своему:

«О походах наших, о боях с врагами
Долго будут люди песни распевать.
И в кругу с друзьями, часто вечерами
Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать».

И пропускала второй куплет.
В третьем куплете пела – «А когда не будет фашистов и в помине», в другом источнике – «А когда не станет горя и в помине», в третьем – «А когда не станет немцев и в помине».

Текст песни

Теплый ветер дует, развезло дороги,
И на Южном фронте оттепель опять.
Тает снег в Ростове, тает в Таганроге.
Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать.

Об огнях-пожарищах, о друзьях-товарищах
Где-нибудь, когда-нибудь мы будем говорить.
Вспомню я пехоту, и родную роту,
И тебя – за то, что ты дал мне закурить.
Давай закурим, товарищ, по одной,
Давай закурим, товарищ мой!

Нас опять Одесса встретит, как хозяев,
Звезды Черноморья будут нам сиять.
Славную Каховку, город Николаев,
Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать.

Об огнях-пожарищах, о друзьях-товарищах
Где-нибудь, когда-нибудь мы будем говорить.
Вспомню я пехоту, и родную роту,
И тебя – за то, что ты дал мне закурить.
Давай закурим, товарищ, по одной,
Давай закурим, товарищ мой!

А когда не станет немцев и в помине,
И к своим любимым мы придем опять,
Вспомним, как на Запад шли по Украине,
Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать.

Об огнях-пожарищах, о друзьях-товарищах
Где-нибудь, когда-нибудь мы будем говорить.
Вспомню я пехоту, и родную роту,
И тебя – за то, что ты дал мне закурить.
Давай закурим, товарищ, по одной,
Давай закурим, товарищ мой!
1941 г.

Песню «Давай, закурим» в исполнении Клавдии Шульженко можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=keya9tCITdg&ab_channel

Песню «Давай, закурим» в исполнении Леонида Максимова можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=KhXe7UlNz8I&ab_channel

*  *  *

Песни на стихи Константина Симонова

Жди меня, и я вернусь…

Текст Константина Симонова
Музыка М.И. Блантера
Впервые прозвучала в фильме «Парень из нашего города»
(Режиссеры: Александр Столпер, Борис Иванов)
в исполнении Веры Красовицкой в 1942-м году

Жди меня, и я вернусь.
Только очень жди,
Жди, когда наводят грусть
Желтые дожди,
Жди, когда снега метут,
Жди, когда жара,
Жди, когда других не ждут,
Позабыв вчера.
Жди, когда из дальних мест
Писем не придет,
Жди, когда уж надоест
Всем, кто вместе ждет.

Жди меня, и я вернусь,
Не желай добра
Всем, кто знает наизусть,
Что забыть пора.
Пусть поверят сын и мать
В то, что нет меня,
Пусть друзья устанут ждать,
Сядут у огня,
Выпьют горькое вино
На помин души…
Жди. И с ними заодно
Выпить не спеши.

Жди меня, и я вернусь,
Всем смертям назло.
Кто не ждал меня, тот пусть
Скажет: — Повезло.
Не понять, не ждавшим им,
Как среди огня
Ожиданием своим
Ты спасла меня.
Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой,-
Просто ты умела ждать,
Как никто другой.
1941 г.

Песню «Жди меня» в исполнении Людмилы Гурченко можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=KJYV_Yj28Dc&ab_channel

Песня военных корреспондентов

Текст Константина Симонова
Музыка Матвея Блантера

Впервые песня прозвучала в спектакле «Жди меня» (режиссёр Николай Горчаков). Но стала популярной  после того, как её включил в свой репертуар Леонид Утесов.

От Москвы до Бреста
Нет такого места,
Где бы не скитались мы в пыли.
С лейкой и с блокнотом,
А то и с пулеметом
Сквозь огонь и стужу мы прошли.
Без глотка, товарищ,
Песню не заваришь,
Так давай за дружеским столом.
Выпьем за писавших,
Выпьем за снимавших,
Выпьем за шагавших под огнем!

Выпить есть нам повод —
За военный провод,
За У-2, за эмку, за успех.
Как пешком шагали,
Как плечом толкали,
Как мы поспевали раньше всех.
От ветров и стужи
Петь мы стали хуже,
Но мы скажем тем, кто упрекнет:
«С наше покочуйте,
С наше поночуйте,
С наше повоюйте хоть бы год!»

Там, где мы бывали,
Нам танков не давали —
Но мы не терялись никогда.
На пикапе драном
И с одним наганом
Первыми въезжали в города.
Так выпьем за победу,
За нашу газету.
А не доживем, мой дорогой,
Кто-нибудь услышит,
Снимет и напишет,
Кто-нибудь помянет нас с тобой!
1943 г.

Песню «Песня военных корреспондентов» в исполнении Леонида Утёсова можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=-UmWh2dw2gU&ab_channel

*  *  *

Синий платочек

Текст Якова Гольденберга (псевдоним Я. Галицкий)
Музыка Ежи Петерсбурского

Ежи Петербургский – польский музыкант, после разделения Польши в 1939-м году оказался Белостоке, который стал советским. Петербургский возглавил Белорусский республиканский джаз-оркестр. В 1940 г. в Минске Ежи написал музыку, которую услышал поэт и драматург Яков Гольденберг, он написал текст. Через два дня песню «Синий платочек» исполнил певец Станислав Ландау. Песня быстро стала популярной. Её включили в свой репертуар популярные исполнители Вадим Козин, Михаил Гаркави, Лидия Русланова, Екатерина Юровская, Изабелла Юрьева. Но в памяти у всех осталось исполнение песни Клавдией Ивановной Шульженко. Появилось много вариантов этой песни. Здесь приводится текст, который пела К.И. Шульженко.

Помню, как в памятный вечер
Падал платочек твой с плеч,
Как провожала и обещала
Синий платочек сберечь.

И пусть со мной
Нет сегодня любимой, родной,
Знаю, с любовью ты к изголовью
Прячешь платок дорогой.

Письма твои получая,
Слышу я голос родной.
И между строчек синий платочек
Снова встает предо мной.

И часто в бой
Провожает меня облик твой,
Чувствую, рядом с любящим взглядом
Ты постоянно со мной.

Сколько заветных платочков
Мы сохраняем с собой!
Нежные речи, девичьи плечи
Помним в страде боевой.

За них, родных,
Желанных, любимых таких,
Строчит пулеметчик за синий платочек,
Что был на плечах дорогих.

Кончится время лихое,
С радостной вестью приду,
Снова дорогу,
К милой порогу
Я без ошибки найду…

И вновь весной
Под знакомой ветвистой сосной.
Милые встречи,
Нежные речи,
Нам возвратятся с тобой.

