Приложение. ЗВЕЗДОГРАД

Текст сборника воспроизведен в соответствии с подлинником. Единственное исправление, точнее, восстановление, – строка в стихотворении «Посвящение». При обсуждении текста сборника с цензором майором Капустиным он предложил «не ввязываться в конфликт СССР и Китая»(!) и согласился заменить «Хоть живем не в Европе, а в Азии» на безликое «Это сказано не для фразы».

ЗВЕЗДОГРАД

(Сборник стихов начинающих поэтов)

***

-1963-

«Звездоград» – звездный город. Его нет на карте. Жители «Звездограда» – поэты. Они творят чудесную поэму о величии человеческого разума и созидательной силе свободного труда.

Где труд создает
Громад букеты,
Мечта живет,
Живут поэты.
(А. Корнилов)

«Звездоград» – это город, где поселилось будущее, где поэзия, космос и коммунизм слились в могучую жизнеутверждающую симфонию.

…коммуна –

это место,

где исчезнут чиновники

и где будет

много

стихов и песен.

(В. Маяковский)

***

Это первый сборник стихов поэтов нашего молодого города. И так же, как город, молоды его первые поэты. Самому старшему из них, коммунисту инженер-капитану СПИЧАКУ Евгению Николаевичу, только-только перевалило за тридцать, а самый младший, комсомолец рядовой ИОФФЕ Марк Савельевич в нынешнем году встретил свою двадцать вторую весну.

Авторы сборника – не профессиональные поэты. Они больше физики, нежели лирики. Коммунист АНУФРИЕНКО Евгений Александрович (1936 г. рождения) и комсомолец ЛЕЩЕНКО Анатолий Иванович (1939 г. Рождения) – офицеры Советской Армии, инженеры. Комсомолец КОРНИЛОВ Александр Александрович (1938 г. рождения) – служащий Советской Армии, инженер, а комсомолец ЧЕРВОННЫЙ Григорий Васильевич (1940 г. Рождения) – техник-лейтенант.

Еще не каждый из них выработал свой поэтический стиль, не все еще в совершенстве овладели техникой стиха, не хватает порой и жизненного опыта. Но для всех бесспорно наличие одного замечательного качества – искренности чувств, страстности, идущих от самого сердца, от того слияния личного и общественного, которое только и рождает подлинную лирику.

Поэты только начинаются. И свой первый лист, первую пробу пера они посвящают вам, жители звездного города, правофланговые строителей коммунизма.

Авторы ждут от вас, дорогие читатели, горячих откликов, самой нелицеприятной критики и надеются, что этот сборник вызовет к жизни новые поэтические силы.

Поднимайте стихи,

высоко поднимайте,

как флаги.

Их с собой забирайте,

в пути вынимайте,

как фляги…

(О. Дмитриев)

***

Евгений Ануфриенко

ПОСВЯЩЕНИЕ

Мы росли от горстки до города,
Превращая пустыню в оазис.
Каждый встречный за город горд,
Хоть живем не в Европе, а в Азии.

Раньше был здесь лишь сусликов свист,
Начинали с палаток, с поселка,
И считался редкостью лист,
Как теперь новогодняя елка.

А сегодня к реке нерусской
Посмотреть, как закат алеет,
Мы выходим асфальтом узким,
Тополиной скромной аллеей.

Будет время народов-друзей,
МИР – навечно на всех широтах,
Хлынут толпы в город-музей
Разобраться в наших заботах.

А пока рукоплещет нам
Мир, и нашим трудом озаренный,
Хоть еще ни друзьям, ни врагам
Неизвестны мы поименно.

Тем, кто рядом живет с тобой,
Кто порою не спит ночами,
Кто в работу идет, как в бой,
Книгу эту мы посвящаем.

***

Евгений Спичак

К ТОВАРИЦАМ

Многие здесь старожилы,
Многим здешнее вновь.
Я вам напомню, как жили,
Как начиналась новь.

Мы тротуаров не знали,
Не было и мостовых,
Только бескрайние дали,
Только задор молодых.

Только желание строить,
Совесть партийная, долг.
Путь этот вспомнить стоит,
Был он нелегок и долг.

Жили в палатках, ели
Вместе – какой уж тут ранг!
Случалось, в своей постели
Мы находили фаланг.

Мерзли в палатках холодных,
Жили одни, без семьи,
Не было дней свободных –
Только рабочие дни.

