Разговор с американцем о русском языке

ИТ эмигрировал в Америку около 30-ти лет назад. Мы обмениваемся письмами, и вот недавно получился такой разговор.

ИТ: Увидел на русском сайте следующие слова: «Компьютер заглючил. Телефон предательски тупит — это бесит» Переведи, пожалуйста, это на русский язык, который я пойму. Похоже, я сильно отстал от современного русского языка.

ОА: Ну, рассмешил ты меня, однако! — Здесь даже не молодежный сленг, а слова реального бытового общения. — Молодежный язык я и сам не очень понимаю, но у молодежи всегда было так. Возможно, сейчас (без «лингвистической» цензуры) дорога от сленга в обиход короче. Кстати, неоднократно слышал, как молодые мальчики и девочки общаются между собой матом. Это неправильно, — у мата есть своя функция, т.е. свое место, и не стоит эту функцию подрывать.

Однако, по тексту.
«Глючить» — от слова «глюк», — заимствовано из какого-то языка, обозначает неожиданные случайные аномалии при работе некого устройства. «Глючит» — значит, работает, но иногда вытворяет нечто странное. По инженерно-техническому, Глюк — это случайный сбой.
«Тупить» (от слова «тупой») — это еще не «глючить», но уже на пороге «глюка». Тоже относится к бытовой технике. Обозначает реакцию замедленную, или вообще отсутствие реакции на какие-то действия. Или реакцию не с первого раза. Т.е. пользоваться можно, но тяжело, неприятно, что, естественно, «Бесит». — Ожидаешь одно, а получаешь другое, или медленно, или вообще ничего не получаешь.
«Беситься» — слово старое, но здесь употребляется в отрицательном значении. Можно беситься — веселиться, а можно впасть в безумие и сокрушать все на своем пути. Когда ситуация «бесит», такая угроза существует.

Иллюстрация к слову «бесит». — Случай с твоим сыном, когда он целый год (2002-2003) провел в России. Однажды, некая ситуация его взбесила так, что он сгоряча бросил мобильный телефон, разбил его вдребезги об асфальт (мобильник тогда еще только входил в обиход). Это вполне «по-нашему». (Именно так я представляю «русский характер», которым, однако, сам не обладаю).

По теме, — рассказ преподавательницы немецкого языка на аспирантских курсах в «Граните» (1981). — Когда Гитлер пришел к власти, некоторые немцы — коммунисты эмигрировали в СССР. Во время войны они прошли подготовку и их забросили в Германию как разведчиков. — Вскоре всех «раскусили», арестовали, причем из-за родного немецкого языка. За несколько лет язык изменился, и они уже не понимали значения некоторых, широко употребимых слов.

ИТ: Спасибо за объяснение.
Я понимаю, что отстал безнадежно от ‘современного’ русского языка. Но меня он, извини, коробит. Особенно, когда я слышу по радио, например, искаженные английские слова, которые имеют вполне русские эквиваленты. В моем понимании это не развитие языка, а деградация. Наверное я неправ, потому что это взгляд из-за бугра.

ОА: В советские времена за всем следили, чтобы было «правильно», в том числе, за языком. Сейчас следят только за тем, что прописано в законах. Про язык, как понимаю, там ничего не сказано. Хотя, года три назад, мат в СМИ запретили законодательно, сейчас его глушат.

У нас рынок. Если бы зритель не смотрел, а слушатель не слушал каналы из-за плохого языка, то, вероятно, было бы все нормально. Но большинству безразлично, на каком языке вещают СМИ, и у вещающих такого стимула нет. На канале «Культура» иногда поднимают этот вопрос, но как быть, — непонятно.

9 лет назад я поговорил на такую тему (в Интернете) с сыном нашей общей знакомой (он сейчас живет в Австрии). Потом этот диалог выложил на сайте с названием: «О языковой деградации» (https://memoclub.ru/2016/04/tx43/). Тогда мне казалось, что все это временные трудности. Впрочем, я и сейчас готов это подтвердить, поскольку считаю, что язык обладает большой внутренней силой и не примет чуждое себе.

ИТ: 9 лет назад — и никакого прогресса?
Этот феномен, однако, имеет место повсюду в цивилизованном мире. Не знаю как французский язык — но в английском — каждый год новые слова официально (5-10) вносятся в словари и обсуждаются повсеместно — даже в такой нестандартной [англоязычной] стране как Америка. Мата очень много, в том числе на ТВ.

ОА: Информация интересная. — Ничего такого я бы не узнал, если бы как турист приехал в Америку.

У нас в метро, наряду с рекламой, уже не один год вывешивают призывы от Совета по культуре речи Губернатора СПБ: «Давайте говорить как петербуржцы!» Со ссылкой на проф. Л.Вербицкую, на листке два столбика слов, — как надо и как не надо говорить (слова разные в разное время и в разных местах). А еще, среди рекламы, в тех же вагонах и вдоль эскалаторов, попадаются щиты с двумя — тремя строфами стихотворений классиков (не только русских). Т.е. что-то делается.

Пройдет время, — как можно будет судить о языке, который был 100-200 лет назад? — Естественно, только по литературе, кинофильмам и прочим культурным «артефактам». Язык литературный отличается от разговорного. Есть, конечно, авторы, которые внедряют разговорный язык в свои тексты (таковы, например, Высоцкий, Маяковский), но это единицы, они погоду не делают. Литература тяготеет к языку «чистому», красивому, именно это и останется в библиотеках после «естественного отбора» и будет по праву считаться (как и сейчас) эталоном языка. А остальное, — «маскульт», забудут, как недостойное сохранения и популяризации. Вместо этого будет новый «маскульт», возмущающий людей неравнодушных. В общем, по этому вопросу я оптимист.

5-10 новых слов из 30-50 тысяч дают цифру от трех до десяти тысяч лет для обновления всего словаря. При том, что не все слова приживутся, результат будет много больше. Языки столько не живут (ну, разве что, иврит).

В действительности, мы не знаем, на каком языке говорили в 19-м веке. Кроме литературы, остались письма, записки, но и они не дадут представление. Как недавно увидел цифру, до революции в России процент грамотных был крайне низок (менее 10%). Потому, основное население не оставило никаких следов. Предполагаю, что разговорный язык былых времен не лучше нынешнего.

29.08.2018 — 01.10.2018

Автор: Ханов Олег Алексеевич | слов 885 | метки:


Добавить комментарий