Иван Петруша и его боевые товарищи

Потомству – в пример

Смысл этих слов не подвластен времени, а, вернее, они всегда уместны для того, чтобы показать величие подвига, совершенного военными моряками ради высокого понятия – служение Родине.

Имена многих из них известны широкому кругу флотских читателей, другие – менее известны, а третьи, к сожалению, уже позабыты. Но от этого их подвиги не стали менее весомы.

Они не занимали высоких должностей, они были простыми людьми, выполнившими сполна в трудные для страны годы свой патриотический долг перед священной матерью-Родиной…

История каждого из них – это история той эпохи, в которой они жили, история стран, в которых мы живем сейчас.

Велик и значителен был вклад каждого из них в дело Победы над врагом, ведь численность экипажа малой подводной лодки («М») была 24 человека, средней типа «Щ» и «С» – 35 и 47 соответственно, большой типа «Д» и «К» – 50 и 62, минного заградителя типа «Л» – 54, сторожевого корабля – 52 человека. От действий каждого зависел успех экипажа в целом.

Многие из той славной плеяды простых героев войны остались навсегда в холодных глубинах морей, а оставшиеся в живых ушли из жизни в послевоенные годы. По-разному сложилась их судьба – кто-то занял скромное место в мирной жизни, у кого-то судьба не сложилась… Но всех их объединяет одно – выполненный до конца воинский долг…

Боевая деятельность моряков, где бы они не сражались, отличалась беззаветной стойкостью и мужеством, смелостью, отвагой и высоким мастерством. Флот богат кораблями-героями. Увековеченные в памятниках, названиях улиц, новых кораблях, их имена живут в народной памяти.

Среди сотен выдающихся подвигов кораблей-героев отдельную нишу в Боевой летописи Флота занимает подвиг сторожевого корабля «Туман» Северного флота, совершённый 80 лет назад, в самом начале Отечественной войны, 10 августа 1941 года. Вступив в неравную схватку с тремя вражескими эсминцами, «Туман» погиб, не спустив своего Боевого флага. Экипаж корабля стал достойным продолжателем славных боевых традиций моряков брига «Меркурий», крейсеров «Варяг» и «Рюрик», канонерской лодки «Кореец», миноносца «Стерегущий», совершавших подвиги под девизом «Погибаю, но не сдаюсь».

Война закончилась 76 лет назад, и сквозь огни мирной жизни ярко проступает образ советского моряка, несущего боевую вахту на просторах Заполярья, Балтики, Чёрного моря и Тихого океана, защищавшего ценой неимоверных усилий рубежи многонациональной своей страны.

«За Украину я воевал в Северных морях», – напишет в 1972 году уроженец Черниговщины, член экипажа Краснознаменной подводной лодки «Щ-404» Северного флота краснофлотец-орденоносец Н.В. Кунтыш при заполнении анкеты Нежинского краеведческого музея. С этим его утверждением нельзя не согласиться.

И нельзя сегодня допустить, чтобы остались в неизвестности имена героических членов экипажа сторожевого корабля «Туман», как и других кораблей Военно-Морского флота, отстоявших в жестоких боях свободу и независимость страны: старший лейтенант Л.А. Шестаков, лейтенант Л.А. Рыбаков, лейтенант М.М. Букин, политрук П.Н. Стрельник, воентехник Я.М. Кошевой, старшина 2 статьи И.Т. Петруша, краснофлотцы М.С. Алешин, Г.А. Бессонов, К.В. Блинов, И.З. Быльченко, С.Г. Годунов, Д.К. Егунов, И.И. Ломтев, Е.М. Михеев, К.Д. Семенов, А.В. Сидоренко, С.А. Хлюстов, В.В. Ширяев.

В 1931 году, построенный на судоверфи в Данциге, паровой рыболовный траулер (впоследствии получивший наименование «Туман») вошел в состав тралового флота треста «Мурманрыба под названием РТ-10 «Лебедка». В декабре 1939 года РТ-10 был мобилизован в Военно-Морской флот и зачислен сначала в класс дозорных, а затем сторожевых кораблей. С 19 декабря 1939 года корабль стал именоваться ДК-10, а с 4 марта 1940 года – СКР-12 «Туман» с базированием на Екатерининскую гавань (Полярный). Его полное водоизмещение составляло 1150 тонн, длина 50,8 м, ширина 9 м, паровая установка позволяла развивать скорость до 10 узлов. Корабль имел на вооружении 2×45-мм орудия и 2×7,62-мм пулемета. Экипаж 52 человека.

