Часть 4. Вальпараисо – Ушуайя (Огненная Земля, Аргентина)

 

Содержание

4.1. Встреча с другом

4.2. Мой друг Лёва и его группа «Морская практика»

4.3. Ревущие сороковые

4.4. Магелланов пролив, Огненная Земля, мыс Горн

4.5. Из Тихого океана в Атлантический. Пролив Бигль. Швартовка в Ушуайе

 

4.1. Встреча с другом

31-01.02.2020. Пока народ прогуливался по городу Вальпараисо, на борту кипела бурная деятельность. Готовились принять гостей – тренизов (т.е. пассажиров, но на правах практикантов, принимающих участие в судовых работах, авралах и т.п.). Два кубрика по 12 человек – не могли разместить и половину прибывающих. Поэтому, уплотнили всех, кто жил по одному. Народ, конечно, побурчал, но понял всё правильно.

Я, тоже освободил от вещей свою единственную койку, половину рундучка, всякие крючки, чтобы Льву было, куда, что повесить. И, хотя ему, как старшему этой группы уже было, где-то, назначено персональное место – предупредил Николая Кузьмича, что забираю его к себе. Капитан порадовался – как раз была проблема, куда деть одного пассажира, появившегося в последний момент.

Пока ожидали катер, поступила команда на перешвартовку в точку приёма топлива. Здесь это производится также, на якорной стоянке в специально отведённом месте акватории. Для палубной команды и механиков, съёмка с якоря – боевая тревога. Будет ли, работать брашпиль, как положено? На всякий случай, стальная дорога к кормовому шпилю была заранее проложена. Восемь смычек – выбрал до предела работы брашпиля, сколько мог. Помогали ходом. Вроде бы всё шло хорошо, но, не с того-сего, потёк носовой шпиль, хотя был отсечён клапанами. Чтобы выдернуть якорь с грунта, всё-таки пришлось пустить в ход канатную дорогу. Совместными усилиями брашпиля и кормового шпиля подорвали якорь. Попробовал – далее цепь выбирается без проблем. И, наконец-то, веретено якоря втянулось в клюз, что ранее не удавалось.

Перешли в назначенную точку – близко к берегу. Глубина 16 метров, до пляжа, на который накатываются большие волны, не более двух кабельтов. Несмотря на волны, в воде полно народа – закалённые чилийцы! Четыре смычки якорной цепи пока вполне достаточно. Подошёл всё тот же танкер, привязался к нашему правому борту – на сей раз не двумя швартовыми, а шестью и это, только на баке. Тем не менее, место, хотя и более спокойное в плане волн и наката – не очень себя оправдало. Кранцы скрипели по борту и один из них находился прямо напротив моего иллюминатора. Реально опасался, как бы он не выдавил стекло (такое было в моей каюте на «Мире» в Сочи). Но, обошлось – приняли топливо и заправщик наконец-то ушёл.

Погода – просто летняя (здесь и есть лето – последний месяц его наступает). Небо чистое, ясное, солнце весьма пригревает. К борту подошёл всё тот же катер-черпак с массой весёлого народа среди баулов, чемоданов и рюкзаков. Мы приготовили грузовую сеть, чтобы лебёдкой поднимать всё это имущество на борт. Прибывший народ начал подниматься по шторм-трапу. Примерно половину составляли дамы, но, все поднялись без особого труда. Мужская часть нагружала сеть, которую я поднимал лебёдкой, и принимала палубная команда после разворота стрелы над катером.

Никак не мог разглядеть, где же мой Лёвка? Мы не виделись лет пять – мало ли, что. Почти все – в кепках с длинными козырьками и сверху лиц толком не видно. Какой-то мужик стоял на планшире у рубки – вроде похож. Заорал: «Лёвка! Ты где?» – Никакой реакции. А народ с носа этого черпака, что-то верещит. И тут, наконец-то я своего старого (уже во всех смыслах) друга опознал. В красной кепчонке и белой фирменной яхтенной рубашонке. Лёвка машет рукой и естественно, я произнёс нашу с ним, старинную при встрече, фразу: «Мне не нравится твоя рожа, дядя…» (это мы, когда-то, вычитали из книги Фленагана «Черви» про быт американских новобранцев). В ответ с катера раздались аплодисменты – видимо, Лёвка их заранее предупредил, что так будет. Вот и встретились. К этому времени Лев в очередной раз пересёк на 43-х футовой яхте Атлантику (в Рио), откуда и прилетел в Чили. Позднее, мы с ним посчитали, что он за 19-й год в море провёл 270 суток. Снимаю шляпу…

