Статья Суркова

Первоисточник:
Долгое государство Путина

Согласен с комментарием Пескова — «Изучать надо».
Прежде всего, скажу, что Сурков неправ, употребляя имя Путина. — Явление много шире и глубже, а это имя действует как «красная тряпка» на мировую общественность, а также на определенные слои нашего общества, что будет затруднять анализ. На самом деле, Путин здесь  фигура случайная.

В России понятие «глубинное государство» вошло в оборот не так давно, мне кажется, — не более года назад. Когда я услышал, и понял, что обозначают эти слова, — порадовался, — ну, наконец-то, пришло понимание! — С таким представлением я уже живу лет сорок, — всю жизнь. Суть его в том, что существует некий механизм (у Суркова — «Машина»), а если точнее — организм, имеющий свои собственные внутренние цели, который заставляет государственные структуры (включая управителя) действовать сообразно этим целям. Все остальное — оболочка, в которой предстают эти цели для граждан и политиков.

В 2005 я написал статью на эту тему, раскидал ее по разным сайтам (из ныне существующих: https://proza.ru/2010/11/28/952).

Сурков начинает словами: «Это только кажется, что выбор у нас есть». Далее два абзаца развивают эту мысль. В порядке комментария, приведу цитату из своей статьи, где говорю нечто похожее. Мой вывод получился из предположения, что компьютер когда-нибудь будет обладать разумом, а государство уже сейчас сложнее компьютера, т.е. уже обладает:

…Мы не знаем, в решении каких задач участвуем, какова цель наших действий и кто ставит эту задачу. Если наш компьютер (общество) обладает собственным разумом, то мы решаем задачи и цели этого разума, т.е. государства. Но компьютер может быть не только источником разума, но и просто средством, выполняющим волю другого разума, дающего ему для исполнения свои задачи. Тогда государство предстает как звено, блок в неком более крупном образовании, включающем в себя не только человеческое общество, но и всю иную живую и неживую материю. Здесь мы уже приближаемся к понятию Бог.

Но не будем заходить так далеко, лишь признаем существование (или возможность существования) нечеловеческого разума. Было бы интересно, а может быть и полезно попытаться установить с ним контакт. Естественно предположить, что власть, правитель является его воплощением. Но это верно лишь отчасти. Государь ближе всего к нему, но не тождественен. Потому что власть — это тоже структурный (управляющий) элемент этой системы и не более того. Власть не может позволить себе ничего из того, что не соответствует в данный момент требованиям и целям государства. В противном случае она будет смещена революционным или каким-то другим способом. Задача властителя — чувствовать и понимать государственные цели и устремления, существующие на данный момент и действовать сообразно этим целям, используя любые средства, иногда по человеческим меркам недопустимые. Но не по меркам государства.

Вероятно, государство способно воздействовать не только на властные структуры, но и на большинство других входящих в него элементов (подданных), вызывая те или иные массовые движения поддержки или сопротивления. При, этом ни отдельный человек, ни государственные структуры не могут понимать истинный смысл и истинные цели тех процессов, в которых они участвуют или которые инициируют. Мы готовы признать наличие самостоятельного разумного начала у государства, но нет никакой уверенности, что у кого-нибудь из нас есть с ним какой-либо контакт и взаимопонимание.

Возвращаюсь к Суркову. О «глубинном государстве»:
«Из глубин и темнот этой непубличной и неафишируемой власти всплывают изготовленные там для широких масс светлые миражи демократии — иллюзия выбора, ощущение свободы, чувство превосходства и пр.» 
- Абсолютно соглашаюсь! В одной из своих статей я написал, что правитель — посредник между целями государства и его населением. В итоге получилось, что лучший политик — тот, кто умеет хорошо лгать, представляя цели государства как цели народа. И в этом смысле, Путин — хороший политик, он умеет убеждать (лгать?).