На этом корабле Иван Петруша и его товарищи встретили начало войны с Германией. О них и пойдет в дальнейшем речь в контексте событий военных и мирных дней, в которых им довелось быть участниками.

Боевая напряженность «Тумана» с первого дня войны была очень высокой. Уже 29 июня он получил боевое крещение, отогнав артиллерийским огнем встретившийся немецкий бомбардировщик Ю-88.

И.Т. Петруша (1940 год)

Уроженец Черниговщины, Иван Трофимович Петруша родился 16 апреля 1919 года в селе Смоляж Комаровского района (ныне село Борзнянского района Черниговской области), в 1935 году окончил Комаровскую неполную среднюю школу, в 1936 году поступил в Нежинский медицинский техникум, который окончил в 1939 году.

В июне 1939 года по комсомольскому набору добровольно пошел служить на флот. Военную подготовку проходил в Школе оружия в Кронштадте по фельдшерской специальности.

С первых дней войны с Финляндией служил в десантных отрядах по взятию островов в Финском заливе, затем был переведен на Ладожскую военную флотилию, на тральщик «ТЩ-34».

Окончив в сентябре 1940 года Курсы переподготовки при военно-морском медицинском училище в Кронштадте, был направлен для прохождения службы на сторожевой корабль Северного флота «Туман» (командир – лейтенант Л. А. Шестаков).

Сменившись 2 июля с дозора, «Туман» на следующий день вышел в море для конвоирования транспорта «Циолковский» и буксира с баржей в губу Западная Лица. Через два дня «Туман» высадил на занятый гитлеровцами берег десантную группу, а вечером, вернувшись в базу, принял на борт сто двадцать четыре бойца из состава морского десанта и снова отправился в поход. При выполнении поставленных задач экипаж сторожевого корабля проявлял высокое мастерство и мужество, многие, в том числе старшина 2 статьи И. Петруша, были поощрены командованием.

Сторожевой корабль «Туман» (СКР-12)

Вечером 5 августа 1941 года «Туман» заступил в дозор по охране входа в Кольский залив. Началась служба, полная тревог и забот.

К этому времени наступление немцев на Мурманск было остановлено, фронт стабилизировался на рубеже реки Западная Лица. Основные усилия врага были направлены теперь на пресечение наших морских перевозок. Начались массированные налеты авиации на Мурманск, активизировались действия вражеских подводных лодок и эскадренных миноносцев. Наиболее часто они появлялись на подходах к Кольскому заливу, где и нес дозорную службу «Туман».

Записи в вахтенном журнале корабля свидетельствуют о большом напряжении моральных и физических сил, выпавших в эти дни на долю экипажа. Вот некоторые из них:

– Обнаружена подводная лодка противника. Сброшено десять глубинных бомб;
– Появились два самолета противника. Высота 1500 метров. Выпущено двенадцать снарядов каждым орудием.

В 3 часа 10 августа «Туман» обнаружил вражеский бомбардировщик, следующий на высоте сто метров курсом на восток. Следовало предполагать, что самолет выполнял функции разведчика и ожидать в ближайшее время или налета авиации противника на Мурманск, или набега к Кольскому заливу надводных кораблей.

Действительно, в 4 часа 25 минут сигнальщики «Тумана» обнаружили три эсминца противника, следующих строем уступа.

Сообщив на береговой командный пункт о появлении вражеских кораблей, сторожевик поставил дымовую завесу и предпринял попытку уйти под прикрытие береговых батарей.

Но силы были явно не равны – бывший рыболовный траулер мог развить скорость не более 10 узлов, имел на вооружении только два 45-мм орудия, в то время как эсминцы имели по пять 130-миллиметровых орудий на каждом и способны были развивать скорость до 30 узлов. Дистанция между кораблями быстро сокращалась и вскоре достигла 20 кабельтовых.

Начался расстрел сторожевика. За короткое время эсминцы выпустили более шестидесяти снарядов, одиннадцать из них попали в «Туман». Вражескими снарядами была повреждена кормовая пушка, от прямых попаданий вышло из строя рулевое управление, получила повреждения машина, во многих местах был пробит борт, на верхней палубе бушевали пожары. Новый взрыв вражеского снаряда снес почти весь мостик. Не стало командира, многие получили ранения.

В этих сложных условиях каждый на «Тумане» действовал четко и умело, проявляя смелость и выдержку. Вот примеры их воинской доблести.