Холод, жара иль вьюга,
Носит пылищу вокруг,
Здесь находили друга,
Здесь проверяли подруг.

Здесь фильтровались души
И проявлялась суть.
Здесь узнавали лучших
И изгоняли муть.

Пусть имена неизвестны
Многих достойных людей,
Пусть не сложили песен,
Славящих наших парней.

Будет прославлен подвиг,
Будет воспет он в веках,
Будет в сердцах народных
И в задушевных стихах.

Слава тебе трудовая,
Воин, товарищ и брат!

Славься,

страна огневая

Юности мира

набат!

***

Марк Иоффе

СТАРТ

Экзамены сдает армейский ВУЗ
Мы ожидаем запуска ракеты.
Нам неизвестны цель ее и курс –
Все это называется секретом.

А нам ведь тоже рисковать собой,
Когда заносит против прав и правил.
Распахнут неба омут голубой,
Но вся земля полетом нашим правит.

И пламя оплавляет лед,
И поиск поселяется в блокнотах,
А в небесах безумствует полет,
А на земле свершается работа.

Марк Иоффе

ДОЖДЬ

Дождь, дождь,
Опустели улицы,
Дождь, дождь,
Голова кружится.

А одна не бежит –
Плывет женщина,
А по платью плывет
Река жемчуга.

Солнце, вместе с дождем
Поливай спины!
А в глазах подожжен
Смех синий.

Тихий, тихий, как сон,
В осколочках неба…
Дождь прошел – смех просох.
Был – не был…

Марк Иоффе

Три измеренья помним
Из школьного листа
Два из них – побоку,
Наше – высота.

Лишь третье принимаем мы
В восторге к неизвестному,
Ведь третье стоит двух земных,
Ведь мы хотим небесного!

***

Анатолий Лещенко

Любимые песни мальчишеских лет
Остались одни –
Мальчишества нет.
Те песни тревожат, волнуют, звеня…
Когда же ты, детство,

ушло от меня?..

***

Евгений Ануфриенко

МАЛЬЧИШКА НА АТТРАКЦИОНЕ

На реактивном самолете
Совсем мальчишка, впавши в раж,
Узнав впервые хмель полета,
За виражом кладет вираж.

Зайдет от солнца с разворотом,
Чтоб от лучей противник слеп,
И пули шлет из пулеметов
Толпе девчонок на земле.

Старик, глава аттракциона
Смеется, зная эту прыть:
«Пускай мальчишкой отвоюет,
А взрослым будет в мире жить».

Евгений Ануфриенко

Под самой точной в мире звездной картой
Заснули дети в нашем городке.
Им снится, что взаправду космонавты
Сегодня приземлились на реке.

А завтра, в жаркий полдень, их отцы
Поднимут в космос сыновей планеты –
Родители осуществляют то,
О чем пока во сне мечтают дети.

Придя к обеду, сняв комбинезон,
Заснет отец, во сне устало грезя
О дальних неразгаданных мирах,
О новых неожиданных созвездьях.

А может рядом подрастает сын,
С которым к звездам
горсть земли слетает?!..
Всегда осуществляют дети то,
О чем во сне родители мечтают.

***

Александр Корнилов

ПИСЬМО

Мальчик с волосенками льняными
От старанья приоткрывши рот,
Буквами печатными, кривыми
Первое письмо писал на фронт.

Буковки ложились косо в строчку
«П» и «а» и снова «п» и «а».
На тетрадном маленьком листочке
Появлялись робкие слова.

А на фронте, где-то в Подмосковье,
В сырости землянки фронтовой
Голову над карточкой сыновьей
Командир седой склонил с тоской.

И как будто мыслям ставя точку,
Написал без лишних слов домой
Перед трудным боем пару строчек:
«Немцы будут биты под Москвой».

Он в победу не напрасно верил:
Враг был остановлен и бежал,
Но мальчонка с головенкой белой
Больше писем от отца не получал.

И не мог тогда еще мальчишка
Ни понять всего, ни осознать,
Только сжалось детское сердчишко,
Когда на пол вдруг упала мать…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Не позволим, чтобы нашим детям
Кто-то снова мог грозить войной,
Чтобы снова где-то на планете
Стала смерть законом и судьбой.

***

Евгений Ануфриенко

Если дорога – жизнь,
Что верстовые столбы?
Все, что создать успел,
Страны, в которых был…

Если дорога – жизнь,
Где перекрестки на ней?
Дни, когда повстречал
Любимую или друзей.

