Песни о Великой Отечественной войне, написанные после 1945 г.

 

Бухенвальдский набат

Текст Исаака Соболь
Музыка Вано Мурадели
Впервые была исполнена на международном фестивале самодеятельности в Вене.

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон –
Это раздается в Бухенвальде
Колокольный звон, колокольный звон.
Это возродилась и окрепла
В медном гуле праведная кровь.
Это жертвы ожили из пепла
И восстали вновь, и восстали вновь!
И восстали,
И восстали,
И восстали вновь!

Сотни тысяч заживо сожженных
Строятся, строятся в шеренги к ряду ряд.
Интернациональные колонны
С нами говорят, с нами говорят.
Слышите громовые раскаты?
Это не гроза, не ураган -
Это, вихрем атомным объятый,
Стонет океан, Тихий океан.
Это стонет,
Это стонет
Тихий океан!

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте: гудит со всех сторон –
Это раздается в Бухенвальде
Колокольный звон, колокольный звон.
Звон плывет, плывет над всей землею,
И гудит взволнованно эфир:
Люди мира, будьте зорче втрое,
Берегите мир, берегите мир!
Берегите,
Берегите,
Берегите мир!
1958 г.

*  *  *

Эх, путь-дорожка, фронтовая (Песенка фронтового шофёра)

Текст Бориса Ласкина и Наума Лабковского
Музыка Бориса Мокроусова

Через реки, горы и долины
Сквозь пургу, огонь и чёрный дым
Мы вели машины, объезжая мины,
По путям-дорогам фронтовым.

Эх, путь-дорожка, фронтовая,
Не страшна нам бомбёжка любая,
А помирать нам рановато –
Есть у нас ещё дома дела!
А помирать нам рановато –
Есть у нас ещё дома дела!

Путь для нас к Берлину, между прочим,
Был, друзья, не лёгок и не скор –
Шли мы дни и ночи, трудно было очень,
Но баранку не бросал шофёр

Эх, путь-дорожка, фронтовая,
Не страшна нам бомбёжка любая –
А помирать нам рановато
Есть у нас ещё дома дела!
А помирать нам рановато
Есть у нас ещё дома дела!

Может быть, отдельным штатским лицам
Эта песня малость невдомёк –
Мы ж не позабудем, где мы жить ни будем
Фронтовых изъезженных дорог.

Эх, путь-дорожка фронтовая,
Не страшна нам бомбёжка любая,
А помирать нам рановато –
Есть у нас ещё дома дела!
А помирать нам рановато –
Есть у нас ещё дома дела!
1947 г.

*  *  *

Где же вы теперь, друзья-однополчане

Текст Алексея Фатьянова
Музыка Василия Соловьева-Седого

Майскими короткими ночами,
Отгремев, закончились бои.
Где же вы теперь, друзья-однополчане,
Боевые спутники мои?
Я хожу в хороший час заката
У сосновых новеньких ворот;
Может, к нам сюда знакомого солдата
Ветерок попутный занесёт.
Может, к нам сюда знакомого солдата
Ветерок попутный занесёт.

Мы бы с ним припомнили, как жили,
Как теряли трудным вёрстам счёт.
За победу мы б по полной осушили,
За друзей добавили б ещё.
Если ты случайно неженатый,
Ты, дружок, нисколько не тужи,
Здесь у нас в районе, песнями богатом,
Девушки уж больно хороши.
Здесь у нас в районе, песнями богатом,
Девушки уж больно хороши.

Мы тебе колхозом дом построим,
Чтобы было видно по всему:
Здесь живёт семья советского героя,
Грудью защитившего страну.
Майскими, короткими ночами,
Отгремев, закончились бои.
Где же вы теперь, друзья-однополчане,
Боевые спутники мои?

Где же вы теперь, друзья-однополчане,
Боевые спутники мои?
1947 г.

*  *  *

Дай руку, товарищ далёкий

Слова: Анатолия Софронова
Музыка: Сигизмунда Каца

Мы идём с тобой в едином строю,
Цель одна у нас в труде и в бою:
Мир построить на земле навсегда,
Светлый мир людей труда.

Дай руку, товарищ далёкий,
Мы рядом с тобою стоим.
Единой судьбой,
Суровой борьбой
Союз наш непобедим!
Дай руку, товарищ далёкий,
Ведь наш союз непобедим.
Дай руку, товарищ далёкий,
Ведь наш союз непобедим

Чтобы мирный день не скрылся в дыму,
Не дадим войну зажечь никому.
Будем мы на страже мира стоять,
Порох свой сухим держать.

Дай руку, товарищ далёкий,
Мы рядом с тобою стоим.
Единой судьбой,
Суровой борьбой
Союз наш непобедим!
Дай руку, товарищ далёкий,
Ведь наш союз непобедим.
Дай руку, товарищ далёкий,
Ведь наш союз непобедим

Песню дружбы запевай, громче пой!
Наша сила – наша дружба с тобой!
Дружным строем по земле мы пройдём
Боевым прямым путём!

Дай руку, товарищ далёкий,
Мы рядом с тобою стоим.
Единой судьбой,
Суровой борьбой
Союз наш непобедим!
Дай руку, товарищ далёкий,
Ведь наш союз непобедим.
Дай руку, товарищ далёкий,
Ведь наш союз непобедим
1947 г.

Песню в исполнении Георга Отса можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=XqvNs1EUGqY&ab_channel=Bronisliva

*  *  *

Солнце скрылось за горою

Текст Александра Коваленкова
Музыка Матвея Блантера

Солнце скрылось за горою,
Затуманились речные перекаты,
А дорогою степною
Шли с войны домой советские солдаты.

От жары, от злого зноя
Гимнастерки на плечах повыгорали;
Свое знамя боевое
От врагов солдаты сердцем заслоняли.

Они жизни не щадили,
Защищя отчий край – страну родную;
Одолели, победили
Всех врагов в боях за Родину святую.

Хороша дорога к дому,
Но солдат пойдет на край земли, коль надо:
Верность долгу боевому
Сквозь огонь ведет на подвиги солдата.

От жары, от злого зноя
Гимнастерки на плечах повыгорали;
Свое знамя боевое
От врагов солдаты сердцем заслоняли.

Солнце скрылось за горою,
Затуманились речные перекаты,
А дорогою степною
Шли с войны домой советские солдаты.

1948 г.

*  *  *

Легендарный Севастополь

Текст Петра Градова
Музыка Вано Мурадели

Песня впервые прозвучала 17 октября 1954 года, в день 100-летия обороны Севастополя в 1854-1855 гг. на стадионе флота. Песню исполнял пятитысячный объединённый хор моряков, жителей Севастополя, участников художественной самодеятельности в сопровождении сводного военного оркестра.

С 29 июля 1994 г. – это официальный гимн Севастополя.

Ты лети, крылатый ветер,
Над морями, над землей.
Расскажи ты всем на свете
Про любимый город мой.

Всем на свете ты поведай,
Как на крымских берегах,
Воевали наши деды
И прославились в боях.

Легендарный Севастополь,
Неприступный для врагов,
Севастополь, Севастополь –
Гордость русских моряков.

Здесь на бой, святой и правый,
Шли за Родину свою,
И твою былую славу
Мы умножили в бою.

Скинув черные бушлаты,
Черноморцы в дни войны,
Здесь на танки шли с гранатой,
Шли на смерть твои сыны.

Если из-за океана
К нам враги придут с мечом,
Встретим мы гостей незваных
Истребительным огнем.

Знает вся страна родная,
Что не дремлют корабли,
И надежно охраняют
берега родной земли.

Легендарный Севастополь,
Неприступный для врагов,
Севастополь, Севастополь –
Гордость русских моряков.
1954 г.