В один из моментов боя раненый рулевой краснофлотец К. Семенов первый заметил сбитый флаг корабля, мачта, накренившись, стояла на месте. Истекая кровью, он взобрался на мачту, поймал конец перебитого фала и привязал к нему флаг. Но вскоре одним из осколков фал снова был перебит. На помощь Семенову пришел краснофлотец К. Блинов. Закрепив фал, Блинов помог Семенову спуститься на палубу. И тут до их слуха долетели слова песни:

Врагу не сдается наш гордый «Туман»,
Пощады никто не желает…

Пели командир носового орудия Г. Бессонов и минер Я. Колывайко. Они видели как Семенов и Блинов только что подняли на мачте сбитый флаг, и встречали героев песней.

Самоотверженно действовал фельдшер старшина 2 статьи Петруша. Контуженный, раненый в обе руки, под градом осколков он оказывал помощь своим товарищам.

Несмотря на значительные повреждения и пожар, охвативший настройки, сторожевой корабль не прекращал ответного орудийного огня. Экипаж сторожевого корабля держался героически: вел одновременно неравный артиллерийский бой с эсминцами и борьбу за живучесть корабля и возрастающей потерей плавучести.

В это время береговые батареи вели переговоры с командным пунктом штаба флота, пытаясь получить разрешение на открытие огня. Только в 5 часов 8 минут открыли огонь береговые батареи № 11 и № 7. Батарея № 11 успела сделать 6 залпов, снаряды легли с недолетом, а батарея № 7 – всего 3 залпа. Эсминцы закрылись дымовой завесой и начали отход на северо-запад. По приказанию командующего флотом вдогонку им были высланы самолеты, которые настигли их возле Варде, атаковали и подбили один эсминец.

Помощник командира корабля лейтенант Л.А. Рыбаков, вступив в командование кораблем после гибели командира, вместе с воентехником Я.М. Кошевым организовали борьбу за живучесть корабля и спасение раненых.

Однако спасти корабль не удалось. «Туман», весь в пробоинах, постепенно погружался в морскую пучину.

Прощайте, товарищи! С Богом, ура!
Кипящее море под нами!
Не думали, братцы, мы с вами вчера,
Что нынче умрем под волнами»…

В 5 часов 30 минут был начат спуск шлюпок. В две шлюпки сошли 37 человек, после чего «Туман» стал быстро крениться на правый борт и в 5 часов 50 минут с гордо поднятым Военно-Морским Флагом скрылся под волнами. Из 52 членов экипажа 15 человек были убиты и 17 ранены.

Перед тем как покинуть корабль, Иван Петруша осмотрел помещения и верхнюю палубу и обнаружил тяжело раненного своего земляка, старшину сигнальщиков Ивана Бардана, на просьбу которого: «Оставь меня. Я все равно погибну», ответил: «Погибать, так вместе». Привязав к нему часть спасательного круга, они оба оказались в воде, а с помощью матроса Быльченко смогли отплыть от воронки тонущего корабля и перейти в шлюпку.

Оставшихся в живых моряков подобрали наши катера.

Героические действия сторожевого корабля «Туман» навсегда вписаны золотыми буквами в боевую летопись флота.

Приказом командующего Северным флотом от 28 апреля 1965 года №103 место гибели корабля – 69 градусов 33 минуты северной широты и 33 градуса 40 минут восточной долготы – отнесено к координатам мест боевой славы…

В 2010 году в честь присвоения г. Полярному звания «Город воинской славы» на площади Победы была установлена гранитная стела, окруженная четырьмя скульптурными барельефами, с изображением событий, в связи с которыми городу присвоено это почетное звание. Одно из изображений посвящено подвигу сторожевого корабля «Туман»…

После излечения Иван Петруша был назначен на сторожевой корабль «Торос». В апреле 1942 года по личной просьбе переводится на подводную лодку «К-21», на которой в последующем участвовал в нескольких боевых походах. На этой подводной лодке военная судьба свела его со своим земляком – старшим мотористом Василием Боклагом.

