Забугор-2. Цикл второй. Часть вторая.

В конце лета мы получили предложение фирмы FFO (услугами которой мы давно пользуемся, хотя далеко не всё нам нравится) о пятидневной поездке на север Германии. В проспекте была обещана большая экскурсионная программа: обзорная по Гамбургу на автобусе, обзорная по порту на корабле, на гамбургский рыбный рынок, ночной Гамбург, прогулка по острову Зильт.

Мы решили принять это предложение, т. к. в северной Германии есть, что посмотреть, а мы там не были. 18 августа в 7 часов 30 мин. утра мы выехали, народу собралось на два автобуса. Ехали под проливным дождём, не торопясь и останавливаясь на всех пунктах отдыха. Перед  Гамбургом дождь шёл сплошной стеной и, наконец, преодолев мучительно долгую пробку, мы въехали в город. В отеле «Панорама» нам выдали расписание поездки и мы оплатили питание. Набор из четырёх абендэссенов (ужины) и двух миттагэссенов (обеды)обошёлся 79 евро на человека. Затем поехали на заселение. Водитель заблудился, проехали новый трёхкилометровый туннель под Эльбой, а возвращаться пришлось долго через весь город. Пока доехали до отеля «Спортивная жизнь» в пригороде Гамбурга стемнело, и мы попали в свой удобный, хороший номер около девяти часов вечера, т. е. мы провели в пути более двенадцати часов. Ресторан в гостинице был вполне приличный, набор шведского стола большой, но наедаться перед сном не имело смысла, поэтому, мы лишь слегка перекусили. Согласно расписанию, на следующий день подъём был в шесть утра. Завтрак в виде шведского стола был тоже хороший, а в семь часов тридцать минут автобус отъехал от гостиницы. Далее наш путь пролегал в плодородную местность к югу от Эльбы, между Гамбургом и Штаде, называемую в путеводителях «Альте-Ланд» или Старая страна. Мы ехали около двух часов через городки с домами аккуратной кирпичной кладки, не требующей штукатурных работ. Это были маленькие шедевры безвестных мастеров-строителей. Я обсудил с Томой невольно напрашивающийся вопрос о том, насколько культурные немецкие традиции древнее наших, и мы единодушно пришли к заключению, что по сравнению с жителями этих мест многие наши соотечественники только что слезли с дерева. Да, «как ни крути, а …..».

Собственно, «Старая страна» простирается в виде заросшей фруктовыми деревьями зеленой низины от Süderelbe у Moorburg  до Flüßchen Schwinge bei Stade. Область эта величиной примерно 170 кв. км  является поймой Эльбы и её притоков Lühe und Este. Отливы и приливы много лет «прополаскивали» эти места и нанесли массы песка и другого грунта, приведя к образованию берегов, которые сразу были заселены. Жизнь в этом регионе и сегодня происходит за дамбами, которые защищают его от штормовых приливов. Дамбы, наряду с защитной функцией, дают также прекрасную возможность пройти или проехать на велосипеде до Эльбы, уворачиваясь от мирно пасущихся овец.  При этом можно полакомится черешней, которая всюду растёт. Сначала здесь жили голландцы, которые осушили в 12 веке эти места, построили подъемные мосты, ветряные мельницы и дамбы.(!) Особенный  стиль деревень напоминает еще о прежних поселенцах. Некоторые крестьянские дома имеют возраст более 300 лет. Надписи и геометрические образцы мозаики из кирпича на фасадах и великолепные роскошные калитки считаются здесь символом состоятельности крестьян. Плодоводство в низине Эльбы имеет длинную историю. Уже 650 лет назад здесь высаживались первые плодовые деревья, однако «Альтерланд» развилась в самую большую и защищённую область плодоводства Северной Европы только в течение последних 50 лет. Яблони занимают более чем 80 % площади и являются основным источником дохода.

В 9 ч. 30 мин. утра второго дня поездки нас высадили в типичном «крепком» немецком посёлке на берегу Эльбы  и начали проводить обычную для этой туристической фирмы торговую сессию, для чего был снят просторный зал в ресторане гостиницы. Всех рассадили за длинными столами, аппаратура и образцы товаров были уже разложены. По прошлым поездкам мы знали, что специально подготовленный менеджер-рекламист будет подробно и красочно предлагать разные товары примерно до часу дня. И точно, очень бодрый, жизнерадостный мужичок говорил, как заведённый, часто резко повышал голос, читал стихи, привлекал внимание к своему очень яркому галстуку, громко хохотал, в общем, делал всё, чтобы мы не уснули. Товары нас не интересовали, поэтому через час мы с Тамарой улизнули и погуляли по окрестностям.