Вечерняя песня (Город над вольной Невой)

Текст Александра Чуркина
Музыка Василия Соловьева-Седого
Первый исполнитель – Марк Бернес

Музыку к песне написал Василий Павлович Соловьёв-Седой в 1957-м году, когда был на гастролях в ГДР. Вечером ехал по автостраде, ему вспомнился родной город, и, как писал об этом сам автор, он «услышал мелодию», позже Александр Чуркин написал слова к песне.
В том же, 1957-м году, Марк Бернес с Эстрадным оркестром Всесоюзного радио под управлением Бориса Карамышева исполнил песню по Всесоюзному радио.
«Вечерняя песня» быстро стала популярной. Начальные такты её мелодии стали позывными Ленинградского (а затем Санкт-Петербургского) радио и телевидения, а саму песню стали воспринимать в качестве неофициального гимна города.
В Санкт-Петербурге в Большом концертном зале «Октябрьский» мелодию песни используют в качестве театрального звонка. Первые такты мелодии звучат перед объявлениями о прибытии и отправлении поездов на Московском вокзале.
С 1981-го года «Вечерняя песня» с текстом, написанным Алексеем Темниковым и Андреем Солнцевым, звучит на футбольных стадионах, как гимн Санкт-Петербургской команды команды «Зенит».

Город над вольной Невой,
Город нашей славы трудовой,
Слушай, Ленинград, я тебе спою
Задушевную песню свою.
Слушай, Ленинград, я тебе спою
Задушевную песню свою.

Здесь проходила, друзья,
Юность комсомольская моя,
За родимый край с песней молодой
Шли ровесники рядом со мной.

С этой поры огневой,
Где бы вы ни встретились со мной,
Старые друзья, в вас я узнаю
Беспокойную юность свою.
Старые друзья, в вас я узнаю
Беспокойную юность свою.

Песня летит над Невой,
Засыпает город дорогой.
В парках и садах липы шелестят –
Доброй ночи, родной Ленинград.
В парках и садах липы шелестят –
Доброй ночи, родной Ленинград.
1957 г.

«Вечернюю песню» в исполнении Марка Бернеса можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=47vMLuhtFJg&ab_channel=felixdeusfelixdeus

*  *  *

Песни на стихи Михаила Матусовского

Вернулся я на родину

Текст Михаила Матусовского
Музыка Марка Фрадкина

Вернулся я на родину.
Шумят берёзки встречные.
Я много лет без отпуска
Служил в чужом краю.
И вот иду, как в юности,
Я улицей Заречною,
И нашей тихой улицы
Совсем не узнаю.

Я вижу сад над берегом
С тенистыми дорожками,
Гудки на дальней пристани
Я слушаю опять.
В своей домашней кофточке,
В косыночке с горошками
Седая, долгожданная,
Меня встречает мать.

Здесь столько нами прожито,
Здесь столько троп исхожено,
Здесь столько раз влюблялись мы
И в шутку, и всерьёз.
Ведь плакать при свидании
Солдату не положено,
Но я любуюсь родиной
И не скрываю слёз.

Вернулся я на родину
И у пруда под ивою
Ты ждёшь, как годы давние
Прихода моего.
Была бы наша родина
Богатой и счастливою,
А выше счастья родины
Нет в мире ничего.
1946 г.

Песню в исполнении Леонида Утёсова можно прослушать по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=-QcVknNYXYk&ab_channel=Bronisliva

Баллада о солдате

Текст Михаила Матусовского
Музыка Василия Соловьёва-Седого

Полем, вдоль берега крутого,
Мимо хат
В серой шинели рядового
Шёл солдат.
Шёл солдат, преград не зная,
Шёл солдат, друзей теряя,
Часто, бывало,
Шёл без привала,
Шёл вперед солдат.

Шел он ночами грозовыми
В дождь и град.
Песню с друзьями фронтовыми
Пел солдат.
Пел солдат, глотая слезы,
Пел про русские березы,
Про кари очи,
Про дом свой отчий
Пел в пути солдат.

Словно прирос к плечу солдата
Автомат.
Всюду врагов своих заклятых
Бил солдат.
Бил солдат их под Смоленском,
Бил солдат в поселке энском
Пуль не считая,
Глаз не смыкая,
Бил врагов солдат.

Полем, вдоль берега крутого,
Мимо хат.
В серой шинели рядового
Шёл солдат.
Шёл солдат, слуга Отчизны,
Шёл солдат во имя жизни.
Землю спасая,
Мир защищая,
Шёл вперед солдат!
1961 г.

На безымянной высоте

Текст Михаила Матусовского
Музыка Вениамина Баснера
Из кинофильма «Тишина» (режиссер Владимир Басов)

Дымилась роща под горою,
И вместе с ней горел закат…
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.

Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Светилась, падая, ракета,
Как догоревшая звезда.
Кто хоть однажды видел это,
Тот не забудет никогда.

Он не забудет, не забудет
Атаки яростные те
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Над нами «мессеры» кружили,
Их было видно, словно днем,
Но только крепче мы дружили
Под перекрестным артогнем.

И как бы трудно ни бывало,
Ты верен был своей мечте —
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.

Мне часто снятся все ребята,
Друзья моих военных дней,
Землянка наша в три наката,
Сосна, сгоревшая над ней.

Как будто вновь я вместе с ними
Стою на огненной черте
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.
У незнакомого поселка
На безымянной высоте.
1964 г.

Махнем, не глядя

Текст Михаила Матусовского
Музыка Вениамина Баснера
Из кинофильма «Щит и иеч»
В фильме песню исполняет Павел Кравецкий

Прожектор шарит осторожно по пригорку,
И ночь от этого нам кажется темней.
Который месяц не снимал я гимнастерку,
Который месяц не расстёгивал ремней
Есть у меня в запасе гильза от снаряда,
В кисете вышитом – душистый самосад.
Солдату лишнего имущества не надо.
Махнём, не глядя, как на фронте говорят.

Солдат хранит в кармане выцветшей шинели
Письмо от матери да горсть родной земли.
Мы для победы ничего не пожалели,
Мы даже сердце, как HЗ, не берегли.
Что пожелать тебе сегодня перед боем?
Ведь мы в огонь и дым идём не для наград.
Давай с тобою поменяемся судьбою –
Махнём, не глядя, как на фронте говорят

Мы научились под огнём ходить не горбясь,
С жильём случайным расставаться не скорбя.
Вот потому-то, наш родной гвардейский корпус,
Сто грамм с прицепом надо выпить за тебя.
Покуда тучи над землёй ещё теснятся,
Для нас покоя нет и нет пути назад.
Так чем с тобой мне на прощанье обменяться?
Махнём, не глядя, как на фронте говорят.

Покуда тучи над землёй ещё теснятся,
Для нас покоя нет и нет пути назад.
Так чем с тобой мне на прощанье обменяться?
Махнём, не глядя, как на фронте говорят.

1967 г.

*  *  *

Хотят ли русские войны?

Текст Евгения Евтушенко
Музыка Эдуарда Колмановского

Первые исполнители  Марк Бернес, Георг Отс, Артур Эйзен, Юрий Гуляев, хор Пятницкого

Хотят ли русские войны?
Спросите вы у тишины
Над ширью пашен и полей
И у берёз и тополей

Спросите вы у тех солдат,
Что под берёзами лежат,
И вам ответят их сыны
Хотят ли русские,
Хотят ли русские,
Хотят ли русские войны!

Не только за свою страну
Солдаты гибли в ту войну,
А чтобы люди всей Земли
Спокойно ночью спать могли.

Спросите тех, кто воевал,
Кто нас на Эльбе обнимал.
Мы этой памяти верны 
Хотят ли русские,
Хотят ли русские,
Хотят ли русские войны!

Да, мы умеем воевать,
Но не хотим, чтобы опять
Солдаты падали в бою
На землю горькую свою.

Спросите вы у матерей,
Спросите у жены моей.
И вы тогда понять должны 
Хотят ли русские,
Хотят ли русские,
Хотят ли русские войны!
1961 г.