Размещение гостей, ожидание властей и лоцмана. Наконец: «С якоря сниматься!» Снова – а, вдруг, брашпиль не потянет? Но, всё обошлось – выбрали цепь и якорь в клюзе! Вперёд, к мысу Горн! Координаты на утро: 34°16′S, 72°33′W. Курс 205, ход 6 узлов – двигатель. Паруса будем ставить по мере отхода ветра.

4.2. Мой друг Лёва и его группа «Морская практика»

02.02.2020. Океан спокоен. Ветер встречный. Небо звёздное. Светила яркие. Южный Крест почти над головой. Слева от него Скорпион во всей красе. Справа Большой Пёс вверх ногами (т.е. Сириус внизу). В остальной россыпи разобраться не могу. В направлении юга по большой диагонали Южного Креста заметная круглая туманность, похожая на часть Млечного пути. Ещё подумал, что наехало облако. Но облачности нет вообще. Более чистого неба, пожалуй, не было за весь поход. По всем признакам это Большое Магелланово облако.

На этом пути мы не одни: справа огни судна в попутном направлении, слева – встречное. Вода уже градусов 15. Движемся на юг вдоль побережья Чили. Координаты: 36°42′S, 73°58′W. Курс 202, ход 7,8. Двигатель.

Пока нет парусов, меняли некоторые брасы, бушпритные перты и отмывали всё после стоянки. Тренизам выдали страховки, а, я провёл с ними занятия по парусному вооружению. Сразу видна заинтересованность участников. И множество вопросов, и любознательность, и интерес. Вот бы, курсанты так относились. После занятий в аудитории (молодцы, терпели покачивание в аудитории, которая на носу судна, всё не так просто) – провёл по палубе показал на месте, что из себя представляют те термины, которыми, я, конечно, сыпал в изобилии.

Мы с Лёвкой весьма компактно разместились в каюте – разделили всякие крючки, полки и т.п. Тем не менее, некоторая свалка на полу и на столе имеет место. Но, нам это не мешает вспоминать нашу подводную службу на К-42, друзей (к сожалению, одних, уж, нет…), Владивосток, в котором Лев вырос и учился, а теперь мы поменялись местами. Лев, безусловный зубр в яхтенном, парусном и навигационном деле. Сам проводит занятия со своими подопечными по буквально всем, вопросам морской подготовки и практики. Кстати и группа, которой он руководит, носит название «Морская практика». Лёвка меня потряс тем, что прыгал с парашютом и летал на самолёте с опытным лётчиком, выполняющим фигуры высшего пилотажа. Острые впечатления и там, и там. Я бы с парашютом, уж точно, не отважился бы.

03.02.2020. 39°23′S, 75°21′W, фок, грот, нижние марселя. Ход 6,3, курс 160. Ветер зашёл так, что пришлось идти почти в сторону берега. Накатистая волна лагом – вода расплескалась из моих вёдер. Аврал – взяли всё на горденя и гитовы. Завели мотор и легли на курс 202.

Пользуясь хорошей солнечной погодой, для тренизов провели рангоутные учения. На мачтах поднялись на марсовые площадки с выходом на рей. Конечно, я составил Льву компанию, а заодно, нашёл незакреплённую гайку на скобе топенанта фока-рея.

Вечером занялись скачиванием фотографий, для чего Лев достал новый компьютер последнего писка – тонкий, как ученическая тетрадь. Очень долго возился с какими-то программами, чтобы совместить разные системы телефона и компа. То телефон не видит, то комп его не воспринимает. Что-то там, всё-таки, качал и весьма удивлялся, что ноутбук вдруг начал перекачивать содержимое телефона независимо от его воли. Я не обращал на это внимания, но про себя подумал, что техника должна вообще-то, подчиняться. Сам в это время на отдельном жестком диске приготовил папку, куда поместил какие-то фильмы, свои фотографии и прочее – так, всего гигабайт на сто с лишним.