Эльба оказалась мощной судоходной рекой с широкими разливами, островами и песчаными пляжами . Затем мы своевременно вернулись в гостиницу, сделали вместе со всеми миттагэссен, и нас повезли по «Альтерланду». Мы узнали, что в главном городе края Букстехуде проживает 35 тыс. человек, он примечателен красивой старой ратушей, деревянно-кирпичными домами и готической церковью Св. Петра (1296 г.) Произвели большое впечатление нескончаемые яблочные, грушевые, черешневые, сливовые сады, которые в это время года были увешаны большими красивыми плодами. Среди садов располагались деревенские посёлки и городки. Маршрут был проложен так, чтобы мы из автобуса увидели архитектуру старинных домов. Наш автобус с трудом проходил по очень узким улицам и просекам, но водители, видимо, были здесь не в первый раз и хорошо знали маршрут. Запомнилась такая деталь деревенского дома, как заколоченные парадные входы. Этот вход отделывался с максимальным мастерством и выдумкой, соревнуясь и конкурируя с соседями, но им не пользовались, т. к. его заколачивали сразу после свадьбы и ввода молодых в дом, что символизировало нерасторжимость брака. Нас, конечно, привезли на место продажи фруктов и овощей, которых было изобилие, однако цены были запредельные, затем нас угостили яблочным соком (стоимость его входила в цену поездки) и не разрешили гулять по яблоневым аллеям и рвать яблоки.

 

 

 

 

Мы с Тамарой всё же углубились в сад  (фото), где я съел яблоко с дерева. После этого мы снова отправились в путь и на границе Альтерланда в хорошей гостинице получили свой абендэссен.

 

 

 

 

 

 

Население наших двух автобусов разместили в большом зале, где уже сидели люди с других автобусов этой же фирмы, но стартовавшие из Бремена и Дюссельдорфа. Было очень шумно, затем на эстраду взгромоздился мужчина в морской фуражке с баяном на груди. Он стал исполнять северо-немецкий фольклор, а мы с трудом, наконец, отыскали себе свободные места. Вскоре подали по бокалу местного пива и закуску, состоящую из нескольких видов колбас и сыра. Трапеза шла довольно долго, обслуживали медленно из-за избыточного количества клиентов. Потом мы долго ехали до Гамбурга и через вечерний город и, наконец, приехали в гостиницу опять затемно, там нас ждал шведский стол…

 

 

Следующим номером нашей программы был сам Гамбург, открытие которого начиналось с посещения Фишмаркта в старом порту. Рынок открывается очень рано (известно, что к 9-ти часам утра прилавки уже убираются), и нам снова пришлось вставать не свет, ни заря. Затем мы были привезены к Старому туннелю под Эльбой на пристань Св. Павла, которую заливает при осенних наводнениях, и которую в этом случае всегда показывают в немецкой хронике. Толпы туристов нестройными рядами уже двигались в сторону рынка, так что спрашивать дорогу не требовалось. Как всегда выделялись большие группы дисциплинированных японцев, все, как один, с фотоаппаратами на шеях. Так мы попали на этот рынок и, надо сказать, получили удовольствие от общения с некоторыми продавцами. Это действительно были колоритные фигуры! В конце рынка мы обнаружили вместительное здание бывшего морского вокзала, переоборудованного под гигантскую пивную, на эстраде которой непрерывно выступали рок- ансамбли, а публика, в изобилии употреблявшая местное пиво, бурно реагировала на каждую песню. Было много раскованных, причудливо одетых молодых людей и раскрашенных девиц. На фото Тамара слушает рок- ансамбль в упомянутой пивной.

В прежние времена, когда торговый порт ещё не был вынесен за пределы города, у причалов швартовались пароходы и парусные суда. Здесь мы увидели старый парусник «Рикмер Рикмерс» постройки 1896 года, превращённый сейчас в модный ресторан. От пристани непрерывно отваливали экскурсионные теплоходы для осмотра дельты Эльбы и разнообразных портовых сооружений. Теплоходная экскурсия входила в программу нашей поездки, и мы совершили прогулку по Эльбе, начало которой совпало с довольно сильным дождём.