*  *  *

Журавли

Текст Расула Гамзатова
Перевод с аварского на русский язык Наума Гребнева

Краткая предыстория песни

Расул Гамзатов написал стихи под впечатлением поездки в Японию в 1965-м году.
В Хиросиме, стоя у памятника японской девочке, погибшей от последствий атомной бомбардировки, он увидел в небе клин журавлей. Поэту показалось, что в строю журавлей он увидел небольшой промежуток.

Там же в Японии Расул Гамзатов получил телеграмму о кончине матери, и сразу вылетел домой в Дагестан.

В самолете, думая о матери, старшем брате Мгомеде, погибшем в боях под Севастополем, о другом брате – военном моряке Ахильчи, который пропал без вести, о других друзьях и знакомых не вернувшихся с Войны, Расул Гамзатович написал несколько вариантов стихов. Один из вариантов в переводе друга поэта Наума Гребнева был напечатан в журнале «Новый мир» за 1968 год.

Эти стихи увидел в журнале Марк Бернес, они произвели на него сильное впечатление. Бернес обратился к композитору Яну Френкелю с просьбой написать музыку на эти стихи. Френкель был участником войны, и эта тема ему тоже была близка.

Сам же Бернес стал работать по некоторому изменению текста стихотворения с Наумом Гребневым, который изначально не хотел вносить в текст Гамзатова никаких исправлений. Но Бернес все же уговорил и Гамзатова, и Гребнева.

Впервые песня «Журавли» прозвучали на традиционной встрече ветеранов войны в редакции газеты «Комсомольская правда». На встрече был маршал Конев, другие военачальники. Песня потрясла всех участников встречи.

Марк Наумович Бернес записал песню 8 июля 1969 года, будучи уже тяжело больным. Сын привез его на студию. Песня была записана с первого дубля. Это была последняя запись артиста (Марк Бернес умер16 августа 1969 года).

Текст стихотворения Расула Гамзатова

Мне кажется порою, что джигиты,
С кровавых не пришедшие полей,
В могилах братских не были зарыты,
А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времён тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?

Сейчас я вижу: над землёй чужою
В тумане предвечернем журавли
Летят своим определённым строем,
Как по земле людьми они брели.

Они летят, свершают путь свой длинный
И выкликают чьи-то имена.
Не потому ли с кличем журавлиным
От века речь аварская сходна?

Летит, летит по небу клин усталый –
Мои друзья былые и родня.
И в их строю есть промежуток малый –
Быть может, это место для меня!

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я улечу за тридевять земель,
На языке аварском окликая
Друзей, что были дороги досель.
1968 г.

Текст песни

Музыка Яна Френкеля
Первый исполнитель  Марк Бернес

Мне кажется порою, что солдаты
С кровавых не пришедшие полей
Не в землю нашу полегли когда-то
А превратились в белых журавлей.

Они до сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса.
Не потому ль так часто и печально
Мы замолкаем, глядя в небеса?

Летит, летит по небу клин усталый,
Летит в тумане на исходе дня.
И в том строю есть промежуток малый 
Быть может, это место для меня.

Настанет день, и с журавлиной стаей
Я поплыву в такой же сизой мгле,
Из-под небес по-птичьи окликая
Всех вас, кого оставил на земле.

Мне кажется порою, что солдаты
С кровавых не пришедшие полей
Не в землю нашу полегли когда-то
А превратились в белых журавлей.
1969 г.

*  *  *

Алёша

Текст Константина Ваншенкина
Музыка Эдуарда Колмановского

Первый исполнитель – Краснознамённый имени А. В. Александрова ансамбль Советской Армии

Белеет ли в поле пороша, пороша, пороша!
Белеет ли в поле пороша иль гулкие ливни шумят!
Стоит над горою Алёша, Алёша, Алёша.
Стоит над горою Алёша, в Болгарии русский солдат.
Источник text-pesni.com

А сердцу по-прежнему горько, по-прежнему горько.
А сердцу по-прежнему горько, что после свинцовой пурги
Из камня его гимнастерка, его гимнастерка.
Из камня его гимнастерка, из камня его сапоги.

Немало под страшною ношей, под страшною ношей,
Немало под страшною ношей легло безымянных парней.
Но то, что вот этот Алёша, Алёша, Алёша.
Но то, что вот этот Алёша известно Болгарии всей.

К долинам покоем объятым, покоем объятым,
К долинам покоем объятым, ему не сойти с высоты.
Цветов он не дарит девчатам, девчатам, девчатам.
Цветов он не дарит девчатам, они ему дарят цветы.

Привычный как солнце и ветер, как солнце и ветер.
Привычный как солнце, как ветер, как в небе вечернем звезда.
Стоит он над городом этим, над городом этим,
Как будто над городом этим вот так и стоял он всегда.

Белеет ли в поле пороша, пороша, пороша!
Белеет ли в поле пороша иль гулкие ливни шумят!
Стоит над горою Алёша, Алёша, Алёша.
Стоит над горою Алёша, в Болгарии русский солдат.

1966 г.

*  *  *

День Победы

Текст Владимира Харитонова
Музыка Давида Тухманова
Первый исполнитель – Татьяна Сашко

День Победы, как он был от нас далёк,
Как в костре потухшем таял уголёк.
Были вёрсты, обгорелые, в пыли, –
Этот день мы приближали, как могли.

Этот День Победы порохом пропах,
Это праздник с сединою на висках.
Это радость со слезами на глазах.
День Победы! День Победы! День Победы!

Дни и ночи у мартеновских печей
Не смыкала наша Родина очей.
Дни и ночи битву трудную вели –
Этот день мы приближали, как могли.

Этот День Победы порохом пропах,
Это праздник с сединою на висках.
Это радость со слезами на глазах.
День Победы! День Победы! День Победы!

Здравствуй, мама, возвратились мы не все…
Босиком бы пробежаться по росе!
Пол-Европы прошагали, пол-Земли, –
Этот день мы приближали, как могли.

Этот День Победы порохом пропах,
Это праздник с сединою на висках.
Это радость со слезами на глазах.
День Победы! День Победы! День Победы!

Этот День Победы порохом пропах,
Это праздник с сединою на висках.
Это радость со слезами на глазах.
День Победы! День Победы! День Победы!
1975 г.

*  *  *

Песни на стихи Роберта Рождественского

За того парня

Текст Роберта Рождественского
Музыка Марка Фрадкина

Песня впервые прозвучала в 1971 г. в фильме «Минута молчания» (режиссер Игорь Шатров) в исполнении Александра Кавалерова.
В фильме «В бой идут одни старики» (режиссер Леонид Быков), вышедшем в 1973 г., песня звучит в финальных кадрах в исполнении Льва Лещенко.
В 1972 году на Международном фестивале в Сопоте (Пошьша) Лев Лещенко исполнил эту песню и получил первую премию. По воспоминаниям Льва Лещенко, Марк Фрадкин и Роберт Рождественский песню немного переработали специально для конкурса – была подготовлена новая аранжировка, в конце сделан акцент на то, что хотя далеко не все вернулись с той войны, но мы всё помним: «Всё, что было не со мной – помню».

Я сегодня до зари встану,
По широкому пройду полю.
Что-то с памятью моей стало –
Всё, что было не со мной – помню.

Бьют дождинки по щекам впалым.
Для вселенной двадцать лет мало.
Даже не был я знаком с парнем,
Обещавшим: «Я вернусь, мама!»

А степная трава пахнет горечью,
Молодые ветра зелены.
Просыпаемся мы, и грохочет над полночью –
То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.

Обещает быть весна долгой,
Ждёт отборного зерна пашня.
И живу я на земле доброй –
За себя и за того парня

Я от тяжести такой горблюсь,
Но иначе жить нельзя, если –
Всё зовет меня его голос,
Всё звучит во мне его песня.