Наконец, Лёвка подсоединил мой диск к своему суперноутбуку и начал нажимать в нём, что-то: «Смотри, Колька, как быстро качает! – 128 мбит в секунду! – вот, что значит, новый компьютер – скорость просто потрясающая! – У меня ещё никогда так быстро не скачивалось…»

Да, уж… С этой скоростью комп удалил всю информацию с жесткого диска, в том числе со всеми ста фильмами, что я, когда-то заранее, терпеливо накачал для рейса. И фотографии, также улетели. Хорошо, что дневники остались в моём моноблоке. Сказать, что мы были ошарашены – ничего не сказать… (Диалог: «Колька! Ну, ты, что – сильно расстроен?» – «Я, расстроен? Я сильно изумлён…»).

4.3. Ревущие сороковые

04.02.2020. Вошли в «ревущие сороковые». Это океан к югу от широты в 40 градусов, с давних пор, отмеченный своей буйностью и непредсказуемым нравом. И, в общем-то, сразу начали это ощущать. Полетело всё, что по мелочи не закреплено. Прошлым утром, в потёмках, чтобы не мешать Льву – включил моноблок и сел на свой стул. Приседание получилось долгим и резким, так как стул упал, и я, со всего маху, да ещё с ускорением от качки, присел на пятую точку. Аккурат, между его железными ножками. Где-то в полу есть кольцо для крепления, но, как-то обходился…

Идём вдоль чилийского берега. 42°17′S,76°2′W. Ход 7 узлов, курс 196. Паруса вчера к концу дня убрали, ветер зашёл. Это сместился циклон к юго-западу от нас, на который мы рассчитывали, чтобы добавить скорости под парусами. Но, пока не удаётся. Хорошего мало, потому что у некоторых пассажиров билеты на 12-е число. Кто им планировал такие сроки – непонятно. Но, тем не менее, когда прошедшим днём, едва появилась возможность поставить прямые паруса, капитан прервал занятия с практикантами, извинился по трансляции и сыграл аврал. Несли паруса (фок, грот, косые и контр-бизань), пока позволял ветер.

Из-за валкой качки натянули штормовой леер по левому борту. Волны где-то под 4 метра, накатистые, и, время от времени, то один борт, то второй окатываются ими по ватервейс. Работы по планам палубной команды не прекращаются. Заменили часть брасов, шкотов, ниралов и даже, галс на крюйс-стень-стакселе. Чтобы практиканты и пассажиры не скучали, дал возможность им изготовить огон на новом тросе для этой цели. Боцман мачты и матросы помогали и подсказывали, а те с удовольствием работали свайками. Заодно и прониклись – что это не так просто.

05.02.2020. В очередной раз на мониторе исчезла карта. Что уж, там с ней делает наш Маркони – не представляю. Но, всегда это – как навсегда. В самый интересный момент – именно на подходе к легендарному мысу. То, вместо карты показывают обветшавшие фильмы (какие уж есть у Василия Ивановича), и после не дождёшься включения этой карты и т.п. Вот и сейчас вместо карты тёмный экран. Придётся брать координаты у Васи, который обжил наш салон и продолжает свои научные изыскания. Но, дело не в них, а в картинке. Конечно, я хочу её вставить в эти заметки в момент прохождения меридиана на широте мыса Горн.

Погода сухая, но уже явно холодно. Утром надел кроссовки, а то всё время выходил в банных тапочках и на палубе оставался босиком. Но, вчера осознал, что пяткам, как-то неуютно. И толстовка с капюшоном не очень защищает. Поэтому поверх надел испытанную куртку и правильно сделал. Ночью был аврал – убрали косые и пошли под двигателем. Встречный ветер продувает насквозь. Перед авралом, зачем-то объявили, что необходимы непромоканцы. Подумал, что дождь, а мокнуть нет охоты. Влез в полукомбинезон и куртку, а на палубе сухо и никакого намёка на сырость. К чему такие объявления – понять невозможно, а чувствуешь себя каким-то оранжевым идиотом (цвет непромоканца). Впрочем, с определённых пор я вахте второго помощника не удивляюсь. Мания величия под маской некой заботы.