Если дорога – жизнь,
Зорко смотри окрест,
Чтобы, с врагом сойдясь,
Не повернуть в объезд.

Если дорога – жизнь,
Путь свой да будет прям!
Это нужнее всего
Тебе и твоим друзьям.

***

Марк Иоффе

БОМБА ВРЕМЕНИ

В США была зарыта
«бомба времени»
для потомков.
(Хроника 1939 года)

Вы зарядили бомбу времени,
Ума победы, рук престиж,
До межпланетных поколений
Ей приказали донестись.

Чтоб обнаружившим планету,
Уже остывшую навек,
Помог увидеть ящик этот –
Глядите: вот он – человек!

Модели, карты и абстракции,
Изобретений чертежи…
Какой же дьявольской кастрацией
Все это лишено души?

Модерных перлов – сколь угодно!
А из реальных прощены
Лишь от общественной уборной
Куски расписанной стены.

Дивитесь люди или звери,
Наш мир не вылетел в трубу.
Хотите нет, хотите верьте
Сверхгениальному труду…

И вот они, с Венеры, с Марса ли,
Втыкая пальцы в этот хлам,
Гогочут: «Чтим величье мастера,
Даешь музеи барахла!»…

А где же в ста веках пропетая
Трагедия «добра и зла»?
Неужто нет и горсти пепла,
Неужто по ветру зола?

А где же мудрость та, без крика,
Которая на тлен плюет
А где рапсодия великая,
Засаженная в пулемет?

А где же криком рот разорванный,
Орущий яростно: «Ура!»?
И наши женщины, и зори,
И боль, и смех от буквы «А»?

Любили мы. Взлетали. Падали.
В труде, в боях. То там, то тут.
Так что касается до памяти,
Такими нас пускай найдут.

***

Евгений Ануфриенко

Говорят: не человек –

кремень.

Это значит,

как ни бей

его,

Хоть из кожи вырезай ремень,

Кроме искр,

не выбьешь ничего.

***

Марк Иоффе

ПРО 5 МАРТА 1953 ГОДА

I

Качаясь, качаясь,
Вмятая в улицы,
Толпа не кончалась,
Гудела ульем.

По городу – век
Опухших смятенье,
А тот человек
Уже сделался тенью.

И тень наблюдала
Нощно и денно,
Как поминают
Усопшее тело.

II

Мне только двенадцать,

И пальцы в чернилах,

На шее горит

Треугольный факел.

Люди шли,

Их горе роднило.

А я не плакал.

Мне только хотелось дойти.

Я не верил.

Ведь он мне улыбкой светился лучистой,
Так в детстве идут за мечтою, наверное,
Которая никогда не случится.

И шли без дороги,

И шли без ведущих.

И путь отыскать было очень нетрудно,
Ведь в горе бездонном

толпа не бездушна.

Но вот добрели, как слепые,

до Трубной…

III

К чему вы, воспоминанья?
Куда мне теперь вас деть?
Не лезьте, друг друга сминая,
Как лезла толпа в тот день.

Не разбирая дороги,
Ломая руки и ноги,
Уже до земного бога
Осталось совсем немного.

А сзади все наступали,
А спереди отступали,
И, на других наступая,
Падали, оступаясь.

Кричало, звало и охало.
Какой-то старик в слезах:
«Я же из Курской области,
Неужто теперь назад?!»

«Не задавите мальчишку!…»
И кто-то в последний миг
Хватает меня подмышки
И втискивает в тупик.

Я в чье-то окно влезаю,
А улица мечет и рвет.
Я никогда не узнаю,
Кто меня уберег…

IV

Что Вы кричали на расстрелах,
Что наползало вам в глаза?
А небо столько раз седело,
Не в силах правду рассказать.

Где, задохнувшись, вы упали?
Где вас засыпало землей?
Последний взгляд ошпарил память
И вверх ушел, как самолет.

Пускай свое кричат фанфары,
И поднимает запад визг,
Но входят призраки фатально,
И призракам не надо виз.

Не надо им цветов и лести,
А слезы вовсе не нужны.
Слова не выкинуть из песни,
Вас – из истории страны.

Ни имени, ни обелиска,
Не тает снег, к вискам прильнув,
Но Тухачевский до Берлина
Проходит с нами всю войну

Его глаза не стерпят фальши,
Не предадут и не простят.
И это пусть считают фактом
Того, что чист

наш красный стяг.

