Под парусами фрегата «Надежда»

 

Паруса "Надежды"

Содержание

Предисловие
Владивосток — Нагасаки — Владивосток (Май — 2006 год, часть 1)
Владивосток — Нагасаки — Владивосток (Май — 2006 год, часть2)
Под парусами к серым китам (Лето — 2006 год)
Под парусами в Йосу (Корея) — 2007 год

Предисловие

Прежде, чем перейти к очередным заметкам о работе на парусных учебных судах «Надежда»  и «Мир», несколько слов о том, как это случилось,  и что это, вообще.  Уволившись по возрасту из ВМФ,  в год дефолта, попытался работать в своем бывшем департаменте. Месяц продержался.  Понял – помру, как персонаж гоголевской «Шинели». Попытался устроиться, кем-нибудь, на парусное учебное судно. Вроде пообещали взять на «Надежду», но вдруг отказали.  Своих  мол, некуда девать. Да, думаю: — вот это требования! Не иначе, как там весь народ с медальным профилем и все, как на подбор – отличники.  Куда нам, сиволапым.  Хоть и мастер спорта, и в звании высоком был по службе, но – увы! Круче, наверное, только в космос отбирают. И устроился работать крановщиком на металлоломную  кучу в порту.  На грейфер, установленный на Зил-130. Поскольку портальные краны часто не работали на выгрузку железа:  - то по погоде, то по тысяче причин -  заводил свой ЗИЛ и в любую погоду, без какой-либо защитной крыши от непогоды, разгружал Камазы с прицепами. Набиралось их десятками в очереди. Жена заставляла раздеваться на лестничной площадке – весь был пропитан железной пылью. Но,  контора частная и, что-то там, платили.  В дефолтный год выбирать не приходилось.  Вдруг, почти через год – звонок из бурсы: — а не пойти ли вам,  к нам,  главным боцманом? – Нет, говорю. – Это не яхта.  Могу пойти матросом. Взяли подшкипером.  Проходя первый раз по твиндечной палубе, где живет рядовой состав, переступил через,  чьё-то,  бессознательное тело,  и как-то, засомневался, что тут все, как на подбор – отличники. Но,  с главным боцманом,  Абсолютным трезвенником,  Сергеем Андросовым, мы как-то сразу,  нашли взаимопонимание и дружба наша не прекращается до сих пор. Через три месяца был назначен старшим боцманом – парусным мастером. И вот уже с 99-го года в этой ипостаси. Последние пять лет на «Мире», которому больше всего и достается от меня во всяких злобностях.

Не могу сейчас понять, почему не осталось у меня записей по интереснейшим рейсам на Надежде по Курилам, на Камчатку, Сахалин и всякие там Японии.  Родителям, наверняка, что-то писал. Компьютера еще не было.  Замечательная  была гонка с «Палладой» от Окинавы до Инчхона, которую мы с блеском выиграли под командованием капитана Василенко В.Н.  в 2002-м году. Сразу оттуда, из Кореи,  был рейс в Йокогаму к финалу чемпионата мира по футболу. Вернулись – тут же пошли на Камчатку. Далее – Нагасаки – в первый раз и,  по–возвращении, в 2003-м году –  кругосветное плавание на 14 месяцев.  Вот о кругосветке и сохранились дневники – вёл каждый день. Из 4-х общих тетрадей, пока перепечатал одну. Со временем, наверное, размещу на сайте.

Не исключено, что в те времена, всё-таки,  было новое для меня дело. И я обязан был, как обычно, стать лучшим по профессии.  Андросова – главного боцмана —  я не превзошел, но остальным, думаю, могу форы дать не слабой. Поэтому и вести записи, видимо, не было особого времени. Но, несколько заметок, уже после кругосветного времени – появилось.  Их я  и пытаюсь сохранить на сайте.