В парусную пришли с фока практиканты. Всем раздал верёвочки и показал, как вязать капитанский узел. Он получается в виде красивого круглого брелка (или двух подряд) с небольшой петелькой, на которую можно прицепить всяко разное: ключи, ножи, молнии и всё, что можно таскать на подвеске. Конечно, шнура у меня уходит для гостей на подобные обучения – не меряно. Не только на нынешних. Но, когда вернутся домой, могут продемонстрировать своим родителям и друзьям некое умение из морской практики. Впрочем – иллюзии. Дела житейские – и, тут же, всё уйдёт в область редких воспоминаний.

06.07.2020. Со вчерашнего дня установилась ясная солнечная погода. Океан притих – незначительное покачивание – даже, непривычно. Кладёшь какую-то вещь на полку и не надо думать, куда она полетит и как от неё увернуться. Но, заметно похолодало. В каюте уже не включаем оба вентилятора. Кондиционеры давно выключены. Утром поверх двух многолетних спортивных толстовок надеваю свой зимний зипунчик. Как промёрз пару дней назад – сразу исправился. Кстати, одна из двух курток (синтетика с начёсом) была куплена в магазине Кунст и Альбертс (это для знатоков Владивостока) много десятков(!) лет назад. Цена её в тех деньгах была 10 рублей. Была со мной во всех яхтенных походах, гонках и т.п. И, износу её не видно. Ни одного порыва или протёртости. Молния до сих пор действует без заеданий и замечаний. Качество, просто удивительное – это, при моём-то, с ней обращении… (Наш пёсик – двухметровый красавец-дог Алекс – очень уважал носить её в зубах, с нашей с ним зарядки, со стадиона). И до сих пор, по утрам греет, хотя и синтетика.

Карта на экране моноблока, наконец-то, восстановилась. Видел вчера, как какой-то умелец настраивал слетевшую винду (древняя ОС, каких уже не применяют, но на «Палладе» ещё в ходу). Уже во всю идём в ревущих сороковых, хотя ревели они всего лишь первые сутки после выхода из Вальпараисо. Координаты: 48°02′S, 78°24′W. Курс 215 (подняты косые и увалились, чтобы они работали в помощь двигателю), ход 8 узлов. Приходится спешить, чтобы успеть до вылета практикантов.

Вчера в парусной была почти вся компания. Надо отдать должное – не укачиваются. С интересом слушали о парусах, из какого материала, где и как изготавливаются и т.п. Занятий с ними довольно много: в аудитории им читают лекции по разным морским наукам – капитан Николай Кузьмич, его помощники и т.д. После работы и занятий практиканты на палубе развлекаются, как могут – бегают, ходят, часть из них поднимается на мачтовые площадки, хотя ветер от движения весьма пронзительный. Я пытался поймать фотомыльницей альбатросов, уже появившихся со своим гигантским оперением. Иногда они проносятся над палубой совсем рядом – мощное обтекаемое тело, характерный клюв и крылья в режиме планера размахом около трёх метров. Пока, вплотную, поймать объективом не удалось – но, ещё не вечер.

07.02.2020. На океане – штиль. Ни малейшей ряби на поверхности. Звёзды отражаются, как в зеркале. Но, зыбь – неимоверно большая, плавная и пологая. Только-только, мы перевели дух от резкой штормовой качки, как началась вот эта. С борта на борт, с хорошим размахом. Немного успокоится – и снова. Уровень воды в моих вёдрах на палубе в результате снижается на пару пальцев. Уже появился за ночь первый лёд. Замёрз конденсат, капающий в крыши надстройки. Но, я уже не босиком, скольжения сильного нет и всё, как бы хорошо. Южный Крест точно над грот-мачтой. Вода около десяти градусов, т.е. прохладная, конечно, но не ледяная. В Северном море было хлеще.

В парусной были некие киносъёмки: что-то, рассказывал юнгам, те делали умные лица, но видно было, что далеки они от народа (т.е. от всяких там названий марок дакрона, конструкции и т.п.). Но, труд корреспондента надо уважать. Старались.