Мы находились на палубе, несмотря на протекающий тент,  и осмотрели крупнейшее в мире скопище складских помещений в старом районе Шпайхерштадт, опутанном сетью каналов. Здесь в неоготических кирпичных зданиях хранятся кофе, чай, табак, специи и пр. продукты. Это «свободный порт», товары которого якобы не подлежат таможенному досмотру. Впечатляет обширная дельта Эльбы, которой просто нет конца и края, уставленная пришвартованными танкерами, сухогрузами и другими судами.  Забавно было видеть, проплывая мимо некоторых из них, как внезапно на их крутых бортах вскрывались какие-то отверстия и из них извергались струи сомнительного вида жидкости. Гамбург, как крупнейший порт Германии, ежегодно принимает до 15 тысяч кораблей. Большинство из них разгружаются на острове Штайнвердер, куда мы вначале пытались добраться по Старому туннелю под Эльбой, который оснащён лифтами для людей и подъёмниками для транспорта. Однако эта техника показалась нам очень старой, просто архаичной, а плата за пользование слишком высокой.

Параллельно набережной пролегает улица Репербан, получившая название в 17 веке от канатных мастеров, производивших такелаж для парусных судов. Сегодня Репербан и примыкающие к ней Гроссе-Фрайхайт и Хербертштрассе ограничивают портовый район, называющийся «порочная миля». Этот район мы видели только из окна автобуса.  .Считается, что «нормальные» туристы мужского пола проводят время в многочисленных барах, кабаре и других увеселительных заведениях с красными фонарями всю ночь с субботы на воскресение, а на рассвете отправляются на Фишмаркт. Чтобы попасть в этот район со стороны набережной, надо преодолеть достаточно крутой и продолжительный подъём, но с него открывается восхитительный вид на гавань. Если направиться от Центрального железнодорожного вокзала к центру города, можно увидеть более элегантный Гамбург.

Напротив вокзала стоит театр «Дойче Шаушпильхаус» (фото), далее идёт церковь Св. Михаила и затем памятник Бисмарку (фото).

 

На Рыночной площади стоит ратуша(1886-1887). В ней 647 залов и многие из них можно осмотреть. Фасад здания со статуями императоров оформлен в стиле Ренессанса. В нескольких минутах ходьбы от ратуши находится озеро Бинненальстер (фото).

 

Вокруг озера много фирменных магазинов, дорогих универмагов, стеклянных пассажей и первоклассных ресторанов и кафе. Рядом находится оперный театр. Мы посетили район Альтона, в прошлом самостоятельный город, который был присоединен к Гамбургу в 1937 году. Вдоль берега реки тянется улица Эльбхаузе, вдоль которой стоят роскошные виллы, некоторые из них построены в 18 веке, где жили капитаны судов и лоцманы. Дома в бывшей рыбачьей деревушке Бланкензее ныне принадлежат самым богатым гражданам  города, с так называемого камня Бисмарка открывается прекрасный вид на реку. Нас много раз быстро провозили через Гамбург, в том числе через центр, но зафиксировать увиденное было невозможно то по причине скорости движения, то освещения, то неудовлетворительной чистоты окна автобуса. Только один раз автобус остановился в центре города в час дня (время приёма кофе и кухона пожилыми немцами), и, пока они это успешно делали, мы с Тамарой пошли побродить по центру города. К сожалению, мы оказались в чисто турецком районе, где увидели мечеть и множество восточных лавочек, просто не верилось, что где-то совсем рядом озеро Бинненальстен с его бутиками. Проездом мы действительно видели виллы богатых граждан города, но более всего нам понравились цветомузыкальные фонтаны, функционирующие в этом районе. Нас специально привезли к системе цветомузыкальных фонтанов во время экскурсии по «ночному Гамбургу». Зрелище было очень интересное, к тому же мы оказались рядом с помещением, где находился оператор, и видели, как он манипулировал множеством кранов и кнопок, запуская струи, регулируя их силу и включая осветительные устройства и музыку. Всё это делал один человек, демонстрируя искусство на грани фантастики. Я сделал несколько видеоклипов, т. к. при низкой освещённости было бесполезно делать фотоснимки тем аппаратом, который у меня тогда был. На следующий день мы опять позавтракали очень рано,      т. к. предстояла поездка на остров Зильт.

