Падуя

Падуя. Площадь Прато-делла-Валле

Прошло несколько дней нашего пребывания в Венеции, мы немножко привыкли к этому в высшей степени странному городу, непохожему ни на один город Италии и мира. Но вот что странно, нам захотелось оказаться в «нормальном» итальянском городе, чтобы затем снова вернуться в Венецию перед отъездом.

Возможность этого была предусмотрена организаторами нашего путешествия в виде экскурсии в Падую, которая расположена на материке в нескольких десятках километров. Такое ощущение возникало, видимо, не у нас одних, так это или нет, не стану утверждать, но, тем не менее, солнечным июньским утром наш автобус встал на стоянку близи центральной площади Падуи.

Падуя – важный промышленный и транспортный центр на северо-востоке Италии. Город расположен в 30 километрах от побережья Адриатического моря, но связан с ним судоходным каналом. В 1405-1797 годах Падуя входила в состав Венецианской республики.

Город знаменит своим университетом – одним из старейших в Европе (основан в 1222 г.). В разные годы в Падуанском университете преподавали: выдающийся итальянский философ эпохи Возрождения Пьетро Помпонацци (1462–1525), естествоиспытатель и врач, основоположник анатомии Андреас Везалий (1514-1564), великий итальянский ученый Галилео Галилей (1564-1642).

С античных времен в городе сохранились остатки древнеримских гробниц, мостов, амфитеатра и форума. Средневековую архитектуру и архитектуру эпохи Возрождения представляют Палаццо делла Раджоне (1172-1306), собор Сант-Антонио (1231), Капелла дель Арена (начало XIV века, фрески Джотто), ораторий Сан-Джорджо (строительство завершено в 1384, фрески выполнены скульпторами Альтикьеро да Дзевио и Аванцо), собор Санта-Мария Ассунта (1158-1176 гг.).

На площади возле собора Сант-Антонио воздвигнут величественный бронзовый конный памятник кондотьеру Гаттамелате (1447-1453), который считается первым светским монументом эпохи Возрождения. Его автором является выдающийся итальянский скульптор XV века Донателло (ок. 1386-1466). Он же, совместно с падуанским художником и скульптором Никколо Пиццоло выполнил большой скульптурный алтарь для собора Сант-Антонио.

О падуанском чудотворце святом Антонии знает весь католический мир, паломничество к его мощам проходит круглый год, ведь надежда излечиться от тяжких недугов умирает последней. Собор Святого Антония – это грандиозное, богато украшенное в венецианском стиле сооружение с малахитовым саркофагом. Впечатляет и дарохранительница собора – золотые, серебряные вещи от выздоровевших паломников исчисляются многими сотнями.

Падуя оставила свой след не только в истории архитектуры и скульптуры, но и в истории живописи. Здесь сложилась живописная школа, сыгравшая значительную роль в становлении искусства Возрождения в Северной Италии. В XIV веке в Падуе работал выдающийся итальянский живописец Джотто ди Бондоне (ок. 1267-1337) и его многочисленные последователи, а также самобытные местные мастера, представители поздней готики Альтикьеро да Дзевио и Якопо Аванцо.

К середине XV века вокруг живописца Франческо Скварчоне сложилась самостоятельная школа, отличительной особенностью которой было сочетание черт поздней готики с изучением античного наследия. Крупнейшим представителем падуанской школы был знаменитый итальянский живописец и гравер Андреа Мантенья (1431-1506). Искусству Мантеньи присуще героическое мироощущение, проникнутое пафосом утверждения силы и достоинства человеческой личности. Его кисти принадлежит алтарь церкви Сан-Дзено Маджоре в Вероне (1457-1459) и росписи капеллы Оветари в церкви Эремитани в Падуе (1449-1455). К сожалению, последний шедевр был почти полностью разрушен во время Второй мировой войны.

Картины Мантеньи и других мастеров падуанской школы можно сегодня увидеть в городском музее.