***

Евгений Ануфриенко

Кое-кто рассуждает так:
Мне много не надо –
Я не дурак.
Засунуть бы голову

в щель любую

И тихо любить,

которую облюбую.

Растить детей,

учить благоразумию,

Чтоб их не коснулось

века безумие.

И, наконец, сыграв свой мизер,
Встретить конец, смотря в телевизор…

Евгений Ануфриенко

ПАМЯТНИК

Живому –

песни недопетые,

Фасады, в леса одетые…
И чувство долга –

перед павшими,

Незавершившими, начавшими…

А монументы,

обелиски,

И песни звук,

и лавр венка –

Лишь строчка

в долговой расписке

Потомков –

предкам.

На века.

***

Марк Иоффе

ЭСТАФЕТА

Эстафета! О эстафета!
Ошарашен секундомер.
Только ветра песня неспетая:
«Метр – секунда, секунда – метр».

Я уже о себе не помню,
Чьи-то лица летят назад.
Страшной скоростью переполнен,
Я до хруста вдавлен в азарт.

А трибуны стонут: «Давай же!»
Ну, пусти же земля, пусти!
Полусогнутый мой товарищ
Ждет меня у конца пути.

А того поджидает третий,
Задавать собираясь тон.
Но пока я за них в ответе,
И любой из них – это Он.

Сколько их, задохнувшись, падало,
Сколько тех, кому не везло!…
Но хранит эстафетная палочка
По-хорошему злое зло.

А трибуны Меня не видят,
Подчиняются им, Ему.
Вот рывок – и резко, как выстрел,
Он уже один наяву.

…Что со мной? Ничего не стало,
Просто ноги уводят в бок…
Начинал Я с низкого старта,
А высокий финиш – Его.

***

Евгений Ануфриенко

Мы входим в мир, как в воду входят,
Дрожа, держа конец лозы,
И ноги жадно дно находят
И грязь прибрежной полосы.

Потом растем,

бросаем мели,

Плывем.

Парим над глубиной.

Мы мыслим,

что достигли цели,

Нас не заденешь новизной…

Плывут не все,

остались многие,

Прилипли к илу,

гладят глину.

Палач умов,

сковала ноги им

Банальных мыслей мертвечина.

Но путь не кончен,

и, отчаянно

Врезаясь поперек слоев,

Мы ищем глазом

глуби тайны

И мозгом –

новое, свое.

Как нас, однако, мало стало!

Тем нужен воздух,

тем – отвага…

И вот до истины осталось

Два шага,

Шаг.

Всего полшага!…

Немудрено пойти ко дну…

Уважь, судьба,

слепая жадина,

Найди местечко, чтоб тонуть,

Поглубже

Марианской впадины.

***

Марк Иоффе

Не каждый день ловец

жемчужину

Со дна морского достает,
Но каждый раз мечтает

с дюжину

Найти –
И сделать в жизни взлет

Его б судьба давно

замаяла,

Одно и можно, что тужить,

Но та надежда,

хоть и малая,

А помогает все же жить.

Во сколько, жизнь, ты ценишь

этих?

Им медный грош

палит ладонь,

И счастья нет для них

на свете

Ни на земле,

ни под водой.

Плыву,

не верящий оракулам,

Всем сердцем чую глубину…

И средь пустых

блестящих раковин

Ищу жемчужину

одну.

***

Евгений Ануфриенко

«Лучше маленьким солнцем,
Чем огромной дырой»

Древние думали: солнце – дыра
В синем сукне небосвода,
И чьи-то чужие свет и жара
Льются в нее, как воды.

Мы улыбаемся древней вере,
Знаем – солнце светит само,
Знаем – в мире не сыщешь двери
Солнечный круг запереть на замок.

***

Марк Иоффе

Осторожней,

осторожней с даром!

Он, загадка,

может выйти даром.

Может выпасть пиковою дамой,

А случится,

завизжит, как боров,

Дудкой дураков и крохоборов.

С возрастом

поосторожней тоже…

Тот на совесть целую моложе,

А другой –

ни пулей, ни речами –

Лишь молился, чтоб не замечали.

Может быть, не встретится Гренада

И не все получится,

как надо,

Ты ищи!

Да будет небо синим

И твоим Бородино и Зимним!

***

Александр Корнилов

БЕРЕЗКИ

Березки,

милые,

здравствуйте!

Просто не верится, что снова с вами я,

Что вы в настоящих,

пахучих платьицах,

Что пахнет черемухой и грибами…

А где-то на юге, в неоновом месиве,
Сестры ваши мертвы от скуки.
Им совсем-совсем не весело
Оттого, что они на юге.

