Разговор о фильме «Левиафан»

18.01.2015 И.А. (США) — Ханову О.А (Россия):
Каково твое мнение по поводу этого фильма? — https://my-hit.org/film/361934/ — «Левиафан».

19.01.2015 Х.О. (Россия):
Я пока еще не читал критику, потому излагаю здесь собственное независимое мнение о фильме «Левиафан», который посмотрел с большим интересом. Звягинцев — хороший режиссер, я видел его «Возвращение» и «Елену». Стиль единый во всех этих фильмах — суровый реализм, Россия, ее бытовая сторона, не парадная. В каждом из фильмов — трагедия. «Возвращение» и «Левиафан» несколько перекликаются в сюжетах, где подростки вдруг признают в ранее чужом человеке отца, когда тот проходит через страдание.

Узнаю Россию Звягинцева в каждом кадре, в сюжетах, поступках, языке, отношениях, — во всем. Я живу немного в другой России (не в далеком затерянном поселке), но и та, что у Звягинцева, мне  хорошо знакома, она всегда рядом, и я в ней бываю часто. Образы несколько собирательные и немного вне времени, — впрочем, как и мои представления, они — не мгновенные снимки, это картина определенного периода. «Левиафан», в отличие от двух других фильмов датирован более четко, время задает портрет Путина в мэрии. Портрет нулевых годов, но действие может быть отнесено и к году съемки, 2014-му. Время действия в контексте данного фильма имеет большой смысл. Но об этом потом.

Во всех трех фильмах Звягинцева (я могу говорить только о том, что сам смотрел), есть некоторое взаимодействие случайного и предопределенного, как будто случайность помогает осуществиться некому помыслу. Во всех фильмах отсутствует «Хеппи енд», конец трагичен. Нигде нет дидактики, нет выводов, нет поиска причин, — даются только ситуации, выводы будет делать зритель. В «Левиафане» сюжет таков. Криминальный мэр пытается всеми правыми и не правыми способами захватить участок земли, принадлежащей бизнесмену Коле. Коля сопротивляется, пытается с помощью своего друга, московского адвоката, остановить наступление. Любовная история разводит друзей, адвокат выходит из игры после физической расправы, жена Коли кончает суицидом, а он сам, по притянутым за уши фактам, отправляется в тюрьму на 15 лет. Здесь две случайности, решившие исход, — неосторожность адвоката и любовная история, использованная в суде. Понятно, что если бы не было этого, нашлись бы другие средства для получения того же результата.

Как и в предыдущих фильмах, в Левиафане нет политики, но именно в контексте нынешней ситуации, он резко «антипутинский». Год — два назад, это было бы не так, но в 2014-ом году возможные «аллюзии» превращаются в «прямой текст». По фильму, в России: во власть легко проходит криминальный элемент, никакого разделения властей нет, судебной властью (как и всем другим) на территории поселка управляет самолично мэр. Власть преступна сверху донизу. — Что там Путин говорит о национальной идее, как торжестве морали и христианских ценностей, в противовес Западу? — Посмотрите, — единые власть и криминал стоят вместе под сводами храма, получая христианское благословление своим темным делам. Вывод (мой, зрительский) — бога нет! Можно добавить: ПРАВОСЛАВНОГО Бога нет. Звягинцев этого не говорит, но какая же еще может быть церковь в российской глубинке! Западный зритель поймет именно так, — не «вообще Бога, а православного», а это один из столпов путинской позиции. Я, как не верующий, готов подхватить и согласиться с тезисом: «бога нет!», но считаю недостатком фильма саму возможность конкретизации конфессии, следовало бы автору подумать, и постараться такую возможность исключить. Но, зная политические взгляды Звягинцева, предполагаю преднамеренность этого варианта. И уверен, что фильм получит «Оскара», и не только благодаря его художественным достоинствам, но и благодаря полному соответствию общей позиции фильма резкой западной критике новых путинских постулатов.