«Надежда» и «Мир» — учебные парусные суда для курсантов Морских Академий Владивостока и Санкт-Петербурга  спроектированы  выдающимся польским конструктором больших парусных судов Зигмундом Хоренем.  Познакомился я с ним лично года 4 назад в Калининграде, когда мы под его руководством сами меняли (причем,  зимой) стоячий такелаж – штаги и фордуны на нержавеющие.  Длина  таких отдельных стальных концов 70 – 90 метров,  диаметром до 34-х мм.  Подогнать их по длине надо было таким образом, чтобы после крепления к мачте, еще закрепить к полутораметровым  талрепам и набить «до звона», исключив любое провисание и оставив запас на талрепах для будущего подтягивания. Т.е. работа была не для хилых,  и еще – та! За неделю мы произвели 27 таких замен. Специально для участия в этом процессе прилетел с востока мой Андросов и сделал,  наверное,  львиную долю работы на высоте.  За  это время  Зигмунд несколько раз выезжал и вылетал — то в Польшу, то в Питер по своим делам, а я, в некотором роде,  оставался за него.  Всякий раз, мы с ним обсуждали элементы работы и незаметно, очень подружились. Теперь, время от времени, общаемся в скайпе, обмениваемся поздравлениями по всяким поводам и т.п.  На регате в Гдыне, Зигмунд всю нашу гвардию провёз на своем автомобиле по самым красивым местам  Сопота,  Оливы, Гдыни и Гданьска с интереснейшими комментариями.  В Португалии, вдруг, ко мне пришел с польской яхты Богдан Сенкевич – известный польский корреспондент. И передал от Зигмунда небольшой подарок. Пришлось, тут же продумать алаверды.  Позднее, Зигмунд в скайпе показал висящий над рабочим столом мой вымпел с дарственной надписью.  Зигмунд Хорень  является создателем не только нашей знаменитой серии самых скоростных и могучих парусников мира. По его чертежам построен пятимачтовый круизный парусный корабль, новейший круизер «Бегущая по волнам», а также,  баркентины:  «Погория»,  «Искра»,  «Калиакра», бриг «Фредерик Шопен»  - все участники кругосветных плаваний с огибанием мыса Горн.  В перечень,  построенных по чертежам Зигмунда парусников, входят  еще порядка 17-ти наименований.  Сам он в прошлом, участник кругосветной парусной гонки на яхтах — «Уитбред».  Ну, а в серию,  помимо наших двух,  входят еще  и «Паллада», также приписанная к Владивостоку,  «Дар Млодзежи»,  принадлежащий Польше – он был  первым  в серии, за ним «Дружба» и «Херсонес», застрявшие без эксплуатации на Украине.  Все эти парусники несут 26 парусов, общей площадью 2774 кв.метра.  Имеют три дизеля – два для хода под одной линией вала с гребным винтом регулируемого шага и один на генератор.  Длина с бушпритом более 109 метров,  высота мачт по 50 метров,  ширина 14 метров, осадка 5-7 метров, высота борта до 10-ти метров. Ход под машиной около 11-ти узлов, под парусами – до 20-ти и выше при сопутствующих условиях ветра и моря. Спор  за скорость, вроде бы, возглавляет «Мир», показавший в гонке Колумбус-92 ход под парусами выше 21-го узла.  Быстрее ходят только яхты макси класса в Южном океане.

Далее

В начало

 