Подводная лодка «К-21»

Крейсерские подводные лодки типа «К» – «Катюши», как любовно называли их подводники, были новыми кораблями в составе советского ВМФ. При надводном водоизмещении 1490 т, подводном – 2104 т, имели мощное вооружение: шесть носовых торпедных аппаратов и четыре кормовых с общим запасом 24 торпеды, четыре пушки (две калибра 100 мм и две – 45-мм). Полная надводная скорость этих подводных лодок была 22 узла, подводная – 10 узлов. Дальность плавания составляла 15000 миль, автономность – 30 суток. Кроме торпедного и артиллерийского оружия они могли принимать до 20 мин в специальные цистерны. Разнообразное вооружение и хорошие мореходные качества позволяли этим лодкам успешно действовать во время войны.

К июню 1942 года на Северном морском театре немецко-фашистское командование создало особую группировку крупных кораблей, в состав которой входили линейный корабль «Тирпиц», тяжелые крейсера «Адмирал Шеер» и «Адмирал Хиппер», 12 эсминцев с общей задачей нанесения ударов по конвоям, направляющимся в советские порты.

27 июня 1942 года из Исландии в советские порты вышел конвой «PQ-17» в составе 34 транспортов, 3-х спасательных судов и 21 корабля охранения. Его прикрывало соединение английского флота в составе 2 линейных кораблей, авианосца, 6 крейсеров и 11 эсминцев.

Немецко-фашистское командование развернуло на пути движения конвоя значительное количество подводных лодок, на аэродромах Северной Норвегии были подготовлены крупные силы бомбардировочной и торпедоносной авиации, а 4 июля в море вышла группировка во главе с линкором «Тирпиц».

На их пути к конвою были развернуты 5 советских подводных лодок, в том числе «К-21» (командир – капитан 2 ранга Н.А. Лунин).

Узнав о выходе германских кораблей в море, английское адмиралтейство отдало приказ кораблям прикрытия и охранения возвратиться в базы, а транспортам рассеяться и следовать в советские порты самостоятельно. Участь конвоя «PQ-17» была предрешена.

В 16 часов 33 минуты 5 июля акустики подводной лодки «К-21» обнаружили справа по носу шумы винтов крупных кораблей. Носовые торпедные аппараты приготовили к выстрелу. Осмотревшись в перископ, командир увидел сначала крейсер «Адмирал Шеер», а затем линкор «Тирпиц». Все внимание на подводной лодке было сосредоточено на «Тирпице» – лучшем корабле германского флота, спущенного на воду всего три года назад. Эта грозная махина имела водоизмещение 53500 тонн, могла развивать скорость хода до 30 узлов, имела на вооружении восемь 380-мм орудий, двенадцать 150-мм, шестнадцать 105-мм, шестнадцать 37-мм плюс 6 торпедных аппаратов и 4 самолета.

Командир подводной лодки начал маневрирование по выходу в торпедную атаку, но к концу маневра вражеские корабли сделали поворот – атака из носовых торпедных аппаратов не удалась, и командир принял решение атаковать «Тирпиц» из кормовых аппаратов.

В 18 часов 01 минуту «К-21» с дистанции 18 кабельтовых произвела четырехторпедный залп.

Результатов атаки командир лодки не наблюдал, но через 2 минуты после залпа акустик доложил о двух взрывах (последующий анализ показал, что, вероятно, торпеды попали в один из эсминцев, оказавшийся после поворота на пути движения торпед).

Подводная лодка всплыла, и командир донес на Командный пункт флота о встрече с немецкой группировкой и об атаке «Тирпица».

Это донесение было перехвачено и расшифровано немцами. Считая, что замысел по уничтожению конвоя преждевременно раскрыт, немецкое командование отозвало свою группировку в норвежские шхеры.

Германские подводные лодки и авиация, воспользовавшись отсутствием организованной противолодочной и противовоздушной обороны конвоя, в течение нескольких дней преследовали транспорты и 23 из них потопили, вместе с ними были уничтожены 3350 автомашин, 430 танков, 210 бомбардировщиков и около 100 тысяч тонн других грузов…

В очередных походах экипаж «К-21» добивается новых боевых успехов: успешно торпедирует вражеские корабли, грамотно уклоняясь от противолодочных сил, выставляет минные заграждения, форсирует минные поля противника. Смелые и решительные действия экипажа принесли ему заслуженную славу.

«Только общими усилиями всего экипажа добывается победа. А командир добавляет к этим усилиям свои знания, опыт, искусство, твердую волю», – отмечал командир «К-21» Герой Советского Союза Н.А. Лунин.

За мужество, проявленное в борьбе с врагами, военфельдшер И. Петруша в августе 1942 года награждается орденом Красного Знамени. (все даты прохождения службы И.Т. Петрушой и сведения о награждениях почерпнуты из Личного дела Петруши, предоставленного автору для ознакомления руководством Черниговского областного военкомата).