Еще раз подчеркну, что фильм реалистичен, дает пример безобразной российской действительности. Поскольку автор избегает собственных выводов, попробую их сделать самостоятельно, как зритель. Мне кажется, фильм дает хорошую иллюстрацию тому, о чем я уже говорил: в России нет хорошего государственного механизма, работающего вне зависимости от управляющего им главы. Здесь от самого высокого начальника зависит многое, иногда все, и если на это место попадает негодяй, вся машина будет работать исключительно в его интересах. Как попадают в мэры негодяи? — в результате «демократических» выборов. Поскольку система выборов — одна из частей гос. системы, она тоже работает плохо. Впрочем, мы знаем, что даже на «чистых» выборах существует множество «лояльных» технологий для продвижения нужного кандидата. Это известно не только по российской практике. Борьба с этим идет, но с переменным успехом. В регионах, где центральная власть далеко, возможности для манипуляций шире. Дело дошло до того, что в середине нулевых, в России местные выборы были отменены, региональные руководители назначались из центра. Было замечено, что именно демократические выборы, иногда по форме безупречные, приводили к власти криминал. После московских оппозиционных митингов в конце 2011-го, выборы вернули, хотя и в компромиссном варианте, центр участвует в определении кандидатов. Местная власть исторически имеет в России особое значение благодаря ее территории. Я вообще плохо представляю, как могла управляться империя до 19-го века, когда не существовали быстрые средства связи. Возможность управления большой территорией дает лишь большая автономия регионов, где правят надежные наместники.

В России, как я говорил, в отличие от Америки, государственная система безобразная. В Америке она сложилась, а в России почему-то нет, и все попытки ее изменить не привели к успеху. Не берусь назвать причину такого состояния, но в фильме можно увидеть корреляцию между сильной расхлябанностью населяющего страну народа, и такой же беспорядочной организующей его системы. Быть может, есть в этом правда, но известно немало русских эмигрантов разных волн, которые прекрасно себя чувствовали в стройных западных государственных системах, в том числе, оказывая на эти системы влияния. Значит, дело здесь в чем-то другом.

Книга Иова, которая упоминается ближе к концу фильма, для меня была самой непонятной книгой Библии. Суть ее я понял (или запомнил) так: Иов потерял все, но не возроптал на Бога, был награжден, и доживал свой век в счастии. Ситуация не соответствует моим (или современным) представлениям — трагедия (потеря близких) не может быть возместима, Иов не должен был бы забывать прошлое, и потому не может быть счастлив. Можно принимать развитие сюжета фильма как полемику с Книгой Иова: женщина бросилась со скалы, поскольку понимала, что она уже не сможет быть счастливой. И пятнадцать лет срока, которые получил ни за что Николай, не принципиально изменяют его состояние. Но это размывает общую концепцию, снижает безусловность такого зла, — хороших вариантов и не было. Возможность подобной трактовки я тоже считаю минусом фильма.

19.01.2015 И.А. (США):
Ты дал подробный и интересный анализ. Я тоже смотрел этот фильм — непосредственно перед тем как послал тебе линк. Меня больше всего поразили заключительные кадры — где «владыка» говорит о том, как важна правда. Его проникновенно слушает мэр и затем спокойно идет к машине и по пути объясняет по-видимому будущему владельцу Колиного участка, что «всё в порядке». Я ожидал happy-end, где добро побеждает зло (что обычно для американских фильмов) и в соответствии с Левиафаном, которого побеждает Георгий (я, правда, ничего не помню об этой истории). Неужто так бывает в 21 веке? Я никогда не был знаком с русской жизнью вне больших городов.

Прочитал в Wikipedia in English об этом фильме — автор цитирует речь священника и умиляется, что тот несет правду людям!??? Не уверен, что западный зритель поймет что-то нибудь из этого фильма. Я читал где-то в русских СМИ, что фильм надо запретить, а автора линчевать. Не слабо. Он уже идет на русских экранах? Не могу сказать, что я получал удовольствие от просмотра или злорадствовал.

20.01.2015 Х.О. (Россия):
Посмотрел, в России прокат Левиафана начнется в феврале. Я крайне редко бываю в кино. Последний раз, ели не ощибаюсь, лет 10 назад, смотрел «Призрак оперы». Мне не нужен большой экран и высокое качество, смотрю иногда в компьютере (с диска или в Интернете), иногда по ТВ — бывают хорошие фильмы, передачи, в основном по каналу «Культура».