А степная трава пахнет горечью,
Молодые ветра зелены.
Просыпаемся мы, и грохочет над полночью –
То ли гроза, то ли эхо прошедшей войны.

Я сегодня до зари встану,
По широкому пройду полю.
Что-то с памятью моей стало –
Всё, что было не со мной – помню.
1971 г.

Песню в исполнении Льва Лещенко можно прослушать по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=f7Cy1fQ7Z_E&ab_channel=AndreyQuoc

 

Баллада о красках

Текст Роберта Рождественского
Музыка Оскара Фельцмана
Первый исполнитель  Мария Кодряну

Был он рыжим, как из рыжиков рагу.
Рыжим, словно апельсины на снегу.
Мать шутила, мать веселою была:
«Я от солнышка сыночка родила…»

А другой был чёрным-чёрным у неё.
Чёрным, будто обгоревшее смолье.
Хохотала над расспросами она, говорила:
«Слишком ночь была черна!..»

В сорок первом, в сорок памятном году
прокричали репродукторы беду.
Оба сына, оба-двое, соль Земли –
поклонились маме в пояс.
И ушли.

Довелось в бою почуять молодым
рыжий бешеный огонь и черный дым,
злую зелень застоявшихся полей,
серый цвет прифронтовых госпиталей.

Оба сына, оба-двое, два крыла,
воевали до победы.
Мать ждала.
Не гневила, не кляла она судьбу.
Похоронка
обошла её избу.

Повезло ей.
Привалило счастье вдруг.
Повезло одной на три села вокруг.
Повезло ей. Повезло ей! Повезло!–
Оба сына воротилися в село.

Оба сына. Оба-двое. Плоть и стать.
Золотистых орденов не сосчитать.
Сыновья сидят рядком – к плечу плечо.
Ноги целы, руки целы – что еще?

Пьют зеленое вино, как повелось…
У обоих изменился цвет волос.
Стали волосы – смертельной белизны!
Видно, много белой краски у войны.
1972 г.

*  *  *

Песни на стихи Андрея Дементьева

Баллада о матери (Алёшенька)

Текст Андрея Дементьевя
Музыка Евгения Мартынова
Первый исполнитель – София Ротару

История создания песни «Баллада о матери». Вспоминает Андрей Дементьев:
«Это было в Грузии. Пожилая грузинка увидела в кадрах военной кинохроники своего сына. Она увидела его молодым, двадцатилетним. Таким, каким она провожала его на фронт. Он пропал без вести. И уже много лет она все еще надеется увидеть сына. Я услышал об этом и так был потрясен, что весь день не мог успокоиться. И долго этот рассказ сохранялся в памяти, пока однажды я не написал стихотворение, которое называется «Баллада о матери».
А через некоторое время в редакцию журнала «Юность» пришел молодой человек и представился, что его зовут Евгений Мартынов. Он тогда только что окончил консерваторию. И показал мне песню на эти слова. Так родилась песня «Баллада о матери…».

Постарела мать за тридцать лет,
А вестей от сына нет и нет.
Но она все продолжает ждать,
Потому что верит, потому что мать.

И на что надеется она?
Много лет, как кончилась война.
Много лет, как все пришли назад,
Кроме мертвых, что в земле лежат.
Сколько их в то дальнее село,
Мальчиков безусых, не пришло.

…Раз в село прислали по весне
Фильм документальный о войне.
Все пришли в кино – и стар и мал.
Кто познал войну и кто не знал,
Перед горькой памятью людской
Разливалась ненависть рекой.

Трудно было это вспоминать.
Вдруг с экрана сын взглянул на мать.
Мать узнала сына в тот же миг,
И пронесся материнский крик:
– Алексей! Алешенька! Сынок!
Словно сын ее услышать мог.

Он рванулся из траншеи в бой,
Встала мать прикрыть его собой.
Все боялась – вдруг он упадет,
Но сквозь годы мчался сын вперед.
– Алексей! – кричали земляки.
– Алексей! – просили.– Добеги!

Кадр сменился! Сын остался жить,
Просит мать о сыне повторить.
И опять в атаку он бежит.
Жив-здоров, не ранен, не убит.
– Алексей! Алешенька! Сынок!
Словно сын ее услышать мог.

Дома все ей чудилось кино…
Все ждала, вот-вот сейчас в окно
Посреди тревожной тишины
Постучится сын ее с войны.
1974 г.

Письмо отца

Текст Андрея Дементьева и Давида Усманова
Музыка Есгения Мартынова

Я читаю письмо, что уже пожелтело с годами.
На конверте в углу номер почты стоит полевой.
Это в сорок втором мой отец написал моей маме
Перед тем, как идти в свой последний, решительный бой.

Дорогая моя, на переднем у нас передышка.
Спят в окопах друзья, тишина на крутом берегу…
Дорогая моя, поцелуй ты покрепче сынишку.
Знай, что вас от беды я всегда сберегу.

Я читаю письмо. И как будто всё ближе и ближе
Тот тревожный рассвет и биенье солдатских сердец.
Я читаю письмо. И сквозь годы отчётливо слышу
Я сейчас те слова, что сказал перед боем отец.

Я читаю письмо. А за окнами солнце смеётся,
Начинается день. И сердца продолжают любить.
Я читаю письмо. И уверен, что если придётся,
Всё, что сделал отец, я сумею всегда повторить.
1974 г.

*  *  *

Песни Булата Окуджавы

Вы слышите, грохочут сапоги

Вы слышите, грохочут сапоги,
и птицы ошалелые летят,
и женщины глядят из-под руки,
вы поняли, куда они глядят?

Вы слышите, грохочет барабан?
Солдат, прощайся с ней, прощайся с ней.
Уходит взвод в туман, в туман, в туман.
А прошлое ясней, ясней, ясней.

А где же наше мужество, солдат,
когда мы возвращаемся назад?
Его, наверно, женщины крадут,
и, как птенца, за пазуху кладут.

А где же наши женщины, дружок,
когда вступаем мы на свой порог?
Они встречают нас и вводят в дом,
а в нашем доме пахнет воровством.

А мы рукой на прошлое – вранье,
а мы с надеждой в будущее – свет.
А по полям жиреет воронье,
а по пятам война грохочет вслед.

И снова переулком – сапоги,
и птицы ошалелые летят.
И женщины глядят из-под руки,
в затылки наши круглые глядят…
1957 г.

Песенка о Лёньке Королёве

Во дворе, где каждый вечер всё играла радиола,
где пары танцевали, пыля,
ребята уважали очень Лёньку Королёва,
и присвоили ему званье Короля.

Был Король, как король, всемогущ. И если другу
станет худо и вообще не повезет,
он протянет ему свою царственную руку,
свою верную руку, – и спасет.

Но однажды, когда «мессершмитты», как вороны,
разорвали на рассвете тишину,
наш Король, как король, он кепчонку, как корону,
набекрень, и пошел на войну.

Вновь играет радиола, снова солнце в зените,
да некому оплакать его жизнь,
потому что тот Король был один (уж извините),
королевой не успел обзавестись.

Но куда бы я не шёл, пусть какая ни забота
(по делам или так, погулять),
всё мне чудится, что вот за ближайшим поворотом
Короля повстречаю опять.

Потому что, на войне хоть и правда стреляют,
не для Леньки сырая земля,
Потому что (виноват), но я Москвы не представляю
без такого, как он, короля.
1957 г.

До свидания, мальчики

Ах, война, что ж ты сделала, подлая:
стали тихими наши дворы,
наши мальчики головы подняли –
повзрослели они до поры,
на пороге едва помаячили
и ушли, за солдатом солдат…
До свидания, мальчики! Мальчики,
постарайтесь вернуться назад.
Нет, не прячьтесь вы, будьте высокими,
не жалейте ни пуль, ни гранат
и себя не щадите вы, и все-таки
постарайтесь вернуться назад.