Зильт- самый северный из островов Северо-Фризского архипелага, носящий гордое название «северный Сен-Тропез». Этой репутацией он обязан избалованной публике, обожающей отдыхать в городках Вестерланд и Кампен. Доставка туристов на остров вместе с их транспортом осуществляется очень оригинально, такого больше нет в Германии, да и, наверное, в других странах. Этот способ перемещения, а также чёткость организации процесса произвели на нас неизгладимое впечатление. Утром мы приехали к определённому времени в городок Нибёль к огромной перегрузочной платформе, и заняли место в хвосте большой очереди из автобусов, легковых машин и грузовиков. Вскоре подошёл длинный состав из пустых платформ, на которые строго в порядке очереди под присмотром людей в железнодорожной форме машины вместе с пассажирами стали въезжать на платформы. Остров соединяется с материком одноколейной насыпной дамбой, названной именем Гинденбурга, фельдмаршала времён первой мировой войны и президента т. н. Веймарской республики. Затем часа полтора наш состав шёл через заросли тростника и над водой, «аки посуху», после по острову до городка Вестерланд. В городке все в порядке очереди съехали с платформ и быстро разъехались по своим делам. Наш автобус проехал через весь городок и остановился на стоянке рядом с большим песчаным пляжем. Вся северная сторона острова представляет собой один огромный нескончаемый пляж высокого качества.

Городок был явно курортного типа, его центральная широкая, забитая магазинами улица упиралась прямо в пляж (фото).

 

 

 

 

Рядом с пляжем много гостиниц (фото) и частных вилл.

 

На этом пляже мы с Тамарой впервые узрели странные приспособления для загара и успешно их освоили  (фото).

 

Надо признать, что они очень удобны для загара и отдыха и, главное, хорошо защищают от ветра, который здесь практически всегда дует с той или иной силой.

 

Нам показали главную достопримечательность Зильта, т. н. Красную скалу около Вестерланда. Нам рассказали, что все немцы мечтают приехать и отдохнуть на Зильте и посмотреть на эту Красную скалу.

Почему? Этого не объяснили. После самостоятельной прогулки по городу все собрались у автобуса, и началась поездка по острову. Мы доехали до восточной оконечности остова через песчаные дюны, заросшие редкой травой. Вдоль дороги часто попадались гостиничные домики и целые посёлки с характерными соломенными крышами (фото), что выглядело весьма экзотично.

 

 

Такой архитектуры мы не видели ни до и ни после этой поездки.

Напоследок мы сделали остановку в городке Лист у пристани, прогулялись, поужинали и, как всегда, имел место длительный переезд в гостиницу под Гамбургом.

 

На следующий день после раннего завтрака нам предстоял неблизкий путь домой. Сколько тысяч километров мы намотали за пять дней тура? Полагаю, что много, ибо фирма не жалела солярки и возила нас, возила, почти до полного нашего обалдения. Следует отметить, что наши немецкие спутники, среди которых было много очень пожилых людей, выдержали всё без единого замечания и тени неодобрения. Это характерная черта именно немецких туристов, их очень трудно вывести из благодушного созерцательного равновесия. Может быть, вернувшись домой, они вчинят фирме солидный иск и будут долго судиться с ней по всем правилам, но в поездке не принято портить настроение себе и окружающим.

Последняя поездка с FFO.

Эта однодневная поездка была анонсирована, как поездка в город Бамберг, приглашение было оформлено очень завлекательно, обещали хорошие подарки от фирмы каждому участнику, большую корзину с продуктами, бесплатный митагэссен. По опыту, мы, конечно, знали уже, что все посулы фирма выполняет на «грани фола», но юридически, даже местному немцу, очень трудно доказать, что его обманули. Эти поездки постоянно служили иллюстрацией к известной мысли, что бесплатный сыр бывает только в мышеловках. Однако часто всё определяется талантом исполнителя рекламы, в этот раз поездка была назначена на субботу (удобно ехать вдвоём), всё выглядело правдоподобно, и мы решили съездить, чтобы окончательно убедиться, можно ли дальше иметь дело с подобными предложениями и сделать всё, чтобы в любом случае приятно провести время. Рано утром мы сели в заполненный немцами автобус и часа два ехали в сторону Баварии по региональным дорогам. Конечно, в Бамберг нас не привезли, мы остановились в небольшом чистеньком городке, названия которого я не запомнил, у местной гостиницы. В гостинице оказался большой конференц-зал, уже подготовленный для нашей торговой сессии, там стояли длинные столы, уставленные бутылками с минеральной водой, колой, пивом (все напитки за наш счёт).