Однако, Сурков считает, что в России много лгать и не приходится. — В силу исторических (или культурных) особенностей народ здесь обмануть трудно, и потому наше государство честнее. Цитата:
«Государство у нас не делится на глубинное и внешнее, оно строится целиком, всеми своими частями и проявлениями наружу. Самые брутальные конструкции его силового каркаса идут прямо по фасаду, не прикрытые какими-либо архитектурными излишествами. Бюрократия, даже когда хитрит, делает это не слишком тщательно, как бы исходя из того, что <все равно все всё понимают>»
- Здесь, пожалуй, не соглашусь. — «Глубинное государство», если существуют, то нет причин для его исчезновения. Даже если его внутренности более наблюдаемы, то это не значит, что нет противоречий между внешним образом и внутренним содержанием. Более того, я вообще не соглашусь с тем, что нужно все «выставлять наружу», — это не эстетично. Внешняя картинка должна быть достаточно приятной. Это большое искусство — найти баланс между красивым фасадом и тем, что внутри. Чем темнее внутренние процессы, тем труднее сохранять «светлую картинку». У Иосифа Сталина, надо сказать, это получалось неплохо.

Сурков: «Глубинного государства в России нет, оно все на виду, зато есть глубинный народ».
- По моим представлениям, такое (в принципе) может быть, — когда не только государь (по долгу службы), но и народ ощущает цели того самого «глубинного государства», и принимает их. Несмотря на то, что народ России не очень принимает государство со всеми его атрибутами и службами, реально, он подвержен влияниям. На многих примерах я убедился, что любые массы можно увлечь куда угодно.
* * *
Посмотрел я обсуждение статьи в передаче В.Соловьева. Вопреки моим опасениям, там о Путине не говорили много.

Не вижу большой необходимости в переходе от «глубинного государства» к «глубинному народу». Ни Сурков, ни выступавшие на дискуссии меня в обратном не убедили, хотя это подчеркивалось едва ли не как главное отличие «государства Путина» от государств другого типа. Попытаюсь предположить, что тут имеется ввиду.

Под понятием «deep state» может скрываться нечто другое, — не государство реализует собственные цели, а элита, олигархат, какая-то группа, партия. И для того, чтобы четко разделить такие варианты, Сурков вводит понятие «глубинный народ». Сила олигархата бывает велика, и его влияния тоже могут проходить через народ.

Мне кажется, выводы о том, где что и как происходит, делать преждевременно. Само понятие deep state еще только входит в обиход, феномен не изучен. По моим представлениям, речь идет о неперсонифицированной силе, которая существует над государством. — Властные структуры, партии, лидеры, — все это лишь инструментарий проведения решений. При этом, то, что называет Сурков «глубинный народ» существует всегда, и он тоже не более, чем инструмент проведения интересов «глубинного государства». Другое дело, что эти интересы могут быть отодвинуты другой силой, возможно, уже на самом начальном уровне, когда удается переключить народ на другие интересы. Но если признать такую возможность, получается, что замена «deep state» на «глубинный народ» ничего не решает.

Отодвинув олигархов, как считает Сурков, Путину удалось привести государственную систему к естественному состоянию, в котором есть согласование интересов власти, народа и государства. Образ политической системы (авторитаризм, демократия, монархия) для такого состояния не имеет значения, пока интересы «deep volk» (= «deep state») остаются в приоритете. Собственно они, как главная сила, и устанавливают форму.

Каковы механизмы воздействия «deep state» на народ, — не понятно, но они существуют. Причем, это воздействие распространяется на все сферы. В передаче Соловьева, в частности, кто-то вспоминал, что Путин пришел в президенты как либерал, и первое время его политика была продолжением предыдущей. Надо сказать, что уже у Ельцина звучали жесткие нотки в отношении к Западу. Хорошо помню его последний визит в Китай, где он напомнил американским друзьям, что у него за пазухой есть атомная бомба. Уверен, что Путин — хороший инструмент в руках «deep state». Чего не могу сказать, например, о Макроне. Государство надо чувствовать, что не каждому политику дано. Что же касается влияний «глубинного государства», я ощущаю его на себе. Лет 10-15 назад у меня, как и у моих друзей, были другие представления о России, сейчас они изменились.

Тему Сурков поднял большую. В ее развитии станет понятным, что ни народ, ни его лидеры или партии, к реальной политике не имеют никакого отношения (у меня такое мнение сложилось давно). Возможно, появятся новые «Маркс-Энгельс-Ленин», которые попытаются ситуацию изменить. Но, как показывает практика, — если что-то здесь и меняется, то лишь из-за проблем самого «deep state».

13.02.2019

В начало

Автор: Ханов Олег Алексеевич | слов 1258


Добавить комментарий