20 01 2015 И.А. (США):
Мне кажется, что широкий прокат в России может и не состояться — много протестов со стороны вашего «простого» люда и духовенства — говорят, что это поклёп на российскую действительность. Наверное им виднее, чем тебе.

21.01.2015 Х.О. (Россия):
Еще по поводу «Левиафана».
Я не увидел в фильме больших нападок на церковь. Предполагаю, что такое мнение — влияние ситуации 2012-13-ых годов, когда нападки по всем направлениям были вполне реальные и осознанные, их было много. Сейчас эта волна почему-то отошла. По Звягинцеву, церковь бесполезна, но не более того. Не вижу противоречия между великолепием церкви и убожеством жизни, — это нормально, русская церковь «не от мира сего». Если вспомнить летописный рассказ об истории выбора Киевским князем Владимиром православия в качестве русской религии, то мотив был именно такой, — великолепие и красота, т.е. внешние формы. По моим представлениям (они, вероятно, христианские от рождения), идеал должен располагаться на недосягаемой высоте. Как понимаю, православная церковь (в отличие от католической или протестантской) не озабочена миссионерством, она не стремиться любыми способами вовлечь в свое лоно кого бы то ни было. (Как в старой бардовской песне: «Уходишь, — счастливо, приходишь, привет»). Церковь есть, существует, — иди, если хочешь, никто тебя туда звать не будет. Церковь разъясняет, что такое хорошо или плохо, но слышат ее или нет, как слышат, — не ее вопрос. В этом она повторяет библейский сюжет об Адаме, которому была дарована свобода без принуждения, было сказано, что можно, что нельзя, а дальше, — как знаешь. Бог сказал, и удалился. В таком смысле можно понимать речи священника, когда «тот несет правду людям». Даже если эта «правда» в данном контексте выглядит как пародия или издевательство, — «ее надо нести». Так что, не вижу я противоречий, — в кино, как в жизни. Если церковь действительно будет возражать против проката фильма, я буду разочарован, — это будет означать, что не своим она делом занимается. Однажды уже было, когда все конфессии дружно возражали против фильма «Последнее искушение Христа». Про другие церкви нет возражений, а вот православная не должна была выступать по такому поводу. Впрочем, в церкви не все в порядке, еще со времен Л.Толстого. Я читал его «Исповедь», — да, она далека от православной нормы, выступить с полемикой м.б. и следовало, но «анафема» — это уже действие, политический акт, который церкви не к лицу. Ввиду своей (теоретической) отстраненности, церковь ищет поддержки у государства (в качестве посредника), и легко срастается с ним. Как она выжила в атеистические времена — для меня загадка, чудо.

Я не обратил в прошлый раз внимание на некоторые мелкие несоответствия картинок реальности (о чем говорит «простой люд»), посчитав их несущественными. Картинки в фильме, все-таки немного устаревшие (я слегка отметил это в своей «рецензии»). К таковым сейчас не следует относить «беспробудное пьянство», когда водку пьют все время, пьют стаканами, как в фильме «Особенности национальной охоты» (но там другой жанр, не серьезный). Сейчас пьют много, но заметно меньше, чем лет 15-20 назад. Пьют не из граненых стаканов, их теперь просто нет, даже в магазинах. «Бандитские методы» решения любых вопросов — тоже, скорее из «лихих 90-ых». Но в фильме показана глубинка, а там все происходит с некоторым запаздыванием во времени. И вообще, художник имеет право и на полный вымысел, а здесь этого категорически нет. «Собирательность» и акцентирование есть, но не до фантастических размеров.

Фильм показывает «внешнюю сторону религии», в отличие от фильма П.Лунгина («Остров»), где церковь дана изнутри. В том фильме картины еще более убогие, но люди тоже реальные и проникновение глубокое. Собственно, Звягинцев остается в стороне, в своем фильме он ничего не говорит, только показывает, и если кто-то что-то рассмотрел нехорошее, — это уже вопрос к тому, кто увидел. Чтобы понимать явление по неким штрихам, надо очень хорошо его знать. И возражение-упрек режиссеру должен бы звучать иначе: «Ну зачем же говорить об этом до неприличия громко!» —  Но сказанное поймет лишь тот, кому знакома эта жизнь. Человек западный не поймет, и не должен понимать, он поймет все иначе, по-своему.