Рядом с небольшой эстрадой находился специальный стол с образцами предлагаемых товаров и подвешен экран для демонстрации видео-роликов. Надо отметить, что все предлагаемые товары являются продукцией этой же турфирмы, которая владеет предприятиями по производству косметики, лекарственных препаратов, изделий домашней техники. Цены устанавливает фирма эксклюзивные, т. е. безобразно высокие, а задачей лектора-менеджера является после 3-4 часовой массированной обработки убедить подопытный контингент добровольно расстаться со своими денежками. Надо отметить, что среди рекламистов попадались талантливые ребята, которые успешно справлялись со своими обязанностями, раскошеливая  пожилых немцев на 1,5-2,0 тысяч евро. Зная программу этого мероприятия, мы постарались выбрать свои места так, чтобы можно было среди лекции выскользнуть из зала, не привлекая внимания лектора и не провоцируя других участников.

Городок построен на склоне холма, хорошие крепкие дома, окружённые фруктовыми деревьями,  поднимались спиралеобразно к его вершине, увенчанной католической церковью и местным кладбищем. На кладбище мы обнаружили очень часто встречающийся в Германии памятник жертвам первой мировой войны, родившимся в этом городке. Фамилий было довольно много. Надо отметить политкорректность современных немцев, и то, что они не выставляют на показ свои жертвы второй мировой войны. Вид был живописный: пологие холмы, поросшие деревьями, прорезанные автодорогами, тропами, пятна небольших селений, приютившихся чаще всего у вершин холмов.

Отправившись вниз, у старинного дома мы нашли одинокую сливу (фото), всю увешанную крупными спелыми тёмно-сиреневыми сливами, безнаказанно продегустировали их и набрали с собой. Пришли в гостиницу вовремя,  как раз к окончанию «лекции» и началу митагэссена. После еды было немного свободного времени, и нам позволили немного погулять по городку. Затем приступили к раздаче подарков и сувениров. Я с трудом узнавал в том барахле, которое нам выдавали, вещи, мастерски отснятые в рекламном проспекте, но, тем не менее, формально это были они! Всех присутствующих просто обвели вокруг пальца. Обещанную корзину продуктов мы тоже получили, но выглядела она жалко. В дальнейшем эти продукты стали источником мотыльков на нашей кухне. Обнаружив безобразие, появившееся в них, Тамара поклялась больше никогда не участвовать в однодневных поездках этой фирмы, что неукоснительно выполняется.