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:
вместо свадеб – разлуки и дым,
наши девочки платьица белые
раздарили сестренкам своим.
Сапоги – ну куда от них денешься?
Да зеленые крылья погон…
Вы наплюйте на сплетников, девочки.
Мы сведем с ними счеты потом.
Пусть болтают, что верить вам не во что,
что идете войной наугад…
До свидания, девочки! Девочки,
постарайтесь вернуться назад.
1958 г.

Простите пехоте…

Из кинофильма «Июльский дождь» режиссера Марлена Хуциева
В фильме песню исполняет Юрий Визбор

Простите пехоте,
что так неразумна бывает она:
всегда мы уходим,
когда над Землею бушует весна.
И шагом неверным,
по лестничке шаткой, спасения нет…
Лишь белые вербы,
как белые сёстры глядят тебе вслед.

Не верьте погоде,
когда затяжные дожди она льет.
Не верьте пехоте,
когда она бравые песни поет.
Не верьте, не верьте,
когда по садам закричат соловьи:
у жизни со смертью
ещё не окончены счеты свои.

Нас время учило:
живи по-привальному, дверь отворя…
Товарищ мужчина,
а все же заманчива должность твоя:
всегда ты в походе,
и только одно отрывает от сна:
чего ж мы уходим,
когда над Землёю бушует весна?
Куда ж мы уходим,
когда над Землёю бушует весна?
1966 г.

Песня о московских ополченцах

Песня звучала во второй серии советско-американского документального проекта «Великая Отечественная» («Неизвестная война»).

Над нашими домами разносится набат,
и затемненье улицы одело.
Ты научи любви, Арбат,
а дальше – дальше наше дело.

Гляжу на двор арбатский, надежды не тая,
вся жизнь моя встает перед глазами.
Прощай, Москва, душа твоя
всегда-всегда пребудет с нами!

Расписки за винтовки с нас взяли писаря,
но долю себе выбрали мы сами.
Прощай, Москва, душа твоя
всегда-всегда пребудет с нами!
1969 г.

Здесь птицы не поют…  (Десятый наш, десантный батальон)

Из кинофильма «Белорусский вокзал» (режиссёр Андрей Смирнов)

Здесь птицы не поют,
деревья не растут.
И только мы, плечом к плечу,
врастаем в землю тут.
Горит и кружится планета,
над нашей Родиною дым.
И, значит, нам нужна одна победа,
одна на всех – мы за ценой не постоим.
Одна на всех – мы за ценой не постоим.

Нас ждет огонь смертельный,
и всё ж бессилен он.
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный
десятый наш, десантный батальон.
Десятый наш, десантный батальон.

Едва огонь угас –
звучит другой приказ,
и почтальон сойдет с ума,
разыскивая нас.
Взлетает красная ракета,
бьёт пулемет, неутомим…
И значит, нам нужна одна победа,
одна на всех – мы за ценой не постоим.
Одна на всех – мы за ценой не постоим.

Нас ждет огонь смертельный,
и всё ж бессилен он.
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный
десятый наш, десантный батальон.
Десятый наш, десантный батальон.

От Курска и Орла
война нас довела
до самых вражеских ворот –
такие, брат, дела.
Когда-нибудь мы вспомним это –
И не поверится самим…
А нынче нам нужна одна победа.
Одна на всех – мы за ценой не постоим.
Одна на всех – мы за ценой не постоим.

Нас ждет огонь смертельный,
и всё ж бессилен он.
Сомненья прочь, уходит в ночь отдельный
десятый наш, десантный батальон.
Десятый наш, десантный батальон
1969 г.

Бери шинель, пошли домой!

Музыка Валентина Левашова
Из кинофильма «От зари до зари» (режиссер Гавриил Егиазаров)

Режиссер Леонид Быков включил эту песню в фильм «Аты-баты, шли солдаты…», 1976 г.

А мы с тобой брат из пехоты,
А летом лучше, чем зимой,
С войной покончили мы счёты,
С войной покончили мы счёты,
С войной покончили мы счёты,
Бери шинель, пошли домой.

Война нас гнула и косила,
Пришёл конец и ей самой.
Четыре года мать без сына,
Четыре года мать без сына,
Четыре года мать без сына,
Бери шинель, пошли домой.

К золе и пеплу наших улиц
Опять, опять товарищ мой!
Скворцы пропавшие вернулись,
Скворцы пропавшие вернулись,
Скворцы пропавшие вернулись,
Бери шинель, пошли домой.

А ты с закрытыми очами
Спишь под фанерною звездой.
Вставай, вставай, однополчанин,
Вставай, вставай, однополчанин,
Вставай, вставай, однополчанин,
Бери шинель, пошли домой.

Что я скажу твоим домашним,
Как встану я перед вдовой,
Неужто клясться днём вчерашним,
Неужто клясться днём вчерашним,
Неужто клясться днём вчерашним,
Бери шинель, пошли домой.

Мы все войны шальные дети,
И генерал и рядовой.
Опять весна на белом свете,
Опять весна на белом свете,
Опять весна на белом свете,
Бери шинель, пошли домой.
Бери шинель, пошли домой.
1974 г.

*  *  *

Песни Владимира Высоцкого

Штрафные батальоны

Всего лишь час дают на артобстрел –
Всего лишь час пехоте передышки,
Всего лишь час до самых главных дел:
Кому – до ордена, ну а кому – до «вышки».

За этот час не пишем ни строки –
Молись богам войны артиллеристам!
Ведь мы ж не просто так – мы штрафники,
Нам не писать: «…считайте коммунистом».

Перед атакой – водку? – Вот мура!
Своё отпили мы ещё в гражданку.
Поэтому мы не кричим «ура» –
Со смертью мы играемся в молчанку.

У штрафников один закон, один конец –
Коли-руби фашистского бродягу,
И если не поймаешь в грудь свинец –
Медаль на грудь поймаешь за отвагу.

Ты бей штыком, а лучше – бей рукой –
Оно надёжней, да оно и тише,
И ежели останешься живой –
Гуляй, рванина, от рубля и выше!

Считает враг: морально мы слабы –
За ним и лес, и города сожжёны.
Вы лучше лес рубите на гробы –
В прорыв идут штрафные батальоны!

Вот шесть ноль-ноль – и вот сейчас обстрел…
Ну, бог войны, давай без передышки!
Всего лишь час до самых главных дел:
Кому – до ордена, а большинству – до «вышки»…
Август 1963 г.

Братские могилы

На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают.
К ним кто-то приносит букетик цветов
И Вечный огонь зажигает.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче – гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы –
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне видишь вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов -
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов…
Но разве от этого легче?!
1963 г.

Песня о звёздах

Мне этот бой не забыть нипочём –
Смертью пропитан воздух,
А с небосклона бесшумным дождём
Падали звёзды.

Вот снова упала – и я загадал:
Выйти живым из боя…
Так свою жизнь я поспешно связал
С глупой звездою.

Я уж решил: миновала беда
И удалось отвертеться, –
Но с неба свалилась шальная звезда –
Прямо под сердце.

Нам говорили: «Нужна высота!»
И «Не жалеть патроны!»…
Вон покатилась вторая звезда –
Вам на погоны.

Звёзд этих в небе – как рыбы в прудах,
Хватит на всех с лихвою.
Если б не насмерть, ходил бы тогда
Тоже – Героем.

Я бы Звезду эту сыну отдал,
Просто – на память…
В небе висит, пропадает звезда –
Некуда падать.
1964 г.

Все ушли на фронт

Нынче все срока закончены,
А у лагерных ворот,
Что крест-накрест заколочены, –
Надпись: «Все ушли на фронт».

За грехи за наши нас простят,
Ведь у нас такой народ:
Если Родина в опасности,
Значит всем идти на фронт.

Там год за три, если Бог хранит,
Как и в лагере – зачёт.
Нынче мы на равных с ВОХРами –
Нынче все ушли на фронт.