Не можем ни привести ещё один вариант текста этой песни «Двадцать второго июня»:
В книге Вячеслава Хотулева «Клавдия Шульженко: жизнь, любовь, песня» изложена одна из версий появления этого варианта:
– Однажды после концерта в части… к Клавдии Ивановне подошел молодой лейтенант… Сказал, что его зовут Михаил Максимов и что он написал новые слова на мотив «Синего платочка». Эта песня уже года три как находилась в обойме популярных песен. 22-летний лейтенант, краснея и запинаясь, предложил ей (Шульженко) свои стихи, она обещала их почитать. Наивные и искренние строки Максимова ей очень понравились. Вечером того же дня она исполнила песню Е. Петербургского на слова Максимова. Потом Михаил всем желающим переписывал «слова». Через неделю о песне знал весь Волховский фронт. Через два месяца – вся передовая… и весь тыл».

Песню «Синий платочек» в исполнении Клавдии Шульженко можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=pefW8euBLuM&ab_channel

Двадцать второго июня

Музыка Ежи Петерсбурского
Текст Михаила Максимова (?)

Двадцать второго июня,
Ровно в четыре часа
Киев бомбили,
Нам объявили,
Что началася война.

Кончилось мирное время,
Нам расставаться пора.
Я уезжаю,
Быть обещаю
Верным тебе до конца.

И ты смотри,
С чувством моим не шути!
Выйди, подруга,
К поезду друга,
Друга на фронт проводи.

Дрогнут колеса вагона,
Поезд помчится стрелой.
Ты мне с перрона,
Я – с эшелона
Грустно помашем рукой.

Пройдут года,
Снова я встречу тебя.
Ты улыбнёшься,
К сердцу прижмёшься
И поцелуешь, любя.
1942 г.

*  *  *

Утомленное солнце

Текст Иосифа Альвека
Музыка Ежи Петерсбурского

Танго польского композитора Ежи Петерсбурского на слова Зенона Фридвальда «Последнее воскресенье» было исполнено в Польше Мечиславом Фоггом в 1935 (1936)-м году.
В Советском Союзе танго Ежи Петерсбурского под названием «Утомлённое солнце» на стихи Иосифа Альвека прозвучало в 1937-м году в исполнении оркестра Александра Цфасмана и его солиста Павла Михайлова.
Были и другие русскоязычные версии этого танго – «Песня о юге» в исполнении Клавдии Шульженко на слова Асты Галлы, «Листья падают с клёна» на слова Андрея Волкова в исполнении джаз-квартета Александра Рязанова…

Утомленное солнце
Hежно с морем прощалось,
В этот час ты призналась,
Что нет любви.

Мне немного взгрустнулось
Без тоски, без печали.
В этот час прозвучали
Слова твои.
Расстаемся, я не стану злиться,
Виноваты в этом ты и я.

Утомленное солнце
Hежно с морем прощалось,
В этот час ты призналась,
Что нет любви.
1937 г.

*  *  *

Одессит Мишка

Текст Владимира Дыховичного
Музыка Модеста Табачникова (Михаила Воловаца?)

Текст написал Владимир Дыховичный после того, как наши войска оставили Одессу, показал стихи Модесту Табачникову, который был коренным одесситом. Так в 1942-м году появилась песня.

В некоторых источниках автором музыки называют Михаила Воловаца, возможно он сделал аранжировку песни, поскольку работал с оркестром Леонида Утёсова. Другие источники говорят, что Воловац написал новую, более удачную мелодию…

Многие парни из Одессы считали, что эта песня о них. Но особенно Леониду Осиповичу запомнился один «Мишка». Он написал с фронта письмо Утёсову о том, как с трудом попал на концерт, и не мог сдержать слёз, когда слушал песню, ибо эта песня о нём, что именно он последним ушёл из Одессы, и когда слушал песню «Во мне чуть душа не разорвалась в клочья». Этот парень написал адрес своей полевой почты и просил выслать пластинку с песней, что Леонид Осипович и сделал.
И вот однажды, когда советские войска освободили небольшой городок, Утёсов со своим оркестром давал там концерт, перед концертом к нему пришёл солдат, и сказал, что он тот самый Мишка, которому Леонид Осипович отправил пластинку. Утёсов его пригласил на концерт: «Будешь моим почётным гостем. А после концерта приходи, поговорим за Одессу!» Они проговорили всю ночь. Оказалось, что парень до войны работал шофёром, и Утёсов пригласил его после войны работать у него шофёром. Так и решили. Но война закончилась, а Мишка так и не приехал…

Широкие лиманы, зелёные каштаны,
Качается шаланда на рейде голубом.
В красавице-Одессе мальчишка голоштанный
С ребячьих лет считался заправским моряком.
И если горькая обида
Мальчишку станет донимать,
Мальчишка не покажет вида,
А коль покажет, скажет ему мать:

«Ты ж одессит, Мишка, а это значит,
Что не страшны тебе ни горе, ни беда!
Ведь ты моряк, Мишка, моряк не плачет,
И не теряет бодрость духа никогда!»

Изрытые лиманы, поникшие каштаны –
Красавица-Одесса под вражеским огнём.
С горячим пулемётом на вахте неустанно
Молоденький парнишка в бушлатике морском.
И эта ночь, как день вчерашний,
Несётся в крике и пальбе.
Парнишке не бывает страшно,
А станет страшно, скажет он себе:

«Ты одессит, Мишка, а это значит,
Что не страшны тебе ни горе, ни беда!
Ведь ты моряк, Мишка, моряк не плачет,
И не теряет бодрость духа никогда!»

Изрытые лиманы, поникшие каштаны,
И тихий скорбный шёпот приспущенных знамён.
В глубокой тишине без труб и барабанов
Одессу оставляет последний батальон.
Хотелось лечь… Прикрыть бы телом
Родные камни мостовой.
Впервые плакать захотел он,
Но комиссар обнял его рукой:
«Брось, Мишка, брось…

Ты ж одессит, Мишка, а это значит,
Что не страшны тебе ни горе, ни беда!
Ведь ты моряк, Мишка, моряк не плачет,
И не теряет бодрость духа никогда!»

Спокойные лиманы, зелёные каштаны
Ещё услышат шелест развёрнутых знамён,
Когда войдёт обратно походкою чеканной
В красавицу-Одессу усталый батальон.
И уронив на землю розы,
В знак возвращенья своего,
Парнишка наш не сдержит слёзы,
Но тут никто не скажет ничего.

Хоть одессит, Мишка, а это значит,
Что не страшны ему ни горе, ни беда!
Хоть и моряк, Мишка, моряк не плачет.
На этот раз поплакать, право, не беда!
1942 г.