23 октября 1942 года за образцовое выполнение боевых задач «К-21» была награждена орденом Красного Знамени. Краснознаменный флаг, поднятый на подводной лодке – это символ доблести, мужества и стойкости её экипажа. Свою лепту в это ратным трудом внес и Иван Петруша.

В ноябре 1942 года Иван Петруша назначается в спецкоманду по приему и доставке из США тральщика ТЩ-111 для Северного флота, а в марте 1943 года ему присваивается звание старшего лейтенанта медицинской службы.

В ноябре 1943 года ТЩ-111 прибывает в Кольский залив и сразу начинает выполнение боевых задач. На нем Иван Трофимович участвует в боевом тралении, конвоировании транспортов, отражении ударов вражеской авиации, борьбе с подводными лодками.

За образцовое выполнение боевых заданий в марте 1944 года награждается орденом Отечественной войны 2 ст., в июне 1945 года – орденом Красной Звезды.

На ТЩ-111 Петруша встретил окончание войны.

Иван Трофимович Петруша (25.04.1971)

В послевоенные годы Иван Трофимович служил на различных должностях на Северном флоте: в отряде подводно-технических работ Аварийно-спасательной службы флота, рентгенологом, а затем начальником административного отделения военно-морского госпиталя.

В 1951 году ему присваивается звание майор административной службы.

В 1950 году Петруша награждается медалью «За боевые заслуги», в 1953 – орденом Красной Звезды, в 1956 году – орденом Красного Знамени.

Лишения военных лет, ранение все чаще давали о себе знать, и 30 апреля 1958 года он уволился в запас по болезни, поселился в Нежине.

Ветеран постоянно поддерживал связь со своими боевыми друзьями – подводниками, был участником многих встреч. На фотографии запечатлена одна из таких встреч в Чернигове в 1971 году. (В скобках указаны наименования кораблей, на которых ветераны служили и вовали в годы войны).

 

Слева направо: И.Т. Петруша (СКР «Туман»,«К-21»,«ТЩ-111»),
А.П. Хиро («М-175», бои за Сталинград), В.Н. Викторовский («Л-22»),
Н.В. Кунтыш («Щ-404», «С-19») журналист Л.И. Мазур,
заместитель председателя Черниговского военно-научного общества И.Ю. Коряк,
А.М. Федорюк («Щ-404»), В.С. Острянко («Л-20»).
14.01.1971 г.
(Фото из архива В.С. Острянко)

В 1973 году в киевской школе № 95 имени Героев-североморцев была организована торжественная встреча ветеранов по случаю Дня Победы. На ней Иван Трофимович встретился со своим боевым товарищем по службе на подводной лодке «К-21» Василием Андреевичем Боклагом, награжденным орденами «Красного Знамени» и «Отечественной войны I степени», а также медалями – «За отвагу», «Ушакова», «За оборону Советского Заполярья», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Было о чем поговорить землякам после 30-летней разлуки.

Кавалер пяти орденов и многих медалей, участник беспримерного в истории героического морского боя сторожевого корабля «Туман» с тремя вражескими эсминцами, торпедирования подводной лодкой «К-21» линкора «Тирпиц», многих боевых походов на подводных и надводных кораблях, Иван Трофимович Петруша пользовался огромным уважением всех, кто его знал, проводил большую военно-патриотическую работу среди молодежи. Он являлся почетным гражданином города Нежина.

По свидетельству дочери подводника-североморца, кавалера орденов Красной Звезды и Отечественной войны 1 ст. Алексея Митрофановича Федорюка (Щ-404»), Нели Алексеевны, знавшей Петрушу, он был красивым, жизнерадостным и очень общительным человеком, душой любой компании.

Слева – И.Т. Пеоруша, справа – В.А. Боклаг,
в центре – сын В.А. Боклага Владимир
(Фото из альбома В. Боклага)

14 марта 1993 года этот человек необыкновенной судьбы ушел из жизни, оставив о себе светлую память.

Герои живут, пока живет о них память.

Наша святая обязанность – помнить о них – живых и мертвых, воздавая должное их мужеству, отваге и героизму. Это они неимоверными усилиями отстояли свободу и независимость нашей тогдашней страны в Великой Отечественной войне – потомству в пример.

Автор: Галутва Игорь Григорьевич | слов 2897 | метки: , , , ,


Добавить комментарий