У начальника Берёзкина –
Ох и гонор, ох и понт!
И душа – крест-накрест досками,
Но и он пошёл на фронт.

Лучше было – сразу в тыл его:
Только с нами был он смел.
Высшей мерой «наградил» его
Трибунал за самострел.

Ну а мы – всё оправдали мы,
Наградили нас потом:
Кто живые, тех – медалями,
А кто мёртвые – крестом.

И другие заключённые
Пусть читают у ворот
Нашу память застеклённую –
Надпись: «Все ушли на фронт»…
1964 г.

Солдаты группы «Центр»

Солдат всегда здоров,
Солдат на всё готов,
И пыль, как из ковров,
Мы выбиваем из дорог.

И не остановиться,
И не сменить ноги,
Сияют наши лица,
Сверкают сапоги!

По выжженной равнине –
За метром метр –
Идут по Украине
Солдаты группы «Центр».

– На «первый-второй» рассчитайсь!
– Первый-второй…
Первый, шаг вперёд – и в рай!
– Первый-второй…
А каждый второй – тоже герой –
В рай попадёт вслед за тобой.
– Первый-второй.
Первый-второй.
Первый-второй…

А перед нами всё цветёт –
За нами всё горит.
Не надо думать! – с нами тот,
Кто всё за нас решит.

Весёлые – не хмурые –
Вернёмся по домам,
Невесты белокурые
Наградой будут нам!
Всё впереди, а ныне
За метром метр
Идут по Украине
Солдаты группы «Центр».

– На «первый-второй» рассчитайсь!
– Первый-второй…
Первый, шаг вперёд – и в рай!
– Первый-второй…
А каждый второй – тоже герой –
В рай попадёт вслед за тобой.
– Первый-второй.
Первый-второй.
Первый-второй…
27 апреля, 1965 г.

Военная песня (Мерцал закат, как блеск клинка…)

Мерцал закат, как блеск клинка.
Свою добычу смерть считала.
Бой будет завтра, а пока
Взвод зарывался в облака
И уходил по перевалу.

Отставить разговоры!
Вперед и вверх, а там…
Ведь это наши горы,
Они помогут нам!

А до войны вот этот склон
Немецкий парень брал с тобою!
Он падал вниз, но был спасен, -
А вот сейчас, быть может, он
Свой автомат готовит к бою.

Отставить разговоры!
Вперед и вверх, а там…
Ведь это наши горы,
Они помогут нам!

Ты снова здесь, ты собран весь,
Ты ждешь заветного сигнала.
А парень тот, он тоже здесь.
Среди стрелков из «Эдельвейс».
Их надо сбросить с перевала!

Отставить разговоры!
Вперед и вверх, а там…
Ведь это наши горы,
Они помогут нам!

Взвод лезет вверх, а у реки -
Тот, с кем ходил ты раньше в паре.
Мы ждем атаки до тоски,
А вот альпийские стрелки
Сегодня что-то не в ударе.

Отставить разговоры!
Вперед и вверх, а там…
Ведь это наши горы,
Они помогут нам!
1966 г.

Две песни об одном воздушном бое

I. Песня лётчика

Их восемь – нас двое, – расклад перед боем
Не наш, но мы будем играть!
Серёжа, держись! Нам не светит с тобою,
Но козыри надо равнять.

Я этот небесный квадрат не покину –
Мне цифры сейчас не важны:
Сегодня мой друг защищает мне спину,
А значит – и шансы равны.

Мне в хвост вышел «мессер», но вот задымил он,
Надсадно завыли винты, –
Им даже не надо крестов на могилы –
Сойдут и на крыльях кресты!

Я – «Первый», я – «Первый», – они под тобою!
Я вышел им наперерез!
Сбей пламя, уйди в облака – я прикрою!
В бою не бывает чудес.

Сергей, ты горишь! Уповай, человече,
Теперь на надёжность строп!
Нет, поздно – и мне вышел «мессер» навстречу, –
Прощай, я приму его в лоб!..

Я знаю – другие сведут с ними счёты, –
Но, по облакам скользя,
Взлетят наши души, как два самолета, –
Ведь им друг без друга нельзя.

Архангел нам скажет: «В раю будет туго!»
Но только ворота – щёлк, –
Мы Бога попросим: «Впишите нас с другом
В какой-нибудь ангельский полк!»

И я попрошу Бога, Духа и Сына, –
Чтоб выполнил волю мою:
Пусть вечно мой друг защищает мне спину,
Как в этом последнем бою!

Мы крылья и стрелы попросим у Бога, –
Ведь нужен им ангел-ас, –
А если у них истребителей много –
Пусть примут в хранители нас!
Хранить – это дело почётное тоже, –
Удачу нести на крыле
Таким, как при жизни мы были с Сережей,
И в воздухе и на земле.

II. Песня лётчика-истребеителя («Як» – истребитель)

Я – «Як»-истребитель, – Мотор мой звенит,
Небо – моя обитель, –
Но тот, который во мне сидит,
Считает, что он – истребитель.

В этом бою мною «юнкерс» сбит, –
Я сделал с ним, что хотел.
А тот, который во мне сидит,
Изрядно мне надоел!

Я в прошлом бою навылет прошит,
Меня механик заштопал, –
А тот, который во мне сидит,
Опять заставляет – в «штопор»!

Из бомбардировщика бомба несёт
Смерть аэродрому,
А кажется – стабилизатор поёт:
«Мир вашему дому!»

Вот сзади заходит ко мне «мессершмитт»–
Уйду – я устал от ран!..
Но тот, который во мне сидит,
Я вижу, решил – на таран!

Что делает он?! Вот сейчас будет взрыв!.
Но мне не гореть на песке, –
Запреты и скорости все перекрыв,
Я выхожу из пике.

Я – главный, a сзади… Ну чтоб я сгорел!
Где же он, мой ведомый?
Вот он задымился, кивнул – и запел:
«Мир вашему дому!»

И тот, который в моём черепке,
Остался один – и влип, –
Меня в заблуждениье он ввёл и в пике –
Прямо из «мёртвой петли».

Он рвёт на себя, и нагрузки – вдвойне, –
Эх, тоже мне – летчик-ас!
Но снова приходится слушаться мне, –
И это – в последний раз!

Я больше не буду покорным – клянусь! –
Уж лучше лежать на земле…
Ну что ж он не слышит, как бесится пульс:
Бензин – моя кровь – на нуле!

Терпенью машины бывает предел,
И время его истекло, –
И тот, который во мне сидел,
Вдруг ткнулся лицом в стекло.

Убит! Наконец-то лечу налегке,
Последние силы жгу…
Но… что это, что?! Я – в глубоком пике, –
И выйти никак не могу!

Досадно, что сам я немного успел, –
Но пусть повезёт другому!
Выходит, и я напоследок спел:
«Мир вашему дому!»
1968 г.

Он не вернулся из боя

Почему всё не так? Вроде всё как всегда:
То же небо – опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода,
Только он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя.
Мне не стало хватать его только сейчас –
Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,
Он всегда говорил про другое,
Он мне спать не давал, он с восходом вставал,
А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, – не про то разговор:
Вдруг заметил я – нас было двое…
Для меня – будто ветром задуло костёр,
Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалось – будто из плена весна, –
По ошибке окликнул его я:
– Друг, оставь покурить! – А в ответ – тишина:
Он вчера не вернулся из боя.

Наши мёртвые нас не оставят в беде,
Наши павшие – как часовые…
Отражается небо в лесу, как в воде, –
И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,
Нам и время текло – для обоих.
Всё теперь одному. Только кажется мне,
Это я не вернулся из боя.
1969 г.

Чёрные бушлаты

За нашей спиною остались паденья, закаты,
Ну хоть бы ничтожный, ну хоть бы невидимый взлёт!
Мне хочется верить, что чёрные наши бушлаты
Дадут нам возможность сегодня увидеть восход.