Есть элементы полемики двух мастеров. В отличие от Лунгина, у Звягинцева церковь в стороне, она не имеет никакого значения и влияния на души, — это формальная государственная структура, которая годится для придания приличного вида безобразной власти. Соответственно, у Звягинцева — безысходность. У Лунгина церковь живет своей собственной жизнью, причем, по-человечески не идеальной. Она постоянно ищет пути к Богу и помогает, когда к ней обращаются мирские люди.

Вижу смысл в эпизоде фильма, который я кратко упомянул в своей «рецензии» — о признании отца в человеке, прошедшем через страдание. Я не знаю всей соответствующей теологической конструкции, но страдание лежит в основе христианства, через него лежит путь к Богу. Я думаю, у Звягинцева это не случайность, коль скоро присутствует сходный сюжет в двух фильмах. Церковь могла бы обратить внимание на этот эпизод, явно религиозного свойства. Быть может, у России судьба такая, — проходить через страдания ради будущего человечества. Революция 17-го года завершила теоретические споры социал-демократов, предоставив практический материал, несомненно, повлиявший на текущее состояние общества. Война 1941-45-го — опять страдания, и опять колоссальные сдвиги…

Взгляды Звягинцева близки моим собственным, какими они были лет двадцать назад, включая отношение к Русской православной церкви. При моем благоприятном в то время отношении к религии, православная церковь не была симпатична. Это было в рамках бескомпромиссного отрицания всего Советско-Российского, а еще потому, что я категорически не принимал «клерикальную» альтернативу, о которой тогда говорили. Мне нужна была «чистая, буржуазная» свобода, без какого-либо идейного обрамления. С тех пор позиция не изменилась, но я стал умеренным и консервативным. Хочется надеяться, что не под внешними влияниями, но из внутреннего развития, от беспристрастного осмысления всей имеющейся информации. Сейчас моя тематика и хобби — «живая история». Последние 3 месяца погрузился в дневники историка 1950-ых, а также в воспоминания и дневники периода 1820 — 1920 г. Я как бы живу в тех временах, смотрю глазами живших в них людей, и мне кажется, их как-то ощущаю. Есть такая мысль, что «Понять — это наполовину оправдать». Революции — удел молодых, мало что знающих, понимающих, — и не прощающих.

Нет смысла говорить о том, соответствует ли правде то, что показано в фильме, — в большой стране, особенно в России, можно найти едва ли ни любой сюжет. Но искусство претендует на модели реальности, его объекты выступают как обобщение. Можно спорить и возражать о том, что тот сюжет не есть адекватное отражение общего состояния. Мнение правомерное, если оно выражено четко, но оно не имеет отношение к фильму, — это все его интерпретации. Запрещать или ограничивать показ — как говорит наш Лавров — «контрпродуктивно». Когда-то (примерно в 1975-ом) в Лит.газете прочитал стихотворение Вознесенского, где были такие слова: «Идиотов бы поубрать вдвойне, и в твоей стране, и в моей стране». Тогда я подумал, — не найдется ли идиот, который уберет эти строчки? — Нашелся! Потом читал сборник, в нем уже этих строк не было.

24.01.2015  Х.О. (Россия):
Прочитал о фильме, — оказывается, я не увидел, не понял, что храм построен на том месте, где была хижина Коли. -  Что это меняет? — Брошен еще один камень в сторону церкви?

Это обстоятельство, несомненно, обостряет затронутые вопросы, делает фильм более целостным, завершенным,  повышает его художественный уровень. Казалось бы, благое дело, — храм, но построен на трагедии и страдании невинных жертв. С цинизмом проводит мэр свою волю, но он оставит о себе память как человек, построивший храм. Такой вариант как бы снимает одно из обвинений в адрес этого бандита во власти, — не для себя старается, — для большого общего дела. Известно, что большие дела не получается исполнить без сопровождения множества маленьких трагедий, и не надо обращать внимание на методы, главное — результат. Здесь уже на горизонте маячит фигура товарища Сталина.

