Бычковы.

Нет, не могу сказать, что отец у меня был плохой и пьяница беспробудный. Да, бывал, конечно бывал, очень бывал.

Помню, как мы на Белоруси ехали. Это большой колесный трактор с волокушей. Отец был уже пьяный «в хлам», и вела этот трактор я. Мне было 16 лет, и никакого опыта вождения. Уж не знаю, сколько сбила этой волокушей столбов. Но доехала.

У нас был теленок и три поросенка, обычно он приезжал с полным ковшом кормов. А еще помню, как ездили арбузы воровать — темной украинской ночью. Нет, с ним было совсем не скучно. Он авантюрист был. Наверно от него есть такая жилка и у меня. Мама-то — нет. «Шкодничать» — это от него.

Вообще-то он из семьи был не простой… Впрочем, об этой семье я ничего не знаю. Знаю только, что дед мой из Питера был направлен как пятидесятник в Рязанскую область. На «подъем села». Оттуда, из-под Рязани он и привез мою бабку. Бабка была красивая очень, но на 15 лет его старше. В блокаду он умер, она осталась жива. Я застала ее, помню. Была она — как бы это сказать — «рафинированная». Впрочем, они все были такие. Было у них две дочери и два сына. Старший сын погиб где-то под Оршей или под Курском — не помню, где. Младший, мой отец, был на Балтфлоте…

Неплохой он был человек. А вот бабы на нем все время висли. Изменял он, конечно, маме часто.
- Откуда же бабы там?
- Это не зона была, — вольное поселение. Зону я не помню, не знаю.
- Но ведь бабы там должны бы быть все «пристроены»?
- Не знаю, но бабы за ним «табуном ходили». И не помню, чтобы мама устраивала скандалы. Мы собирали чемоданы и уезжали. Без объяснения причины. Просто уезжали.

Ездили мы часто, очень часто. Кажется, каждый год куда-то ездили — зимой, летом. Из детства помню — все поезда, поезда, ночь, стук колес и перезвон лимонадных бутылок…

07.08.2011

Автор: Бычкова Ирина Анатольевна | слов 304


Добавить комментарий