Сегодня на людях сказали: «Умрите геройски!»
Попробуем – ладно! Увидим, какой оборот.
Я только подумал, чужие куря папироски:
«Тут кто как сумеет, – мне важно увидеть восход.»

Особая рота – особый почёт для сапера.
Не прыгайте с финкой на спину мою из ветвей,
Напрасно стараться,- я и с перерезанным горлом
Сегодня увижу восход до развязки своей.

Прошли по тылам мы, держась, чтоб не резать их сонных,
И вдруг я заметил, когда прокусили проход,-
Ещё несмышлёный, зелёный, но чуткий подсолнух
Уже повернулся верхушкой своей на восход.

За нашей спиною в шесть тридцать остались – я знаю,–
Не только паденья, закаты, но взлёт и восход.
Два провода голых, зубами скрипя, зачищаю,–
Восхода не видел, но понял: вот-вот – и взойдет.

…Уходит обратно на нас поредевшая рота.
Что было – не важно, а важен лишь взорванный форт.
Мне хочется верить, что грубая наша работа
Вам дарит возможность беспошлинно видеть восход.
1972 г.

Тот, который не стрелял

Я вам мозги не пудрю – уже не тот завод:
В меня стрелял поутру из ружей целый взвод.
За что мне эта злая, нелепая стезя –
Не то чтобы не знаю, – рассказывать нельзя.

Мой командир меня почти что спас,
Но кто-то на расстреле настоял –
И взвод отлично выполнил приказ.
Но был один, который не стрелял.

Судьба моя лихая давно наперекос.
Однажды «языка» я добыл, да не донёс,
И особист Суэтин – неутомимый наш! –
Ещё тогда приметил и взял на карандаш.

Он выволок на свет и приволок
Подколотый, подшитый матерьял –
Никто поделать ничего не смог…
Нет! Смог один, который не стрелял.

Рука упала в пропасть с дурацким звуком: «Пли!» –
И залп мне выдал пропуск в ту сторону земли.
Но… слышу: «Жив, зараза! Тащите в медсанбат –
Расстреливать два раза уставы не велят!»

А врач потом всё цокал языком
И, удивляясь, пули удалял.
А я в бреду беседовал тайком
С тем пареньком, который не стрелял.

Я раны, как собака, лизал, а не лечил.
В госпиталях, однако, в большом почёте был –
Ходил, в меня влюблённый, весь слабый женский пол:
«Эй, ты! Недострелённый! Давай-ка на укол!»

Наш батальон геройствовал в Крыму,
И я туда глюкозу посылал,
Чтоб было слаще воевать ему.
Кому? Тому, который не стрелял.

Я пил чаёк из блюдца, со спиртиком бывал.
Мне не пришлось загнуться, и я довоевал.
В свой полк определили. «Воюй! – сказал комбат. –
А что недострелили – так я не виноват».

Я очень рад был, но, присев у пня,
Я выл белугой и судьбину клял:
Немецкий снайпер дострелил меня,
Убив того, который не стрелял.
1973 г.

Песню «Тот, который не стрелял» можно прослушать по ссылке
https://www.youtube.com/watch?v=J0K6fn9ed84&ab_channel

*  *  *

Враги сожгли родную хату

Текст Михаила Исаковского
Музыка Матвея Блантера

Стихи были написаны Михаилом Исаковским в 1945 г., в 1946-м напечатаны в журнале «Знамя», Матвей Блантер написал музыку на эти стихи.
Первый исполнитель Владимир Нечаев, но затем по идеологическим причинам её исполнение было запрещено. Но в 1960 г. Марк Бернес все же решился исполнить песню на большом концерте. Зал устроил певцу овацию. Песня стала популярной.

Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?

Пошёл солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог,
Нашёл солдат в широком поле
Травой заросший бугорок.

Стоит солдат – и словно комья
Застряли в горле у него.
Сказал солдат: «Встречай, Прасковья,
Героя – мужа своего.

Готовь для гостя угощенье,
Накрой в избе широкий стол,-
Свой день, свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришёл…»

Никто солдату не ответил,
Никто его не повстречал,
И только тёплый летний ветер
Траву могильную качал.

Вздохнул солдат, ремень поправил,
Раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой:

«Не осуждай меня, Прасковья,
Что я пришёл к тебе такой:
Хотел я выпить за здоровье,
А должен пить за упокой.

Сойдутся вновь друзья, подружки,
Но не сойтись вовеки нам…»
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам.

Он пил – солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
«Я шёл к тебе четыре года,
Я три державы покорил…»

Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт.
1945 г.

*  *  *

Вальс «Сердце молчи…»

Текст Александра Галича
Музыка Кирилла Молчанова
Из кинофильма режиссера Станислава Ростоцкого «На семи ветрах»

Сердце, молчи…
В снежной ночи
В поиск опасный
Уходит разведка.

С песней в пути
Легче идти.
Только разведка в пути не поёт,
Ты уж прости…

Где-то сквозь снег
Песни и смех.
Здесь лишь гудит
Новогодняя вьюга.

В мирном краю
Тех, кто в бою,
Вспомни и тихо пропой про себя
Песню мою…
1962 г.

*  *  *

Вечный огонь (От героев былых времен…)

Текст Евгения Аграновича
Музыка Рафаила Хозака
Из кинофильма «Офицеры» (режиссер Владимир Роговой)
В фильме песня была исполнена Владимиром Златоустовским

От героев былых времен не осталось порой имен, –
Те, кто приняли смертный бой, стали просто землей и травой.
Только грозная доблесть их поселилась в сердцах живых.
Этот вечный огонь, нам завещанный одним, мы в груди храним.

Погляди на моих бойцов, целый свет помнит их в лицо,
Вот застыл батальон в строю, снова старых друзей узнаю.
Хоть им нет двадцати пяти – трудный путь им пришлось пройти.
Это те, кто в штыки поднимался, как один, те, кто брал Берлин.

Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой.
И глаза молодых солдат с фотографий увядших глядят.
Этот взгляд, словно Высший Суд для ребят, что сейчас растут.
И мальчишкам нельзя ни солгать, ни обмануть, ни с пути свернуть.
1975 г.

*  *  *

На всю оставшуюся жизнь

Текст Петра Фоменко, Бориса Вахтина (сына Веры Пановой)
Музыка Вениамина Баснера

Из кинофильма «На всю оставшуюся жизнь» (режиссер Петр Фоменко)
(по повести Веры Пановой «Спутники»)
(В фильме песню исполняют Пётр Фоменко и Таисия Калинченко)

– Сестра, ты помнишь, как из боя
Меня ты вынесла в санбат?
– Остались живы мы с тобою
В тот pаз, товарищ мой и брат.

Hа всю оставшуюся жизнь
Hам хватит подвигов и славы,
Победы над вpагом кpовавым
Hа всю оставшуюся жизнь.
Hа всю оставшуюся жизнь.

– Гоpели Днепp, Hева и Волга,
Гоpели небо и поля…
– Одна беда, одна тревога,
Одна судьба, одна земля.

Hа всю оставшуюся жизнь
Hам хватит горя и печали.
Где те, кого мы потеряли
Hа всю оставшуюся жизнь.
Hа всю оставшуюся жизнь.

Сестpа и бpат, взаимной веpой
Мы были сильными вдвойне.
Мы шли к любви и милосердью
В немилосеpдной той войне.

Hа всю оставшуюся жизнь
Запомним бpатство фpонтовое,
Как завещание святое
Hа всю оставшуюся жизнь,
Hа всю оставшуюся жизнь.
1975 г.

*  *  *

В сельском клубе

Текст Рудольфа Ольшевского
Музыка Виктора Берковского

В сельском клубе, в вестибюле, на стене –
Фотографии убитых на войне.
От черты и до черты, до потолка –
Полдеревни довоенной, полполка.