В эту осень вскоре у нас появился новый повод для путешествия. Тамара после длительных телефонных разговоров сблизилась с петербургской знакомой Любой, ныне проживающей в Веймаре. Раньше они встречались только на днях рождения Марины Б, но дружеских отношений между ними не было. Теперь в Германии на почве явного недостатка общения возник  взаимный интерес, вскоре Люба пригласила нас к себе в Веймар погостить несколько дней, и Тамара согласилась. В сущности, ей было всё равно, куда ехать, лишь бы двигаться. В Веймаре мы были раньше в экскурсионной поездке по городам восточной Германии, которая была описана в другом разделе моих записок, поэтому здесь я буду вспоминать и иллюстрировать наше общение с Любой и совместную поездку в Эрфурт. Перед выездом (без навигатора) мне пришлось проштудировать автомобильный атлас и сделать на принтере распечатки основных отрезков маршрута, в том числе завершающего до дома Любы. Эта работа не пропала зря, Тамара в пути успешно определяла ориентиры, и мы доехали до нужной улицы и дома в Веймаре без приключений, проделав более четырёхсот километров. Это был типичный немецкий четырехэтажный многоподъездный социальный дом, окружённый высокими деревьями в густонаселённом квартале, состоящим из аналогичных по архитектуре строений. Квартира трёхкомнатная с балконом произвела впечатление достаточно удобной за исключением кухни, небольшой по размерам и без окна. Люба, чувствуя явные недостатки своей квартиры, говорила, что они ищут другую, ближе к центру города, с лучшей планировкой. Сами по себе Люба и её муж Юра люди с интересными биографиями. Люба закончила филфак ленинградского университета, где, в том числе, в совершенстве изучила немецкий язык. Юра закончил  физический факультет того же университета, работал, как физик-теоретик, на кафедре, защитил докторскую диссертацию, возглавил эту кафедру, имел перспективную тематику, сотрудничая на договорной основе с немецким университетом. Далее переезд в Германию. Просились, конечно, уточняющие вопросы, но задавать их было неудобно. А история, в целом по моему мнению, была обычная, они приехали по т. н. «еврейской линии» и сразу оформили социальное пособие, как неимущие «контингентные беженцы». Сделать это до 2005 года было несложно, имея желание и соответствующие документы о национальности. Однако подводный камень заключался в том, что после этого люди добровольно оказываются на низшей ступени иерархии немецкого общества, как получатели социальной помощи, т. е. не сделавшие трудового вклада в фундамент немецкого государства и существующие на деньги налогоплательщиков. Я не могу знать, осознанно ли они пошли на это, возможно, что по непониманию немецкого менталитета, а потом было уже поздно что- либо изменять. Результатом этого стала потеря Юрой всех его научных  заделов, которые немецкие коллеги просто присвоили, а о месте при немецком университете вскоре пришлось забыть. Юра пару лет писал письма бывшим коллегам, делал предложения по открытию новых работ, но всё закончилось отказом. После этого Юра «сдулся». И ему ничего другого не осталось, как заполнить своё полностью свободное время блужданием по бесконечным волнам интернета в прекрасной веймарской библиотеке ( кстати делая это бесплатно за счёт библиотеки). Люба, видимо, с некоторым опозданием поняла суть их  ошибки и принципиальную невозможность выбраться с «дна» общества, что пришлось ей очень не по вкусу. Как властная и дерзкая женщина, она, конечно, возложила всю вину за это на Юру, что проявилось в её безобразном отношении к мужу в их частной жизни, в том числе, что мне особенно было неприятно наблюдать, на безобразные отношения при посторонних. Но, как говорится, в каждой избушке свои погремушки. Про себя я подумал, что я тоже не достиг ничего в Германии, не отработал здесь ни одного дня. У меня с момента въезда не было никаких надежд на трудоустройство по специальности, но недовольство мною со стороны Тамары не возникло сразу, появившись лишь после примерно пяти лет нашего проживания за рубежом. Однако природа подобных взаимоотношений в принципе одинакова, отличия состоят в быстроте и интенсивности разочарования в своей половинке и особенностях  характеров партнёров. Ещё один пример этого дают наши питерские приятели Георгий А. и Марина Б.. В этой паре авторитет Георгия, как главы семьи, был подмочен ещё в России, поэтому Марина заняла доминирующее положение с первых дней пребывания в Германии. Для Георгия  это стало настоящим благом, снявшим с него заботы о семейном  хлебе насущном, которые буквально гробили его в России. Взаимоотношения их стали  сбалансированными и вошли в спокойную фазу. Не случайно они  довольны своей жизнью здесь. Хуже всего приходится тому, кто в исходном состоянии, т.е. до выезда за границу, подавал  надежды и не реализовал их после приезда. Что-то происходят со всеми супружескими парами, выезжающими на постоянное место жительства за рубеж. Адаптация тяжело проходит даже при  прочных, проверенных временем и испытаниями союзах. Что же говорить о парах с небольшим  стажем совместной жизни? Ясно, что здесь всегда существует объективная угроза распада брака с разного рода последствиями.  Однако вернёмся к «нашим баранам».  Вскоре мы узнали, что от дома Любы до центра города минут пятьдесят пешего хода, и, хотя у них была машина, почти новая Тайота «Ярис», они нас регулярно водили в центр пешком. Дорога туда не вызывала особых возражений, а вот обратно идти было скучновато после прогулки по городу и на голодный желудок. Вроде бы простая идея, завести в любой ресторанчик и покушать, хозяевам не приходила в голову. В тоже время Люба сумела устроить нам т. н. одноевровые походы, то на круасоны, продаваемые до определённого времени с большой скидкой в определённом кафе, то на бесплатный концерт классической музыки. Это, как я понял, был как бы их спорт, впрочем, он широко распространён в среде наших эмигрантов независимо от уровня благосостояния, а часто вопреки ему. В один из дней они привезли нас на свой дачный участок, который был недавно приобретён за приличные деньги. Остался в памяти осенний праздник в этом садоводстве с неизменными сосисками и пивом. Люба прекрасно общалась с немцами, а мы испытывали обычные языковые комплексы.

Фотографии  сделаны мною в Веймаре в разных местах центра города,  в городской библиотеке.