Мы спокойно вышли из автобуса, прошли пару сотен метров и… оказались в шикарном музее архитектуры под открытым небом. Строгие классические набережные, ряды великолепных дворцов, повторяющих и развивающих мотивы венецианского дворца дожей, дома с каменными галереями, целые улицы с такими домами. На многих домах можно найти изображения льва или святого Марка, ведь Падуя много веков находилась под властью Венеции.

По одной из улиц мы дошли до старинного Падуанского университета (упомянутого выше), находящегося на реставрации. Его девиз – «Свобода Падуи, всеобщая и для всех».

Падуанский университет

Вскоре мы вышли на площадь перед собором Святого Антония. Осмотрели памятник Гаттамелате, настолько грандиозный, что он не помещался в кадре вместе с Тамарой. Снимать было трудно, т.к. площадь была запружена народом, и я перешёл на видео, чтобы полнее запечатлеть этот памятник.

Базилика Святого Антония и памятник Гаттамелате

Грандиозный собор и толпы паломников, которые его осаждали по случаю религиозного праздника. Здесь уместно отметить, что Святой Антоний для католического мира является святым примерно такого же калибра, как пресвятой Серафим Саровский для православных. Конечно, мы прошли в собор. Там шла праздничная служба, люди плотно заполняли весь огромный объём здания, спроектированного с гигантским размахом и отделанного с предельной роскошью. Всюду были цветы в букетах, гирляндах и просто разбросанные везде, где только можно.

Тамара в соборе Святого Антония

Прослушав часть службы, которую исполнял церковный иерарх явно находившийся в больших церковных чинах, я сделал видеосъёмку с удобной точки, чтобы лучше передать атмосферу собора и богослужения. Замечаний мне никто не делал, видимо, привыкли к туристам. В общем потоке людей мы затем вышли во внутренний двор, где Тамара отдохнула, пообщалась со Св. Антонием.

Внутренний двор собора Святого Антония

Кстати, потом я узнал, что главное чудо, которое он обычно творит заключается в восстановлении у женщин, верующих в него, утраченной детородной функции. Для этого надо прикоснуться к его руке, так, как это сделала Тамара, не зная ещё об этих чудесах. Проверить это пока не удалось.

Вскоре мы увидели толпу восточных людей, которых было много среди паломников, они прямо под сводами собора готовили национальную пищу и бесплатно раздавали её. Тамара внедрилась в очередь и вскоре появилась с бумажными тарелками, наполненными экзотической пищей. Она стала подбивать меня отведать, но я не поддался.

Выйдя, наконец, из собора мы отправились далее по улице Галилео Галилея, прошли мимо дома, где жил великий ученый.

Прошли мимо мраморных таблиц с именами жителей города, павших в первую и вторую мировые войны.

Уже не в первый раз я замечаю в странах Западной Европы большое уважение к погибшим в первой мировой. Нам, россиянам, из страны, где практически нет памяти об этой войне, такое отношение сильно бросается в глаза. Забвение миллионов жертв той войны, конечно, преступление советской власти.

Вскоре мы вышли к собору Санта-Мария Ассунта. Внешне и внутри он почти такой же величественный, как и собор Святого Антония, однако он оглушил нас своей тишиной, мы были там практически в одиночестве, что особенно контрастировало с многолюдством и толкучкой, пережитыми нами в предыдущем соборе. Возможно, объяснение заключается в особом празднике, который отмечался там в этот день и на который действительно съезжаются паломники из разных городов Италии и многих католических стран. В этом соборе произвели впечатление огромные гранитно-мраморные колонны, грандиозный алтарь. Надо отметить, что осмотр итальянских памятников быстро и сильно утомляет, он требует много энергии. Мы уже к этому времени устали, однако, взглянув на часы, я понял, что до отъезда автобуса осталось не более получаса. Быстро прошло время в Падуе!

 

Автор: Груздев Александр Васильевич | слов 1102


Добавить комментарий