Песню «Одессит Мишка» в исполнении Леонида Утёсова можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=wG7cSIj6UnI&ab_channel

*  *  *

Песни на стихи Григория Гридова (Давидовича)

Когда началась Великая Отечественная война Григорий Гридов по состоянию здоровья был освобождён от призыва в армию, но в сентябре 1941 года всё-таки добился включения в состав редакции военной газеты 19 армии. Во время Вяземской операции в октябре 1941 года 19-я армия попала в окружении, интендант 3-го ранга Григорий Гридов погиб в одном из боёв под Вязьмой
Длительное время Григорий Борисович Гридов считался пропавшим без вести, и лишь в 1980 году его могила была найдена ростовскими поисковиками, после чего останки поэта были перенесены в Вязьму и перезахоронены в братскую могилу на Екатерининском кладбище.

И не раз, и не два

Текст Григория Гридова (Давидовича)
Музыка: Бориса Фомина

Песня написана для спектакля «Фельдмаршал Кутузов» ростовского театра им. Горького, премьера которого состоялась в апреле 1941 г. В первые дни войны решено было усилить финал спектакля патриотической песней. Премьера обновлённого спектакля состоялась 12 июля 1941 г. А песню Борис Фомин на стихи Григория Гридова написал 25 июня 1941 г. Она стала первой новой военной песней, прозвучавшей по Всесоюзному радио после начала Великой Отечественной войны.

Несколько слов о композиторе – Борисе Ивановиче Фомине.
В 1919 году он ушёл на фронт, затем работал на восстановлении фронтовых железных дорог. Но музыкой увлекался с детства. И после войны, когда вернулся в Москву, стал заниматься любимым делом – работал в разных музыкальных жанрах. Главное же в его творчестве – это романсы. Трудно найти человека, который бы не слышал его произведений – «Только раз бывает в жизни встреча» на стихи Павла Германа, «Дорогой длинною» на стихи Константина Подревского, «Эй, друг-гитара» на стихи Бориса Тимофеева-Еропкина, «Мы только знакомы, как странно», на стихи Льва Пеньковского и др.

В конце тридцатых годов ХХ века романс был признан контрреволюционным жанром. Музыка Бориса Фомина перестала звучать на концертах и по радио, а в 1937 году композитор попал в Бутырскую тюрьму, где провёл около года.

В начале Великой Отечественной войны организовал театр «Ястребок», и стал его музыкальным руководителем. Театр создавал новые спектакли и концертные программы, с которыми выступал в Москве и на фронте в суровые 1941-1942 годы. За военные годы Борис Фомин сочинил около ста пятидесяти песен, которые стали популярными у фронтовиков. Но в конце 1942 г. композитор опять подвергся опале. Его театр «Ястребок» закрыли, песни Фомина перестали звучать по радио и в концертных программах, вышедшие пластинки с его песнями застряли на складах, ноты песен исчезли из музыкальных магазинов, а в центральной газете появилась статья, в которой его назвали пошляком.

В 1948 году Борис Иванович тяжело заболел и умер. Похоронен на Введенском кладбище в Москве.

Текст песни

На родных полях завыли ураганы,
Тучи полегли над самою землей.
Огневым дождем встречать гостей незванных
Пробил час, товарищ боевой!

Мы не раз и не два недруга учили
Обходить стороной русские луга.
И не раз, и не два мы в поход ходили,
И не раз, и не два били мы врага!

Были мы всегда отвагою богаты.
И, когда страна скликала нас в поход,
Лавою стальной на всех врагов заклятых
Поднимал сынов своих народ.

Мы не раз и не два недруга учили
Обходить стороной русские луга.
И не раз, и не два мы в поход ходили,
И не раз, и не два били мы врага!

Пронесли в боях мы предков наших славу,
Не согнула нас свинцовая гроза,
Встали в ряд один: Бородино, Полтава,
Перекоп и финские леса.

Мы не раз и не два недруга учили
Обходить стороной русские луга.
И не раз, и не два мы в поход ходили,
И не раз, и не два били мы врага!

За разбой и кровь пощады нет фашистам,
Наш огонь врага с лица земли сметет.
Не померкнет солнце в нашем небе чистом.
В бой победный Сталин нас ведет!

Мы не раз и не два недруга учили
Обходить стороной русские луга.
И не раз, и не два мы в поход ходили,
И не раз, и не два били мы врага!

Родину беречь нам завещали деды,
Жизни не щадя, в атаку шли отцы.
Выпал час и нам сражаться до победы –
В бой! Вперед! За Родину, бойцы!

Мы не раз и не два недруга учили
Обходить стороной русские луга.
И не раз, и не два мы в поход ходили,
И не раз, и не два били мы врага!
1941 г.

Песню «И не раз, и не два» в исполнении Петра Киричека можно прослушать по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=xZyKypvKOxs&ab_channel

Иду по знакомой дорожке (Возвращение)

Текст Григория Гридова (Давидовича)
Музыка Александра Владимирцова

Иду по знакомой дорожке,
Вдали голубеет крыльцо.
Я вижу в открытом окошке
Твоё дорогое лицо.

Может, встретишь, улыбнешься,
Может, строго сдвинешь бровь,
Может, вспомнишь с трудом,
Может, вспыхнет огнем
Твоя нежная любовь.

Ты взглядом меня провожала
Под песню холодных ветров,
Ты мне ничего не сказала –
И все рассказала без слов.

Может, встретишь, улыбнешься,
Может, строго сдвинешь бровь,
Может, вспомнишь с трудом,
Может, вспыхнет огнём
Твоя нежная любовь.

Скажу я тебе, между прочим:
Сберег я в суровой борьбе
Твой шелковый яркий платочек,
Согретый мечтой о тебе.

Может, встретишь, улыбнешься,
Может, строго сдвинешь бровь,
Может, вспомнишь с трудом,
Может, вспыхнет огнем
Твоя нежная любовь.

Растают туманные ночи,
Я с сердцем веселым опять
Приду поглядеть в твои очи,
Приду твою руку пожать.

Может, встретишь, улыбнешься,
Может, строго сдвинешь бровь.
Может, вспомнишь с трудом,
Может, вспыхнет огнем
Твоя нежная любовь.
Не позднее 1948 г.

Песню в исполнении Клавдии Шульженко можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=x52Ec8CxEGk&ab_channel=783nata
Песню в исполнении Павла Кадочникова можно прослушать по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=MO1Myx6vV70&ab

Андрюша

Текст Григория Гридова (Давидовича)
Музыка Ильи Жака

В середине 30-х годов музыкант И. Жак работал с джазовым коллективом Якова Скоморовского, занимался аранжировками репертуара оркестра, а с 1938-го по 1941 г. являлся музыкальным руководителем коллектива наравне со Скоморовским. Несколько песен он написал в содружестве с поэтом Григорием Гридовым, в том числе и песню «Андрюша». С оркестром пела и Клавдия Ивановна Шульженко. Она стала первой исполнительницей песни.