Вообще-то мэр  — вполне государственный человек, его собственные интересы и желания — не помню, чтобы были очень обозначены, он радеет за свой поселок. О том, что он построит здесь себе дворец, — не более чем слухи в народе, который никогда не любит своего начальника. В борьбе с Николаем, вопрос исключительно финансовый, — сколько прежний владелец участка должен получить в порядке компенсации. Именно с целью увеличения этой суммы, с компроматом на мэра приехал из Москвы товарищ Коли. Деньги, вероятно, пойдут в казну, не в карман мэра, потому его личной заинтересованности здесь не видно. Возможно, сумма оглашенная в арбитражном суде, обоснована. Мэр на незаконный шантаж отвечает незаконной силой. Не исключаю, что по тому же самому сюжету можно снять другой фильм, — о достойном мэре, активно работающем в интересах государства. Это будет некоторая правда с изрядной примесью лжи. Но, увы, — другой правды не бывает. Потому не следует сильно разделять почитателей фильма, и его возмущенных критиков, они все в какой-то степени правы. Сей факт говорит о том, что в фильме показана жизнь, как она есть.

25.01.2015 И.А. (США):
То, что храм построен именно там, у нас никто не заметил. Может быть, это «внутренний — российский» вариант фильма? У меня нет мнения по этому поводу. Мой двоюродный брат — Б.Л., который живет здесь и является членом Оскар Академии — этого тоже не заметил, — в варианте, который выставлен на Оскара.

26.01.2015 Х.О. (Россия):
Не поленился, посмотрел, сравнил, поскольку показалось важным выяснить, где построил церковь «Левиафан»? И склоняюсь к тому, что комментатор из Интернета прав, — на месте снесенного дома Николая. — Я сравнил кадры фильма примерно 00:02 и 02:14 (в часах и минутах). Как и все здесь, — не сказано прямо, но можно уверенно думать так. Быть может, не было у мэра сначала мысли построить храм, пришла она потом, во время размышлений в кабаке. Но это все версии, предположения. Есть еще одно предположение (как продолжение того, о чем я говорил в прошлый раз), — режиссер показывает правду, но так, как он ее видит. Это субъективный взгляд при отсутствии некоторых подробностей (все детали едва ли вообще кому-либо известны). Тогда ситуация с режиссером и с его отображением реальности такая, как в фильме А.Куросавы «Рассемон» (1950). Там об одном и том же событии несколько очевидцев рассказывают нечто совершенно противоположное. Все говорят правду, никто ничего не придумывает, только трактовки и выводы разные. Церковь, возведенная Левиафаном, — тоже интересный продукт, сразу возникает вопрос, — может ли она исполнять свое назначение, даже если соответствует всем своим религиозным канонам? — По всем формальным признакам — Да! Она не может, не должна вмешиваться в мирские дела, проводить расследования и т.д. Это мы, зрители, знаем подробности (в изложении Звягинцева). У церкви нет всей полноты информации о том, что происходит в этом мире, априори не совершенном. Она может лишь уповать на то, что «Бог все расставит на свои места». У церкви в светском государстве роль пассивная — звать к идеальному, говорить о нем и верить, что правда восторжествует. Но, как добавил Высоцкий — «если проделает то, что коварная ложь». Я неверующий, мне более понятен Высоцкий. Есть, однако, определенный слой людей, которым необходима такая поддержка, без которой они могут стать «на путь Левиафана». Потому, церковь вместо личного дворца — «шаг в правильном направлении». — Такие слова когда-то слышал (и неоднократно) от американских президентов по поводу России — («Левиафана»?). Однако, их перебивает русская поговорка: «Как волка ни корми (цивилизацией), он все равно в лес смотрит».

Проповедь священнослужителя, возможно, перекликается с «концепцией Путина». Надо заметить, что в ней тоже нет констатации о том, что «все хорошо в России». Там, скорее, — цель устремлений. Долгое время цель никак не была обозначена. Когда-то В.Алскнис обозначил свою цель примерно так: «СССР, Родина, коммунизм». Аналог Путина: «Россия, традиционность, суверенность».

В итоге, считаю фильм сильным, чрезвычайно интересным. Не разделяю позицию автора, но голосую за «Оскара».

Автор: Ханов Олег Алексеевич | слов 3046


Добавить комментарий