Полпогоста, если б падали не врозь,
Если б дома умирать им довелось.
Кто в рубахе, кто в пальто, кто в пиджаке,
Кто с гармошкой, кто с ребенком на руке…

Что поделаешь, свой век не торопя,
Не для общества снимались – для себя.
Для улыбки, для домашнего угла.
Если б знали, что для памяти села, –

Посмотрели бы построже в аппарат,
Горько головы откинули б назад.
– Отойди, – сказали брату б и жене, –
Как-никак, висеть на траурной стене…

Фотографии для дома, для семьи
Встали в ряд, в колонну встали по семи.
В сельском клубе, в вестибюле, на стене –
Фотографии убитых на войне.

*  *  *

Письмо из 45-го

Текст Михаила Гольдмана (Михаила Ясеня)
Музыка Игоря Лученка
Первый исполнитель  Ярослав Евдокимов

Я шлю тебе письмо из сорок пятого…
Взгляни на снимок, сверстник дорогой.
На нём я вместе с нашими ребятами,
Ты посмотри, какой я молодой!

Спецкор газеты фронтовой нас высмотрел
И, щёлкнув «лейкой», адрес взял с собой.
А мы опять пошли туда, где выстрелы…
Ты посмотри, какой я молодой!

А вокруг весна,
Неба синева,
Солнце бьёт в глаза
И нежна листва…
Нам бы жить да жить,
Жить бы да любить
И любовь дарить
На земле!

А мы опять пошли туда, где выстрелы,
Где взрывы мин и бомб зловещий вой…
Пошли вперёд, чтоб победить, чтоб выстоять,
Пусть даже самой страшною ценой!
земля стонала, вся в крови, в пожарищах,
И мы за жизнь вели жестокий бой,
И рядом наземь падали товарищи,
И каждый был такой же молодой…

А вокруг весна,
Неба синева,
Солнце бьёт в глаза
И нежна листва…
Как хотелось жить
И любимым быть,
И детей растить
На земле!

Я не слыхал, как злая пуля свистнула,
Как я упал и стал землёй седой,
Как обелиском стал и песней чистою…
Ты посмотри, какой я молодой!
Я говорю с тобой из сорок пятого…
Взгляни на снимок: я на нём живой!
Не допусти же вновь войну проклятую!
Пусть будет мирным небо над тобой!

…Нам бы жить да жить,
Жить бы да любить,
Этот мир беречь
На земле!
Нам бы жить да жить,
Жить бы да любить,
Этот мир сберечь
Навсегда!
1983 г.

*  *  *

Полицай

Текст Леонида Филатова
Музыка Владимира Качана

Горько плачет полицай –
Кулачище – в пол-лица:
– Не таи обиды, Верка,
На папаню-подлеца.

Смотрят из-под кулака
Два зареванных зрачка…
Ох, и жутко в одиночку
Слушать вечером сверчка!..

Верещит в углу сверчок,
Верещит – и вдруг   молчок!..
– Ты себя, папаня, продал
За немецкий пятачок…

– Помнишь, дождик моросил,
Ты конфеты приносил,
Ты чего это такое
В чёрном кабуре носил?..

Тихо капает вода,
Забывается беда…
– Помнишь Ольгиного Лёшку –
Ты за что его тогда?..

Горько плачет полицай –
Кулачище – в пол-лица:
– Не таи обиды, Верка,
На папаню-подлеца.

– Помнишь, осенью в Литве
Ты зарыл его в листве,
А потом с охальным делом
Приходил к его вдове?..

Верещит в углу сверчок,
Верещит – и вдруг молчок!..
– Ты себя, папаня, продал
За немецкий пятачок…

За деревней таит снег,
– Бог простит тебя за грех, 
А покуда за окошком
До утра девичий смех…

Водка зябнет на столе,
Ты опять навеселе…
Как ты слышишь, как ты дышишь,
Как ты ходишь по земле?..

Вот приходит месяц май,
О былом не поминай…
– Помирай скорей, папаня,
Поскорее помирай…

Горько плачет полицай –
Кулачище – в пол-лица:
– Не таи обиды, Верка,
На папаню-подлеца.

Смотрят из-под кулака
Два зареванных зрачка…
Ох, и жутко в одиночку
Слушать вечером сверчка!..

*  *  *

Ленинградки

Текст Макса Дахие
Музыка Виктора Плешака

Эту песню В. Плешак и М. Дахие написали для женского хора ветеранов ленинградской Местной противовоздушной обороны (МПВО), в котором пела мама композитора. Её включила в свой репертуар Нина Ургант. Позже кинорежиссёр Ефим учитель попросил переделать песню для документального фильма «Мы из блокады», вышедшего в 1983-м году. М. Дахие написал новый текст, а ритм вальса был изменен на марш, песня стала называться «Ленинградцы». В фильме её поёт Валентин Никулин. Песню «Ленинградцы» с большим успехом исполнял Герман Орлов.

Ты знаешь, ты помнишь, подруга,
Хоть память о том тяжела.
Жестоко военная вьюга
По улицам мертвым мела.

Мы горечь потерь без остатка
Испили до самого дна.
Ведь мы же с тобой ленинградки,
Мы знаем, что значит война.

Ведь мы же с тобой ленинградки,
Мы знаем, что значит война.

Развалины милого дома,
Где мы тебя ждали всегда.
И яростный пульс метронома
Средь крови, железа и льда.

Листочки на школьной тетрадке:
«Все умерли, Таня одна…»
Ведь мы же с тобой ленинградки,
Мы знаем, что значит война.

Мы знали отчаяние и смелость
В блокадных ночах без огня,
А главное – страшно хотелось
Дожить до победного дня.

И ради него без оглядки
Мы отдали юность сполна –
Ведь мы же с тобой ленинградки –
Мы знаем, что значит война.

Салюта рассыпятся искры,
Свой шаг ускоряют года
Под небом просторным и чистым
Всё краше встают города.

Пусть внуки уснули в кроватках,
Ведь детям нужна тишина.
Ведь мы же с тобой ленинградки –
Мы знаем, что значит война.
Ведь мы же с тобой ленинградки –
Мы знаем, что значит война.

Песню «Ленинградки» в исполнении Нины Ургант можно прослушать по ссылке:
http://kkre-kf.narod.ru/pel.mp3
Песню«Ленинградки» в исполнении Татьяны Булановой можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=s9NMp_WMPaE&ab

Ленинградцы

Текст Макса Дахие
Музыка Виктора Плешака

Ты знаешь, ты помнишь, товарищ,
Пусть память о том тяжела,
Как вьюга сквозь отсвет пожарищ
По улицам мертвым мела.
Мы насмерть умели сражаться,
Мы горе испили до дна.
Ведь мы же с тобой ленинградцы -
Мы знаем, что значит война.

Ты помнишь: руины дымятся
И чей-то оборванный крик…
Но каждый здесь был ленинградцем –
Ребенок, солдат и старик.
Бессмертно блокадное братство,
Свершившее долг свой сполна…
Ведь мы же с тобой ленинградцы –
Мы знаем, что значит война.

Мы помним с тобою сквозь годы
В разрывах сплошных горизонт
И как из промерзших заводов
Шли грозные танки на фронт.
Душе не давая сгибаться,
Мы верили, с нами страна.
Ведь мы же с тобой ленинградцы –
Мы знаем, что значит война.

Мы знали отчаянье смелость
В блокадных ночах без огня,
А главное страшно хотелось
Дожить до победного дня,
Нам с этим вовек не расстаться
В нас подвигу память верна…
Ведь мы же с тобой ленинградцы–
Мы знаем, что значит война.
Ведь мы же с тобой ленинградцы–
Мы знаем, что значит война.
1983 г.

Песню «Ленинградцы» в исполнении Германа Орлова можно прослушать по ссылке:
https://www.youtube.com/watch?v=ZIdFYekIzpo&ab_channel=muzynemolchali

Автор: Администратор | слов 9197


Добавить комментарий