Существуют другие версии появления песни, одна из них – фокстрот «Andrjusza» привез из Польши и записал на пластинку Пётр Константинович Лещенко в середине 30-х годов XX века, Илья Жак сделал музыкальную аранжировку песни, а Григорий Гридов адаптировал текст в соответствии с духом времени.

Эх, путь-дорожка, звени, моя гармошка,
Смотри, как сияют звёзды над рекой.
Парни лихие, девчата огневые,
Все заговорят наперебой.

Эх, Андрюша, нам ли быть в печали?
Не прячь гармонь, играй на все лады,
Поднажми, чтобы горы заплясали,
Чтоб зашумели зелёные сады!

Пой Андрюша, так, чтоб среди ночи
Промчался ветер, кудри теребя.
Поиграй, чтобы ласковые очи,
Не спросясь глядели на тебя.

Эх, путь-дорожка, закрытое окошко,
Не выйдет, не встретит девчоночка меня,
Горькое слово сказала черноброва:
«В сердце нет ответного огня».

Эх, Андрюша, нам ли быть в печали?
Не прячь гармонь, играй на все лады,
Поднажми, чтобы горы заплясали,
Чтоб зашумели зелёные сады!

Пой, Андрюша, так, чтоб среди ночи
Промчался ветер, кудри теребя.
Поиграй, чтобы ласковые очи,
Не спросясь, глядели на тебя.

Эх, путь-дорожка, ещё ровней немножко.
Вернулась девчонка, улыбки не тая:
«Здравствуй, Андрюша, пришла тебя послушать». –
И запела милая моя.

Эх, Андрюша, нам ли быть в печали?
Не прячь гармонь, играй на все лады,
Поднажми, чтобы горы заплясали,
Чтоб зашумели зелёные сады!

Пой, Андрюша, так, чтоб среди ночи
Промчался ветер, кудри теребя.
Поиграй, чтобы ласковые очи,
Не спросясь, глядели на тебя.
Поиграй, чтобы ласковые очи,
Не спросясь, глядели на тебя.
1938 г.

Песню в исполнении Клавдии Шульженко можно прослушать по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=IvQcX9pm_VI&ab_channel

*  *  *

Вечер на рейде

Текст Александра Чуркина
Музыка: Василия Соловьева-Седого

Споёмте, друзья,
Ведь завтра в поход
Уйдём в предрассветный туман.
Споём веселей,
Пусть нам подпоёт
Седой боевой капитан.

Прощай, любимый город,
Уходим завтра в море.
И ранней порой
Мелькнёт за кормой
Знакомый платок голубой.

А вечер опять
Хороший такой,
Что песен не петь
Нам нельзя.
О дружбе большой,
О службе морской
Подтянем дружнее, друзья.

Прощай, любимый город,
Уходим завтра в море.
И ранней порой
Мелькнёт за кормой
Знакомый платок голубой.

Прощай, любимый город,
Уходим завтра в море.
И ранней порой
Мелькнёт за кормой
Знакомый платок голубой.

На рейде большом
Легла тишина,
А море окутал туман.
И берег родной
Целует волна,
И тихо доносит баян.

Прощай, любимый город,
Уходим завтра в море.
И ранней порой
Мелькнёт за кормой
Знакомый платок голубой.

Прощай, любимый город,
Уходим завтра в море.
И ранней порой
Мелькнёт за кормой
Знакомый платок голубой.
1941 г.

*  *  *

Играй мой баян

Текст Людмилы Давидович
Музыка Василия Соловьева-Седого

С далекой я заставы,
Где в зелени дом и скамья,
Где парень пел кудрявый…
Ту песню запомнил я.

Играй, мой баян,
И скажи всем друзьям,
Отважным и смелым в бою,
Что как подругу
Мы Родину любим свою.

Таких, как наши песни,
В других местах я не слыхал,
И девушек чудесней,
Чем наши, я не встречал.

Играй, мой баян,
И скажи всем друзьям,
Отважным и смелым в бою,
Что как подругу
Мы Родину любим свою.

Но злая вражья стая
Над нами, как туча, взвилась.
Застава дорогая
За Родину поднялась.

Играй, мой баян,
И скажи всем врагам,
Что жарко им будет в бою,
Что как подругу
Мы Родину любим свою.
1941 г.

*  *  *

В землянке

Текст Алексея Суркова
Музыка Константина Листова

Вьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза.
И поёт мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

Про тебя мне шептали кусты
В белоснежных полях под Москвой.
Я хочу, чтобы слышала ты,
Как тоскует мой голос живой.

Ты сейчас далеко-далеко,
Между нами снега и снега-
До тебя мне дойти нелегко,
А до смерти — четыре шага.

Пой, гармоника, вьюге назло,
Заплутавшее счастье зови!
Мне в холодной землянке тепло
От моей негасимой любви.
1942 г.

*  *  *

Черноморский бушлат

Текст Сергея Алымова
Музыка Александра Владимирцова
(Первый исполнитель Иван Мантур)
Стихи были опубликованы в журнале «Крокодил» №34 за 1942 г.

Знакомы нам грома раскаты
И ветра отчаянный свист.
Матросов, одетых в бушлаты,
Боится проклятый фашист.
Мы в песнях не будем забыты,
И с нами наш вечный наряд:
Бессмертною славой покрытый –
Родной черноморский бушлат

Эх, Черное море,
Любимое море
Высок и могуч твой накат!
На грозном линкоре, в кубанском просторе
Ты с нами – наш черный бушлат!

Одесса нас помнит и знает,
В Одессу вернемся мы вновь
На ветер моряк не бросает
Горячих решительных слов.
Смертельного шквала сильнее
Матросы фашистов сметут
И снова бушлаты, чернеяя,
По вольной Одессе пройдут

Эх, Черное море,
Любимое море!
Высок и могуч твой накат!
На грозном линкоре, в кубанском просторе
Ты с нами – наш черный бушлат!

За свой Севастополь стояли
Железной стеной моряки.
Мы сотни атак отбивали,
Без счета ходили в штыки.
Мы немцев прогоним из Крыма,
Вернем Севастополь назад
Опять на бульваре любимом
Появится черный бушлат.

Эх, Черное море,
Любимое море!
Высок и могуч твой накат!
На грозном линкоре, в кубанском просторе
Ты с нами – наш черный бушлат!

Деремся в предгорьях Кавказа,
В донских и кубанских степях.
Фашистскую злую заразу
Потопим в советских морях.
Имеет морская пехота
Отважное сердце в груди.
Бушлат черноморского флота
Везде и всегда впереди

Эх, Черное море,
Любимое море!
Высок и могуч твой накат!
На грозном линкоре, в кубанском просторе
Ты с нами – наш черный бушлат!
1942 г.