 

 

 

 

 

Наши дамы  устроились удобно и ведут интересную беседу, а мы ожидаем дальнейших указаний. Я бы ещё обратил внимание на оформление балконов, не правда ли, это поучительно? В течение всей поездки общалась с нами Люба.  Юра, как правило, молча шёл сзади жены и вступал в разговор по её грозному окрику или взгляду, давая пояснения краеведческого характера. Машину в этой семье водит тоже Люба, но штурманит Юра и получает жестокий разнос за любую неточность. Однако, находясь в машине, он позволяет себе ответить на  всегда незаслуженные выговоры и замечания.

 

 

Эрфурт- столица Тюрингии, город с более чем 200 тысячным населением. Дождливым утром мы выехали на хозяйской машине в Эрфурт, быстро преодолели несколько десятков километров по извилистым дорогам и улицам города. Удалось найти небольшое пространство для парковки вблизи центра города, в котором проходил какой-то осенний фестиваль. Люба несколько раз неудачно заходила задним ходом на парковочное место, предварительно выгрузив нас из автомобиля. Несмотря на нашу помощь и помощь какого-то сердобольного немца, парковка была не очень удачной, т. к. она чиркнула задним крылом по бордюрному столбику.

Это происходило вблизи домского собора, объединённого с церковью в один очень своеобразный ансамбль, равного которому мне пока не довелось видеть в Германии.

 

 

 

 

С домского холма я сделал снимок (фото ) центральной городской площади, где проходил местный фест, посвящённый, видимо, завершению сбора урожая. Повернувшись в другую сторону, Тамара запечатлела меня на фоне главных ворот собора, к сожалению закрытого. Я не буду подробно описывать наше пребывание в Эрфурте, мы прогулялись по центру города, по его улицам. У наших хозяев не было желания проехать по интересным городским объектам, машина простояла всё время у домского собора, а пешком многого не увидишь. Не было приглашения зайти в  кафе и перекусить, в общем полный матриархат, когда настроение взбалмошной дамы определяет определяет всё.     Мы шествовали  по улицам Эрфурта, он похож на многие другие западные города, например, Страсбург, Бамберг и других.

Здание, приведённое на фото  могло бы занять место на Рёмерплац во Франкфурте на Майне, но  вообще-то Эрфурт так и остался в моей памяти, как место проведения конференции большевиков перед первой мировой войной.

 

Последние два дня мы провели в Веймаре, в предпоследний день после завтрака пешком пришли в центр города к «Новому» музею (фото), который непосредственно сопрягается с так называемым Гауфорумом. который имеет интересную историю. До войны эта площадь носила имя Адольфа Гитлера, после образования ГДР Карла Маркса. Комплекс зданий в 1936 году был построен при личном участии Гитлера, в том числе к зданию имперского наместника и гауляйтера он присоединил колокольню (фото).

Огромную площадь по замыслу Гитлера охватывали: на востоке обширный «зал народного единства», на юге здание имперского наместника с колокольней, на западе здание бывшего «Немецкого трудового фронта», на севере «новый» музей, сочленённый со зданием нацистской партии . В 1937 году Рудольф Гесс (заместитель Гитлера) в присутствии будущего гауляйтера восточных земель кровавого Фрица Заукеля заложил фундамент «зала народного единства» на 20000 стоячих мест, при этом в митинге приняло участие 40000 человек со всей Германии. Это было образцово-показательное мероприятие, первое по реализации  плана перестройки сорока немецких городов, избранных Гитлером. После капитуляции Германии в мае 1945 года обер-бургомистр доктор Фриц Бере по согласованию с американским военным комендантом майором Уильямом Брауном (!) переименовал площадь именем Карла Маркса. Затем в 1946 году в зданиях гестапо и нацистской партии разместилась советская администрация Тюрингии и штаб советских войск, которые провели большую реставрационную работу внутри зданий и организовали стоянку машин на площади и зелёные насаждения. В настоящее время здания реставрированы, размещены «новый» музей, торговый центр.

 

 

 

 

 

Мы посетили музей (фото), экспонаты которого, как и многих других немецких музеев, довольно необычны для нас, привыкших к великолепию Эрмитажа и других российских музеев. Рядом с одним из экспонатов (немецкая Венера) Тамара меня сфотографировала (фото). Вечером нам посчастливилось попасть на концерт симфонической музыки в большом современном театральном зале города. Хозяева вновь хотели вести нас пешком, но тут уж мы взбунтовались, и я заявил, что довезу всю нашу компанию на нашей машине, что и было сделано. Концерт нам очень понравился, хотя я не помню, кто дирижировал. Исполнялись симфония П.И. Чайковского и что-то из Баха.