Автор: Абрамов Николай Александрович | слов 992

1 комментарий

  1. Отвечает Абрамов Николай Александрович
    26/11/2012 15:41:19

    Прежде, чем перейти к очередным заметкам о работе на парусных учебных судах «Надежда» и «Мир», несколько слов о том, как это случилось, и что это, вообще. Уволившись по возрасту из ВМФ, в год дефолта, попытался работать в своем бывшем департаменте. Месяц продержался. Понял – помру, как персонаж гоголевской «Шинели». Попытался устроиться, кем-нибудь, на парусное учебное судно. Вроде пообещали взять на «Надежду», но вдруг отказали. Своих мол, некуда девать. Да, думаю: — вот это требования! Не иначе, как там весь народ с медальным профилем и все, как на подбор – отличники. Куда нам, сиволапым. Хоть и мастер спорта, и в звании высоком был по службе, но – увы! Круче, наверное, только в космос отбирают. И устроился работать крановщиком на металлоломную кучу в порту. На грейфер, установленный на Зил-130. Поскольку портальные краны часто не работали на выгрузку железа: — то по погоде, то по тысяче причин — заводил свой ЗИЛ и в любую погоду, без какой-либо защитной крыши от непогоды, разгружал Камазы с прицепами. Набиралось их десятками в очереди. Жена заставляла раздеваться на лестничной площадке – весь был пропитан железной пылью. Но, контора частная и, что-то там, платили. В дефолтный год выбирать не приходилось. Вдруг, почти через год – звонок из бурсы: — а не пойти ли вам, к нам, главным боцманом? – Нет, говорю. – Это не яхта. Могу пойти матросом. Взяли подшкипером. Проходя первый раз по твиндечной палубе, где живет рядовой состав, переступил через, чьё-то, бессознательное тело, и как-то, засомневался, что тут все, как на подбор – отличники. Но, с главным боцманом, Абсолютным трезвенником, Сергеем Андросовым, мы как-то сразу, нашли взаимопонимание и дружба наша не прекращается до сих пор. Через три месяца был назначен старшим боцманом – парусным мастером. И вот уже с 99-го года в этой ипостаси. Последние пять лет на «Мире», которому больше всего и достается от меня во всяких злобностях.
    Не могу сейчас понять, почему не осталось у меня записей по интереснейшим рейсам на Надежде по Курилам, на Камчатку, Сахалин и всякие там Японии. Родителям, наверняка, что-то писал. Компьютера еще не было. Замечательная была гонка с «Палладой» от Окинавы до Инчхона, которую мы с блеском выиграли под командованием капитана Василенко В.Н. в 2002-м году. Сразу оттуда, из Кореи, был рейс в Йокогаму к финалу чемпионата мира по футболу. Вернулись – тут же пошли на Камчатку. Далее – Нагасаки – в первый раз и, по–возвращении, в 2003-м году – кругосветное плавание на 14 месяцев. Вот о кругосветке и сохранились дневники – вёл каждый день. Из 4-х общих тетрадей, пока перепечатал одну. Со временем, наверное, размещу на сайте.
    Не исключено, что в те времена, всё-таки, было новое для меня дело. И я обязан был, как обычно, стать лучшим по профессии. Андросова – главного боцмана — я не превзошел, но остальным, думаю, могу форы дать не слабой. Поэтому и вести записи, видимо, не было особого времени. Но, несколько заметок, уже после кругосветного времени – появилось. Их я и пытаюсь сохранить на сайте.
    « Надежда» и «Мир» — учебные парусные суда для курсантов Морских Академий Владивостока и Санкт-Петербурга спроектированы выдающимся польским конструктором больших парусных судов Зигмундом Хоренем. Познакомился я с ним лично года 4 назад в Калининграде, когда мы под его руководством сами меняли \причем, зимой\ стоячий такелаж – штаги и фордуны на нержавеющие. Длина таких отдельных стальных концов 70 – 90 метров, диаметром до 34-х мм. Подогнать их по длине надо было таким образом, чтобы после крепления к мачте, еще закрепить к полутораметровым талрепам и набить « до звона», исключив любое провисание и оставив запас на талрепах для будущего подтягивания. Т.е. работа была не для хилых, и еще – та! За неделю мы произвели 27 таких замен. Специально для участия в этом процессе прилетел с востока мой Андросов и сделал, наверное, львиную долю работы на высоте. За это время Зигмунд несколько раз выезжал и вылетал — то в Польшу, то в Питер по своим делам, а я, в некотором роде, оставался за него. Всякий раз, мы с ним обсуждали элементы работы и незаметно, очень подружились. Теперь, время от времени, общаемся в скайпе, обмениваемся поздравлениями по всяким поводам и т.п. На регате в Гдыне, Зигмунд всю нашу гвардию провёз на своем автомобиле по самым красивым местам Сопота, Оливы, Гдыни и Гданьска с интереснейшими комментариями. В Португалии, вдруг, ко мне пришел с польской яхты Богдан Сенкевич – известный польский корреспондент. И передал от Зигмунда небольшой подарок. Пришлось, тут же продумать алаверды. Позднее, Зигмунд в скайпе показал висящий над рабочим столом мой вымпел с дарственной надписью. Зигмунд Хорень является создателем не только нашей знаменитой серии самых скоростных и могучих парусников мира. По его чертежам построен пятимачтовый круизный парусный корабль, новейший круизер «Бегущая по волнам», а также, баркентины: «Погория», «Искра», «Калиакра», бриг «Фредерик Шопен» — все участники кругосветных плаваний с огибанием мыса Горн. В перечень, построенных по чертежам Зигмунда парусников, входят еще порядка 17-ти наименований. Сам он в прошлом, участник кругосветной парусной гонки на яхтах — «Уитбред». Ну, а в серию, помимо наших двух, входят еще и «Паллада», также приписанная к Владивостоку, «Дар Млодзежи», принадлежащий Польше – он был первым в серии, за ним «Дружба» и «Херсонес», застрявшие без эксплуатации на Украине. Все эти парусники несут 26 парусов, общей площадью 2774 кв.метра. Имеют три дизеля – два для хода под одной линией вала с гребным винтом регулируемого шага и один на генератор. Длина с бушпритом более 109 метров, высота мачт по 50 метров, ширина 14 метров, осадка 5-7 метров, высота борта до 10-ти метров. Ход под машиной около 11-ти узлов, под парусами – до 20-ти и выше при сопутствующих условиях ветра и моря. Спор за скорость, вроде бы, возглавляет «Мир», показавший в гонке Колумбус-92 ход под парусами выше 21-го узла. Быстрее ходят только яхты макси класса в Южном океане


Добавить комментарий