Песню в исполнении Ивана Мантура можно прослушать по ссылке
https://russian-records.com/details.php?image_id=50357&l=russian

*  *  *

Песни на стихи Соломона Фогельсона

Джеймс Кеннеди

Текст Соломона Фогельсона
Музыка (джазовая обработка) Николая Минха

За основу музыкой темы песни «Джеймс Кеннеди» Николай Минх взял английскую песню «Wheezy Anna» британского конферансье, певца и композитора-песенника Лесли Сарони, и сделал её аранжировку.
В 1933 году появилась немецкая версия этой песни «Tante Anna», со словами немецкого либреттиста, поэта-песенника и композитора Чарльза Амберга.

В СССР впервые прозвучала зимой 1942 года в блокадном Ленинграде по радио в исполнении Германа Орлова и джазового оркестра Николая Минха. Песня быстро приобрела популярность, а в 1944-м году вышла грампластинка с этой песней.

С началом холодной войны песня «Джеймс Кеннеди», попала под негласный запрет, но в народе её по-прежнему продолжали петь.

Вот отрывок из повести Виктора Конецкого «Как я первый раз командовал кораблем» (действие происходит в 1953 году):

«Когда оформляли документы, капитан-лейтенант вызывающе безмятежно напевал лихую песенку американских моряков с союзных конвоев:

Вызвал Джеймса адмирал
,Джеймс Кеннеди!
Вы не трус, как я слыхал,
Джеймс Кеннеди!
Ценный груз доверен вам,
Джеймс Кеннеди!
В СССР свезти друзьям,
Джеймс Кеннеди…

На тот момент отношения с бывшими союзниками очередной раз были аховыми, песенки их были не в моде, и я как-то неуклюже, но все же попробовал намекнуть об этом капитан-лейтенанту.

– Эту бравую песню написал Соломон Фогельсон, – сказал капитан-лейтенант. – Он ещё автор стихов для музыкальной комедии советского композитора Соловьева-Седого «Подвески королевы». Теперь ты успокоился?

Я успокоился, но выпучил глаза, ибо мы десять лет распевали эту песню, твердо веруя в ее американское происхождение».

А теперь текст песни:

На эсминце капитан Джеймс Кеннеди,
Гордость флота англичан Джеймс Кеннеди.
Не в тебя ли влюблены, Джеймс Кеннеди,
Шепчут девушки страны: «Джимми, Джимми».

Только в море, только в море –
Безусловно, это так,
Только в море, только в море
Может счастлив быть моряк.

Вызвал Джеймса адмирал:
«Джеймс Кеннеди! Вы не трус, как я слыхал,
Джеймс Кеннеди! Ценный груз доверен Вам,
Джеймс Кеннеди! В СССР свезти друзьям,
Джеймс Кеннеди…»

Только в море, только в море –
Безусловно, это так,
Только в море, только в море
Может счастлив быть моряк.

Шторм на море и туман, Джеймс Кеннеди,
Но отважен капитан Джеймс Кеннеди!
Через штормы груз ведёт Джеймс Кеннеди,
Но и в бурю он поёт, Джеймс Кеннеди!

Только в море, только в море –
Безусловно, это так,
Только в море, только в море
Может счастлив быть моряк.

Вдруг немецкий перископ, Джеймс Кеннеди!
И кричит «Машина, стоп!» – Джеймс Кеннеди.
Очень точно немца бьёт Джеймс Кеннеди,
Фриц на дне уже орёт: «Джеймс Кеннеди!»

Только в море, только в море –
Безусловно, это так,
Только в море, только в море
Может счастлив быть моряк.

Слышен сверху злобный вой: «Джеймс Кеннеди!»
Мессершмит над головой – «Джеймс Кеннеди!»
Но игра и здесь проста, Джеймс Кеннеди,
И у немца нет хвоста, Джеймс Кеннеди!

Только в море, только в море –
Безусловно, это так,
Только в море, только в море
Может счастлив быть моряк.

Ранен дважды, но пришёл – Джеймс Кеннеди.
Груз в советский порт привёл – Джеймс Кеннеди.
– Как Вы храбро дрались, сэр Джеймс Кеннеди!
– Я британский офицер – Джеймс Кеннеди!

Только в море, только в море –
Безусловно, это так,
Только в море, только в море
Может счастлив быть моряк.

И в обратный путь готов – Джеймс Кеннеди
Друг советских моряков – Джеймс Кеннеди
Все кричат: «Счастливый путь, Джеймс Кеннеди!
Никогда не позабудь, Джеймс Кеннеди!»

Только в море, только в море –
Безусловно, это так,
Только в море, только в море
Может счастлив быть моряк.

Так под градом вражьих пуль – Джеймс Кеннеди
Ходит Мурманск – Ливерпуль – Джеймс Кеннеди.
И британский офицер – Джеймс Кеннеди
Носит орден СССР – Джеймс Кеннеди.

Только в море, только в море –
Безусловно, это так,
Только в море, только в море
Может счастлив быть моряк.
1942 г.

Песню «Джеймс Кеннеди» в исполнении Германа Орлова можно прослушать по этой ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=cItf-zqwvH4&ab_channel=pustinnik50

Пора в путь-дорогу

Текст Соломона Фогельсона
Музыка Василия Соловьева-Седого
Из кинофильма «Небесный тихоход» (режиссер Семён Тимошенко)

Дождливым вечером, вечером, вечером,
Когда пилотам, скажем прямо, делать нечего,
Мы приземлимся за столом,
Поговорим о том, о сем
И нашу песенку любимую споем.

Пора в путь-дорогу,
Дорогу дальнюю, дальнюю, дальнюю идем.
Над милым порогом
Качну серебряным тебя крылом.

Пускай судьба забросит нас далеко, пускай!
Ты к сердцу только никого не допускай.
Следить буду строго,
Мне сверху видно все, ты так и знай!

Нам нынче весело, весело, весело,
Чего ж ты, милая, курносый нос повесила?
Мы выпьем раз и выпьем два
За наши славные У-2,
Но так, чтоб завтра не болела голова.

Пора в путь-дорогу,
Дорогу дальнюю, дальнюю, дальнюю идем.
Над милым порогом
Качну серебряным тебя крылом.

Пускай судьба забросит нас далеко, пускай!
Ты к сердцу только никого не допускай.
Следить буду строго,
Мне сверху видно все, ты так и знай!

Мы парни бравые, бравые, бравые,
Но чтоб не сглазили подруги нас кудрявые,
Мы перед вылетом еще
Их поцелуем горячо
И трижды плюнем через левое плечо.

Пора в путь-дорогу,
Дорогу дальнюю, дальнюю, дальнюю идем.
Над милым порогом
Качну серебряным тебя крылом.