Им бы в леса пошептаться с подругами,
Им бы подальше от всякого лоска,
А их поместили где-то на юге
На вывеске кафе

«Березка».

***

Евгений Ануфриенко

ОБЩЕЖИТИЕ

Воздух рвется на куски,
Уши разворачивая,
За стеной магнитофон
Пленку наворачивает.

Соль не в том, о чем орет,
Главное – орет он,

И покой по этажам,
По углам разметан.

А напротив, на балконе,
Фара вновь засвечена
Ночью освещать влюбленных,
В темноте замеченных.

Этой шуткой позабавить
Я хотел своих «братишек»…
Нас бы вчетверо разбавить –
Раз в шестнадцать было в тише.

***

Александр Корнилов

Одиноким быть нельзя –
Факт без доказания.
Я, конечно, тоже за
Бракосочетания.

Юность к каждому придет,
В ней примета верная:
Тот, кто юн, чего-то ждет
И влюблен, наверное.

Но бывает иногда
От кудрей колечками
Остаемся без ума,
Не узнав сердечка, мы.

И тогда суровый ЗАГС
Рвет мечтанья пылкие,
И чеши напрасно, да-с,
Пятерней в затылке ты.

***

Евгений Ануфриенко

ПРОЩАЛЬНАЯ ПЕСНЯ

Еще минутку подожди,

не уходи!

Осталось рядом нам стоять

совсем немного:

Вдали зажглись зеленые огни,
И ждет тебя неближняя дорога.

Мы не встречались в темноте по вечерам
И ничего друг другу не сказали.
Не думали, что трудно будет нам
В последние минуты на вокзале.

Бегут секунды, ускоряя стук сердец,
Минуты рвут остатки прошлого на части,
Подходит к нам свидания конец,
Конец, который стал началом счастья.

Еще минута подожди, не уходи!
Осталось рядом нам стоять совсем немного:
Вдали зажглись зеленые огни,
И ждет тебя неближняя дорога…

Евгений Ануфриенко

ОСЕНЬ

Я брожу по улице твоей
Долгими осенними ночами.
Дождь дробит гирлянды фонарей,
Рассыпая лужи под ногами.

Все дома, насупившись, молчат,
Опустив намокшие ресницы,
Чтоб помочь ненастье переждать,
Нам сегодня снова лето снится.

Дождь, наверно, вспомнить мне не даст,
Как мы были здесь с тобою вместе,
Как мальчишки провожали нас
Присказкой о «тесте и невесте».

Помоги, напомни о себе,
Облегчи разлуки непогоду,
Промелькни в прозрачной темноте
Четким силуэтом пешехода.

Не грустите, старые дома,
Опустив намокшие ресницы,
К нам вернутся лето и она,
Хоть сегодня это только снится!

***

Александр Корнилов

Ночь, что нескончаемый туннель,
Темень без просвета, без границы,
Завернувшись в черную шинель,
Плакала над книжкой проводница.

Не читала, жизнь свою листала,
Плакала… Крепись ли, не крепись,
Если душу подло обокрали,
то ли путевка в жизнь?

А состав бежал в далеко ль, в близко,
В перезвоне стыков и колес,
Для кого-то станцию выискивал,
Тот спешил сойти, чтоб не провез…
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Кто-то

как-то

паскудно брякнул:

«Знаем, дескать,

какая краля!»

И мужчины

двусмысленно крякнули…

Врали!

Ну, а слухи?

Слухи ползали,

То ужом, то ежом,

то лавой…

Ядовитой повестью рождалась

Слава.

И когда

анонимным Линчем

Деготь в душу

словам на помощь

(Сохранли такой обычай),

Кто-то сказал: «Сволочи!»

И мне стыдно:

не я это

Первым

бросил

в грязное месиво,

А ведь считаю себя поэтом

И даже пишу

лесенкой…

Сплетни, деготь –

не резко ли будет?

Мы же люди,

а тут вдруг

нате вам!

Простите,

но это

совсем не о людях –

О …

злопыхателях.

***

Евгений Ануфриенко

Самому порой не верится:
Начинаю вновь любить,
Бредить, сердце бередить…
Девочка, берегись!

Милая, нерв обнаженный,
Струна скрипичная,
Разве можно

такую

в жены,

Чтоб стала скукой

привычною?!