В антракте этого концерта удалось сделать пару фотографий (фото). Уезжали из Веймара мы со смешанным чувством, дружно решив, что приедем туда только, если Люба и Юра посетят нас с визитом. В последствии, когда Люба снова начала приглашать Тамару, та сделала ей встречное приглашение и получила оригинальный вопрос в ответ:  «А что мы у вас будем делать?».

 

 

 

 

В заключение отмечу ряд запомнившихся событий и ситуаций в этом году.

Ранней весной 2006 года был продан хорошо разработанный дачный участок с полностью оборудованным домом в Синявино с прекрасной новенькой банькой, плод многолетних трудов семьи Есиповых (фото).

За участок ребята взяли хорошие деньги, и вопрос финансирования строительства в 2006 году был как бы решён, но открылась новая проблема. Весной после схода снега на одном из объектов, где работали строители, подряженные Кириллом, был обнаружен труп рабочего. Сразу началось следствие, почуяв жареное директор фирмы смылся вместе с кассой и был объявлен в розыск. Фирма обанкротилась, рабочие исчезли, оставив свой инструмент. Невольно сбылось одно из моих предостережений. К счастью, не получив от нас запрошенных денег (письмо дочери о коробках для окон и дверей на зиму 2005/2006), ребята не смогли выплатить бригаде аванс за летние работы 2006-ого года и спасли деньги от растраты. Однако встал вопрос о найме новых рабочих. В середине весны Кириллу случайно подвернулась бригада гастарбайтеров-таджиков. Четыре спокойных непьющих парня, желающих потрудится за небольшие деньги. У них было два основных недостатка: незнание русского языка и невысокая квалификация, но выхода не было. Кирилл придумал, как организовать отдых ребёнка и контролировать ход строительства и строителей. Было принято единственно правильное решение, снять квартиру в Шлиссельбурге и перевести туда тётку Татьяну Николаевну, образовав «опорную» базу. Вскоре совсем недалеко от стройки была снята двухкомнатная квартира и обстановка из дачи в Синявино была перевезена в Шлиссельбург. Работа закипела, к октябрю каркас здания практически был закончен и начался монтаж обрешётки крыши, имеющей волею зятя  весьма сложную конфигурацию.

Затем в октябре и ноябре данная работа была в целом завершена и обрешётка была зашита рубероидом, чтобы предотвратить попадание снега и других атмосферных осадков во внутренний объём дома в зимний период. Это удалось сделать даже в объёме трёхэтажной башни, где обнаружились наибольшие технические сложности в организации крыши.

 

 

В ноябре  пришло письмо из муниципалитета  неприятного содержания. Они написали, что у них есть все основания считать, что я получаю трудовую пенсию в России, и напоминают, что это по немецким социальным законам является доходом, который должен вычитаться из социального пособия. Впрочем, если я не получаю пенсии на родине, то они готовы мне поверить при условии предоставления справки из консульства. Я не один получил такое послание, все , получающие социальное пенсионное пособие по старости, получили идентичные письма. Вся еврейская община загудела, как потревоженный улей. Многие не верили, что немцы всерьёз займутся выколачиванием долгов из пожилых людей, они ещё не поняли, что с уходом Герхарда Шрёдера и приходом нового коалиционного правительства Ангелы Меркель в Германии многое изменилось. Несколько правых министров-президентов федеральных земель объединились и решили провести непопулярные меры в своих землях. В это число попала  наша земля. Долго гудели телефоны, обсуждали, как быть, выяснилось, что в других землях на западе и северо-западе страны эта компания началась несколько месяцев назад, и немцы не шутят. Мы с Тамарой обдумали ситуацию и решили, что надо лететь в Петербург и получать справку из Пенсионного фонда. Положение облегчалось тем, что всё это касалось только меня. Льготный билет удалось забронировать на февраль 2007 года на две недели пребывания. Не было бы счастья, да несчастье помогло.

Начиная с этого момента, я начал готовиться к новому посещению наших ребят. За всеми хлопотами незаметно прошло очередное католическое Рождество и наступил Новый  год.

 

Автор: Груздев Александр Васильевич | слов 5183 | метки: , , , , , ,


Добавить комментарий