Пускай судьба забросит нас далеко, пускай!
Ты к сердцу только никого не допускай.
Следить буду строго,
Мне сверху видно все, ты так и знай!
1945 г.

Песню «Пора в путь-дорогу» можно прослушать по этой ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=W8rmjWYjiZc&ab_channel

*  *  *

Прощайте, скалистые горы

Текст Николая Букина
Музыка Евгения Жарковского

Автор этих стихов всю войну прослужил на полуострове Рыбачий в Баренцевом море (Мурманская область).

Более 3-х лет советские моряки вели ожесточённые сражения с немецкими войсками, рвавшимися к Мурманску. Врагам так и не удалось прорвать оборону ни на море, ни на суше – пограничный знак на полуострове Рыбачий оказался единственным на всей западной границе СССР, остававшимся под контролем советских войск.

В 1942 г. Николай Букин сочинил стихи «Не жить мне без моря», которые были опубликованы в газете Северного флота «Краснофлотец», они вдохновили Вадима Кочетова, и он написал музыку на эти стихи. Позже эти же стихи положил на музыку композитор Евгений Жарковский. Его вариант песни и стал наиболее популярным.

Но всенародную известность песня приобрела после того, как она прозвучала по Всесоюзному радио в исполнении Владимира Бунчикова и Петра Киричека.

Прощайте, скалистые горы,
На подвиг Отчизна зовет!
Мы вышли в открытое море,
В суровый и дальний поход.

А волны и стонут, и плачут,
И плещут на борт корабля…
Растаял в далеком тумане Рыбачий,
Родимая наша земля.

Корабль мой упрямо качает
Крутая морская волна,
Поднимет и снова бросает
В кипящую бездну она.

Обратно вернусь я не скоро,
Но хватит для битвы огня.
Я знаю, друзья, что не жить мне без моря,
Как море мертво без меня.

Нелегкой походкой матросской
Иду я навстречу врагам,
А после с победой геройской
К скалистым вернусь берегам.

Хоть волны и стонут, и плачут,
И плещут на борт корабля,
Но радостно встретит героев Рыбачий,
Родимая наша земля.
1943 г.

Песню в исполнении Владимира Бунчикова можно прослушать по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=8gzJVVo0_0Q&ab_channel

*  *  *

Песни на стихи Алексея Фатьянова

Соловьи

Текст Алексея Фатьянова
Музыка Василия Соловьева-Седого

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

Пришла и к нам на фронт весна,
Солдатам стало не до сна –
Не потому, что пушки бьют,
А потому, что вновь поют,
Забыв, что здесь идут бои,
Поют шальные соловьи.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного поспят.

Но что война для соловья!
У соловья ведь жизнь своя.
Не спит солдат, припомнив дом,
И сад зелёный над прудом,
Где соловьи всю ночь поют,
А в доме том солдата ждут.

Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.

А завтра снова будет бой, –
Уж так назначено судьбой,
Чтоб нам уйти, недолюбив,
От наших жён, от наших нив;
Но с каждым шагом в том бою
Нам ближе дом в родном краю.
Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат,
Пусть солдаты немного поспят,
Немного пусть поспят.
1944 г.

Мы, друзья, – перелётные птицы (Первым делом – самолёты)

Текст Алексея Фатьянова
Музыка Василия Соловьева-Седого
Из кинофильма «Небесный тихоход» (режиссер Семён Тимошенко)

Мы, друзья, – перелётные птицы,
Только быт наш одним нехорош:
На земле не успели жениться,
А на небе жены не найдёшь!

Потому, потому, что мы пилоты,
Небо наш, небо наш родимый дом.
Первым делом, первым делом – самолеты,
– Ну а девушки?
– А девушки потом.

Нежный образ в душе ты голубишь,
Хочешь сердце навеки отдать;
Нынче встретишь, увидишь, полюбишь,
А назавтра приказ – улетать.

Потому, потому, что мы пилоты,
Небо наш, небо наш родимый дом.
Первым делом, первым делом – самолёты,
– Ну а девушки?
– А девушки потом.

Чтоб с тоскою в пути не встречаться,
Вспоминая про ласковый взгляд,
Мы решили, друзья, не влюбляться
Даже в самых красивых девчат.

Потому, потому, что мы пилоты,
Небо наш, небо наш родимый дом.
Первым делом, первым делом – самолёты,
– Ну а девушки?
– А девушки потом.
Первым делом, первым делом самолёты,
– Ну а девушки?
– А девушки потом.
1945 г.

Давно мы дома не были… (Налей, дружок, по чарочке…)

Текст Алексея Фатьянова
Музыка Василия Соловьева-Седого
Первые исполнители В. Бунчиков и В. Нечаев.

Песня написана в мае 1945 г. под Кёнигсбергом.
Здесь приводится первоначальный текст песни, потом некоторые слова были изменены. Например «В Германии, в Германии, В проклятой стороне», в послевоенное время стали петь «В Германии, в Германии, В далекой стороне»,

Горит свечи огарочек,
Гремит недальний бой.
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой!
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой!

Не тратя время попусту,
Поговорим с тобой.
Не тратя время попусту,
По-дружески да попросту
Поговорим с тобой.

Давно мы дома не были…
Цветет родная ель,
Как будто в сказке-небыли,
За тридевять земель.
Как будто в сказке-небыли,
За тридевять земель.

На ней иголки новые,
Медовые на ней.
На ней иголки новые,
А шишки все еловые,
Медовые на ней.

Где елки осыпаются,
Где елочки стоят,
Который год красавицы
Гуляют без ребят.
Который год красавицы
Гуляют без ребят.

Без нас девчатам кажется,
Что звезды не горят.
Без нас девчатам кажется,
Что месяц сажей мажется,
А звезды не горят.

Зачем им зорьки ранние,
Коль парни на войне,
В Германии, в Германии,
В проклятой стороне.
В Германии, в Германии,
В проклятой стороне.

Лети, мечта солдатская,
Да помни обо мне.
Лети, мечта солдатская,
К дивчине самой ласковой,
Что помнит обо мне.

Горит свечи огарочек,
Гремит недальний бой.
Налей, дружок, по чарочке,
По нашей фронтовой!
1945 г.

*  *  *

Застольная

Музыка Исаака Любана

И. Любан в 1942 г. написал песню «Наш тост» на стихи Арсения Тарковского и Матвея Косенко. В мае 1942 г. песня была исполнена на концерте в Москве певицей Ларисой Александровской. После этого песня стала популярной, появилось несколько других версий песни.
Но наибольшую известность получил вариант на стихи Павла Шубина, которые он написал, лежа в госпитале после ранения в конце 1942 г.

