Мы помним, как это было – 9 мая 1945 года

 

Подлинный день ПОБЕДЫ в мае 1945 года я помню доподлинно, и забыть его невозможно!

Мне уже было 18 лет, и я работал слесарем сборщиком на заводе № 231 им. К.Е. Ворошилова. Я уже был бригадиром сборщиков и испытателей морских мин-«шаров», как мы любили называть. Около 10 часов утра в цехе зазвучала сирена, и сразу же заговорил диктор, который коротко, без подробностей, объявил, что в 10 часов на площади перед зданием Облисполкома состоится митинг. Желающие могут туда пойти, проходная завода будет открыта для свободного прохода. Мы, как и все люди, уже давно понимали, что немцы разгромлены полностью, ведь читали газеты и слушали радио – главный источник информации, но трудно было представить, когда и как это произойдет.

Спросил в своей бригаде, кто пойдет на митинг. Согласился пойти только Коля Шувалов (ему было тогда 16 лет), мой ближайший помощник, остальные трое решили просто отдохнуть. Мы сняли свои мокрые брезентовые рукавицы (они у нас постоянно были мокрыми, так как при испытаниях на плавучесть, герметичность и гидравлику «шаров» – морских мин приходилось их непрерывно крутить в бассейне) и пошли на митинг. До площади от нашей проходной самым неторопливым шагом было не более 15 минут хода.

Пришли туда чуть раньше, народу – великое множество, митинг был общегородской. Мы остановились прямо на проезжей части улицы. Вокруг нас ни одного знакомого заводчанина, большинство – женщины и мальчишки похожие на нас, в спецовках. Громкоговорители передавали торжественную музыку. Оживлённые лица людей свидетельствовали о надежде услышать что-то важное. Рядом с нами стоял очень пожилой, высокий, стройный мужчина без головного убора, с седыми волосами и усами. Красивый старый уральский казак, так мне он показался, одет был довольно странно, но вполне понятно. На нём был не очень длинный овчинный тулуп нараспашку, одетый прямо на нательную рубаху, а на ногах что-то вроде коротких валенок, но в калошах. Понятно, что у человека ничего другого подходящего для выхода в город и не было.

Внезапно музыка оборвалась, стало очень тихо, и диктор объявил о выступлении председателя исполкома. Мы услышали, что накануне поздно вечером была принята полная капитуляция Германии, и, таким образом, война закончена полной победой. А сегодня 9 мая объявляется Днём Победы и выходным.

Трудно передать словами, что стало с этой массой людей, что испытывал каждый в своей душе! Я видел вокруг одни восторженные лица людей и вдруг обомлел: старик в тулупе смотрел вперед, в сторону радио, лицо у него было спокойное, с малозаметной доброй улыбкой, при этом из глаз его по щекам ручьём текли слезы.

Подобное я в жизни никогда не видел. Тут ничего большего словами и не добавишь. Разве такое можно забыть?

Этот митинг, посвящённый дню завершения войны, не забудется никогда. 9 мая объявили  Днём Победы и нерабочим днём.

Все это происходило в городе Уральске, куда мы всей семьей были эвакуированы в начале войны, и прожили здесь долгих четыре года до конца Великой Отечественной войны.

Дополняет Греков Сергей Александрович

Я до сих пор диву даюсь: как быстро, меньше, чем через час долгожданное известие долетело до Уральска! Он ведь расположен минимум в трёх часовых поясах от Берлина. А к 21 часу уже весь город собрался в большие толпы радующихся людей, многие плакали от радости!

К сожалению сейчас многие пытаются представить те события в совершенно другом ракурсе, причём не только за рубежом, но и у нас! Не могут дождаться, когда не останется живых свидетелей; можно себе представить как будет интерпретироваться история всего лет через 15!..

Автор: Греков Николай Александрович | слов 537


Добавить комментарий