Сердце, словно набата крик,
Бьется в колоколе-груди,
Это кто на пути возник?
Уходи!

Я держу тебя на руках,
И сквозь строй отвалившихся челюстей
Нас несут на взглядах-штыках
Те, кому не хватало смелости.

Я не клялся тебе никогда
Ни родными, ни смертной мукой…
Оставайся со мной навсегда,
Ни секунды не будешь скукой!

***

Марк Иоффе

Извечное и личное
Опять встает бессонное.
Сквозь губы земляничные
Я пью тебя бездонную.

Ты – радость, ты – свершение,
Не мелкое, не местное.
А волосы – брожение,
Медовое и медное.

Ты – ручеек задорный,
И сказка, и песня,
Глаза твои – озера,
Солены и пресны.

И я в тебе затерян,
И выйти не могу,
Пускай друзья растерянно
Кричат: «Ау»

Я собираю песни,
Своими их зови,
Ты – камертон чудесный
Для голоса любви.

Евгений Ануфриенко

ДОЖДЬ

Невероятный случай –

дождь в пустыне!

Воробьи расчирикались весело
И тонут, барахтаясь в глине:
Впервые за много лет – месиво.

Люди, умытые этим душем,
Улыбаются, надо, не надо ли…
Расплескать бы над миром душу,
Если дождь так людей радует…

***

Марк Иоффе

ПЕРВЫЙ ЛИСТ

Первый

прорвался зеленой ракетой,

Зеленым сигналом,

зеленым приказом.

Еще не согреты угрюмые ветки,

А он уже крепко к свободе привязан.

Пусть спят

несозревшими почками братья,

Испуган и строг,

как глаза незамужних,

Он так исцеляет, что боязно браться.

Матросом на мачте кричит он:

«Земля!»

Я рад, что таким

Ты встречаешь меня.

***

Евгений Ануфриенко

Ранней весною раненный,
Словно распахнутый настежь,
Крикнуть готов отчаянно:
«Берите меня! Да нате ж!»

Но люди спешат вокруг,
Даря улыбки рассеянно,
И ничего не берут –
Примета поры весенней.

Ведь каждой весною вновь
Люди в себя не вмещаются,
Идет по земле любовь
И чаще с людьми встречается.

Я тоже сегодня влюблен
В тебя и в нее, и в вас,
Захваченный небом в полон
И ливнем солнечных трасс.

Пьянит меня ветка в окне
И ветер пронзительно синий.
Я счастлив сегодня вдвойне:
Раздольем весны и России.

***

Анатолий Лещенко

Мое настроение – солнце весеннее,
Мое настроение – серебряный дождь,
И маленький томик Сергея Есенина,
И четкая цель, к которой идешь.

Мое настроение – небо прозрачное,
Мое настроение – труд по душе,
И у товарища празднество брачное,
Улыбка до самых ушей

Мое настроение очень уж разное,
Мне кажется, это не грех.
Веселое, грустное – только не праздное,
Желаю, пусть будет такое у всех!

***

Григорий Червонный

ВЕСНЕ

Ты затаила жар и холод,
И синеногие дожди.
И оттого наш город молод,
Что ты живешь в его груди.

***

Евгений Ануфриенко

Я утомленно вдаль смотрю:
Там, в синеве, за облаками,
Догнав вечернюю зарю,
Ракета движется над нами.

Она от пультов далеко,
Мы выручить ее не сможем,
Поэтому знакомый гуд движков
Нам каждый раз по-новому тревожен.

Пронзая толщу облаков,
Глядят друзья, пока хватает взгляда,
И каждый полететь готов,
Чтобы помочь ей, если надо.

В минуты эти чувствуешь всегда:
Пускай беда, но, замерев от боли,
Ракету к цели приведут сердца
На двигателях человечьей воли.

***

Александр Корнилов

Не дом, а город на песке
Стоит, растет и ширится.
Сегодня здесь один проспект,
А завтра – сотня улиц в степь
Каналами повыльется.

Не поползут, не потекут
Песочные фундаменты –
Их скрепит человечий труд
Бетоном

намертво!

И станет город-космодром
Легендою заслуженно.
Чтобы в песках построить дом,
Построить

город

нужно.

***

Евгений Ануфриенко

Пусть душно нам под заботами,
Пусть труд для многих –

бурлацкий ремень.

Чтоб время на нас работало,

Нам –

работать на время!

В начало

Продолжение следует

Автор: Ануфриенко Евгений Александрович | слов 3971


Добавить комментарий