Наш тост (Гвардейская застольная)

Текст Арсения Тарковского и Матвея Косенко

Если на Родине с нами встречаются
Несколько старых друзей,
Все что нам дорого припоминается,
Песня звучит веселей.

Ну-ка товарищи грянем застольную,
Выше стаканы с вином,
Выпьем за Родину нашу привольную,
Выпьем и снова нальем.

Выпьем за русскую удаль кипучую,
За богатырский народ!
Выпьем за армию нашу могучую,
Выпьем за доблестный флот!

Встанем, товарищи, выпьем за гвардию,
Равной ей в мужестве нет.
Тост наш за Сталина! Тост наш за партию!
Тост наш за знамя побед!
1942 г.

Волховская Застольная

Текст Павла Шубина

Редко, друзья, нам встречаться приходится,
Но уж когда довелось,
Вспомним, что было, и выпьем, как водится,
Как на Руси повелось!

Вспомним, что было, и выпьем, как водится,
Как на Руси повелось!

Выпьем за тех, кто неделями долгими
В мерзлых лежал блиндажах,
Бился на Ладоге, бился на Волхове,
Не отступил ни на шаг.

Выпьем за тех, кто командовал ротами,
Кто умирал на снегу,
Кто в Ленинград пробивался болотами,
Горло ломая врагу.

Будут в преданьях навеки прославлены
Под пулеметной пургой
Наши штыки на высотах Синявина,
Наши полки подо Мгой.

Пусть вместе с нами семья ленинградская
Рядом сидит у стола.
Вспомним, как русская сила солдатская
Немцев на Тихвин гнала!

Встанем и чокнемся кружками, стоя мы,
В братстве друзей боевых,
Выпьем за мужество павших героями,
Выпьем за встречу живых!

Выпьем за мужество павших героями,
Выпьем за встречу живых!
1943 г.

Песню в исполнении Петра Портигала и Ансамбля Волховского фронта можно послушать по ссылке
https://www.russian-records.com/details.php?image_id=26708&l=english/

*  *  *

Песня о Ладоге

Текст Петра Богданова
Музыка Льва Шенберга и Павла Краубнера

Сквозь ветры, штормы, через все преграды
Ты, песнь о Ладоге, лети!
Дорога здесь пробита сквозь блокаду,
Другой дороги не найти.

Эх, Ладога, родная Ладога!
Метели, штормы, грозная волна.
Недаром Ладога родная
«Дорогой жизни» названа.

Пусть ветер Ладоги поведает народу,
Как летом баржу за баржой
Грузили мы и в зной, и в непогоду,
Забыв про отдых и покой.

Эх, Ладога, родная Ладога!
Метели, штормы, грозная волна.
Недаром Ладога родная
«Дорогой жизни» названа.

Зимой машины мчались вереницей,
И лед на Ладоге трещал.
Возили хлеб для северной столицы,
И Ленинград нас радостно встречал.

Эх, Ладога, родная Ладога!
Метели, штормы, грозная волна.
Недаром Ладога родная
«Дорогой жизни» названа.

Когда пройдут года войны суровой,
Залечит раны город мой,
Народ вздохнёт и песню с силой новой
Споёт о Ладоге родной.

Эх, Ладога, родная Ладога!
Метели, штормы, грозная волна.
Недаром Ладога родная
«Дорогой жизни» названа.
1942 г.

*  *  *

Песни на стихи Михаила Исаковского

Катюша

Текст Михаила Исаковского
Музыка Матвея Блантера
Впервые песня прозвучала 28 ноября 1938 г.
Исполнители: Вера Красовицкая, Георгий Виноградов, Всеволод Тютюнник
и оркестр под управлением Виктора Кнушевицкого

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег на крутой.

Выходила, песню заводила
Про степного сизого орла,
Про того, которого любила,
Про того, чьи письма берегла.

Ой ты, песня, песенка девичья,
Ты лети за ясным солнцем вслед:
И бойцу на дальнем пограничье
От Катюши передай привет.

Пусть он вспомнит девушку простую,
Пусть услышит, как она поет,
Пусть он землю бережет родную,
А любовь Катюша сбережет.

Расцветали яблони и груши,
Поплыли туманы над рекой.
Выходила на берег Катюша,
На высокий берег на крутой.
1938 г.

Куда б ни шёл, ни ехал ты…

Михаил Исаковский написал это стихотворение в 1942-м году.
Они были положены на музыку Николаем Кутузовым
(Исполняли хор Пятницкого, Людмила Зыкика) и Альфредом Шнитке (концерт для хора)

Куда б ни шёл, ни ехал ты,
Но здесь остановись,
Могиле этой дорогой
Всем сердцем поклонись.
Кто б ни был ты – рыбак, шахтёр,
Учёный иль пастух, –
Навек запомни: здесь лежит
Твой самый лучший друг.
И для тебя, и для меня
Он сделал все, что мог:
Себя в бою не пожалел,
А Родину сберёг.
1942 г. (стихи)

Огонёк (На позиции девушка)

Текст Михаила Исаковского
Автор музыки неизвестен

На позиции девушка
Провожала бойца,
Тёмной ночью простилася
На ступеньках крыльца.
И пока за туманами
Видеть мог паренек,
На окошке на девичьем
Всё горел огонек.
Парня встретила славная
Фронтовая семья,
Всюду были товарищи,
Всюду были друзья.
Но знакомую улицу
Позабыть он не мог:
– Где ж ты, девушка милая,
Где ж ты, мой огонек?
И подруга далёкая
Парню весточку шлёт,
Что любовь её девичья
Никогда не умрёт;
Всё, что было загадано,
В свой исполнится срок, –
Не погаснет без времени
Золотой огонёк.
И просторно и радостно
На душе у бойца
От такого хорошего,
От её письмеца.
И врага ненавистного
Крепче бьёт паренёк
За Советскую Родину,
За родной огонёк.
1942 г.

В прифронтовом лесу

Лиде

Текст Михаила Исаковского
Музыка Матвея Блантера

С берез, неслышен, невесом,
Слетает жёлтый лист.
Старинный вальс «Осенний сон»
Играет гармонист.
Вздыхают, жалуясь, басы,
И, словно в забытьи,
Сидят и слушают бойцы –
Товарищи мои.
Под этот вальс весенним днём
Ходили мы на круг,
Под этот вальс в краю родном
Любили мы подруг;
Под этот вальс ловили мы
Очей любимых свет,
Под этот вальс грустили мы,
Когда подруги нет.
И вот он снова прозвучал
В лесу прифронтовом,
И каждый слушал и молчал
О чем-то дорогом;
И каждый думал о своей,
Припомнив ту весну,
И каждый знал – дорога к ней
Ведёт через войну…
Так что ж, друзья, коль наш черед,-
Да будет сталь крепка!
Пусть наше сердце не замрёт,
Не задрожит рука;
Пусть свет и радость прежних встреч
Нам светят в трудный час,
А коль придётся в землю лечь,
Так это ж только раз.
Но пусть и смерть – в огне, в дыму –
Бойца не устрашит,
И что положено кому –
Пусть каждый совершит.
Настал черед, пришла пора,-
Идём, друзья, идём!
За всё, чем жили мы вчера,
За всё что завтра ждём!
За тех, что вянут, словно лист,
За весь родимый край…
Сыграй другую, гармонист,
Походную сыграй!
1942 г.

Ой туманы мои растуманы…

Текст Михаила Исаковского
Музыка Владимира Захарова

Ой, туманы мои, растуманы,
Ой, родные леса и луга!
Уходили в поход партизаны,
Уходили в поход на врага.

На прощанье сказали герои:
– «Ожидайте хороших вестей!»
И по старой Смоленской дороге
Повстречали незваных гостей.

Повстречали – огнем угощали,
Навсегда уложили в лесу
За великие наши печали,
За горючую нашу слезу.

С той поры да по всей по округе
Потеряли злодеи покой:
День и ночь партизанские вьюги
Над разбойной гудят головой.

Не уйдет чужеземец незваный,
Своего не увидит жилья…
Ой, туманы мои, растуманы,
Ой, родная сторонка моя!
1942 г.

Под звёздами балканскими (Где ж вы, где ж вы, где ж вы очи карие)

Текст Михаила Исаковского
Музыка Матвея Блантера

Где ж вы, где ж вы, где ж вы очи карие?
Где ж ты, мой родимый край?
Впереди – страна Болгария,
Позади – река Дунай.

Много верст в походах пройдено
По земле и по воде,
Но советской нашей Родины
Не забыли мы нигде.

И под звездами балканскими
Вспоминаем неспроста
Ярославские, рязанские,
Да смоленские места.

Вспоминаем очи карие,
Тихий говор, звонкий смех…
Хороша страна Болгария,
А Россия лучше всех.
1944 г.

Песню в исполнении Краснознамённого ансамбля песни и пляски Советской армии можно прослушать по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=K4sTCJxjS9Y&ab_channel

*  *  *

Песни на стихи Виктора Гусева

Марш артиллеристов

Текст Виктора Гусева
Музыка Тихона Хренникова
Первый исполнитель –
Краснознамённым ансамблем красноармейской песни и пляски СССР

Оригинальный текст 1943 года

Горит в сердцах у нас любовь к земле родимой,
Мы в смертный бой идём за честь родной страны.
Пылают города, охваченные дымом,
Гремит в седых лесах суровый бог войны.

Артиллеристы, Сталин дал приказ!
Артиллеристы, зовёт Отчизна нас!
Из сотен тысяч батарей
За слёзы наших матерей,
За нашу Родину — огонь! Огонь!

Узнай, родная мать, узнай жена-подруга,
Узнай, далёкий дом и вся моя семья,
Что бьёт и жжёт врага стальная наша вьюга,
Что волю мы несём в родимые края!

Артиллеристы, Сталин дал приказ!
Артиллеристы, зовёт Отчизна нас!
Из сотен тысяч батарей
За слёзы наших матерей,
За нашу Родину — огонь! Огонь!

Пробьёт победы час, придёт конец походам.
Но прежде чем уйти к домам своим родным,
В честь нашего Вождя, в честь нашего народа
Мы радостный салют в победный час дадим!

Артиллеристы, Сталин дал приказ!
Артиллеристы, зовёт Отчизна нас!
Из сотен тысяч батарей
За слёзы наших матерей,
За нашу Родину — огонь! Огонь!

В текст по политическим соображениям вносились изменения. В 1954 году из текста было удалено упоминание о Сталине, а «сотни тысяч» были заменены на «многие тысячи» и припев стал исполняться в следующем виде (изменения выделены курсивом):

Артиллеристы, точный дан приказ!
Артиллеристы, зовёт Отчизна нас!
Из многих тысяч батарей
За слёзы наших матерей,
За нашу Родину — огонь! Огонь!

Так стал выглядеть последний куплет:

Пробьёт победы час, придет конец походам.
Но прежде чем уйти к домам своим родным,
В честь армии родной, в честь нашего народа
Мы радостный салют в полночный час дадим!

В 1970-х годах (брежневские времена), велась кампания по усилению роли КПСС, и в текст песни опять внесли изменения: последний куплет стал выглядеть так:

Пробьёт победы час, придёт конец походам.
Но прежде чем уйти к домам своим родным,
В честь партии родной, в честь нашего народа
Мы радостный салют в победный час дадим!

Служили два друга в нашем полку


Текст Виктора Гусева
Музыка Сергея Германова
(Из спектакля «Слава» – 1936 г.)

Леонид Утёсов услышал песню на спектакле «Слава» в Московском театре промкооперации и попросил у Сергея Германова её клавир. После этого включил песню в репертуар своего джаз-оркестра.

Служили два друга в нашем полку.
Пой песню, пой.
И если один из друзей грустил,
Смеялся и пел другой.

И часто ссорились эти друзья.
Пой песню, пой.
И если один говорил из них: «Да»
– «Нет!»  говорил другой.

И кто бы подумать, ребята, мог,
Пой песню, пой.
Что был один из них ранен в бою,
Что жизнь ему спас другой.

Однажды их вызвал к себе командир.
Пой песню, пой.
На Север поедет один из вас,
На Дальний Восток  другой.

Друзья усмехнулись: «Ну что же,
пустяк!»
Пой песню, пой.
«Ты мне надоел»,  сказал один.
«И ты мне»,  сказал другой.

А северный ветер кричал: «Крепись!»
Пой песню, пой.
Один из них вытер слезу рукавом,
Ладонью смахнул другой.

*  *  *

Эх, дороги…

Текст Льва Ошанина
Музыка Анатолия Новикова

Эх, дороги…
Пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян.

Знать не можешь
Доли своей:
Может, крылья сложишь
Посреди степей.
Вьется пыль под сапогами —
степями,
полями, -
А кругом бушует пламя
Да пули свистят.

Эх, дороги…
Пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян.

Выстрел грянет,
Ворон кружит,
Твой дружок в бурьяне
Неживой лежит.
А дорога дальше мчится,
пылится,
клубится,
А кругом земля дымится –
Чужая земля!

Эх, дороги…
Пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян.

Край сосновый.
Солнце встает.
У крыльца родного
Мать сыночка ждет.
И бескрайними путями
степями,
полями –
Все глядят вослед за нами
Родные глаза.

Эх, дороги…
Пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян.

Снег ли, ветер
Вспомним, друзья.
…Нам дороги эти
Позабыть нельзя.
1945 г.

Автор: Администратор | слов 10688


Добавить комментарий