После обеда поднялись с Лёвкой на фок-мачту, на клотик. По пути нашёл несколько замечаний по проводке снастей. Возле клотика (это самая верхушка мачты) вдвоём нелегко разместиться, и страховаться особо не за что. А тут ещё, одной рукой надо делать пресловутое селфи – хорошо, что моя мыльница-фотоаппарат помещается в ладони.

4.4. Магелланов пролив, Огненная Земля, мыс Горн

08.02.2020. Чистейшее небо. Звёзды в россыпь. Но, знакомые – всё те же.

Чувствуется, что механики выжимают из машины максимум возможного, чтобы успеть к назначенному сроку. Ветра нет, волны тоже – только гигантская зыбь, которая кладёт нас весьма круто, но плавно и не спеша. Зачерпнуть в таких условиях воду из-за борта – весьма непростая задача. Ведёрко скользит, как водная лыжа, и приходиться по всякому изощряться, чтобы загнать его в волну от хода.

Ход 10 узлов, послезавтра надо быть на траверзе мыса. Сейчас 54°12′S,74°07′W.

Вчера прошли напротив Магелланова пролива. По трансляции было объявлено – народ ринулся с фототехникой, но, думаю, что всем не повезло. Расстояние много больше десяти миль. Видны контуры мыса Пилар, что на страже входа в пролив с Тихого океана, но и только. Я его опознал, потому что в памяти наше прохождение мимо него на «Надежде», почти вплотную – весьма характерный обрыв горной гряды. Но сейчас времена и требования изменились – вряд ли, мы и мыс Горн увидим ближе – территориальные воды Чили на 12 миль. В прошлый раз мы уходили прочь от Чили, и вряд ли, кто нам предъявил бы, претензии за нарушение границы.

Закончили ремонт грот-брам-стакселя. Подняли его на палубу через шахту. Привлекли тренизов к укатке на хранение. Дамы старались изо всех сил – укатали так плотно, что нашим кадетам и не снилось. И сами же, отнесли на плечах в парусную. Хорошо бы успеть с мидель-кливером, пока есть такая команда!

Всем выданы страховочные обвязки и практиканты всё свободное время, пользуясь погодой, непрерывно ходят на мачты. В основном, до марса или салинга. Но, некоторых, не остановить и до самого верха. Наши администраторы, несмотря на отработанную схему страховки женщин матросами (практически альпинистская – с постоянным фиксированием карабина за ванты) – не разрешили им подниматься на бом-брам-рей. Конечно, сильное недовольство (таких желающих из дам, всего-то, одна-две). Думаю, что это – очень непродуманное решение. Да ещё в последние два дня перед поворотом. Все эти практиканты (это по названию их обучающей структуры «Морская практика») – уже прошли школу на «Крузенштерне» и «Седове». Имеют опыт и своё мнение. И оно может сложиться, очень не в пользу, будущего участия в палладовских рейсах.

В конечном счёте, всё решилось благополучно. Капитан Николай Кузьмич, одёрнул своих, не в меру инициативных помощников, и все дамы в сопровождении марсовых фок-мачты (Олег Анищенко, Максим Сметанин и Миша Миколенко) поднялись на брам-салинг, затем вышли на рей, потренировались в укатке реального паруса (а, не тренажера), и вернулись оттуда часа через полтора с отличным настроением. Нашим бойцам, конечно, досталось – бегать вверх-вниз, особенно Мише, но и они в порядке. Я, пока ожидал всех на палубе, реально замёрз. А, тем, хоть бы, что.

09.02.2020. Рассвет наступает чуть ранее пяти утра.

Весь горизонт на юге (но, почему-то не на востоке) расцветает ярко-алой полосой, которая становится всё шире и бледнее. И, мгновенно – светло. Мы уже подвернули на курс 110 в сторону мыса. Но до него ещё сутки ходу. Сейчас 55°52′S, 70°14′W, ход 7 узлов. Ветер – галфвинд левого галса, около 7-8 м/с. Значит, с подъёмом народа будем поднимать и ставить паруса.

Вчера при подъёме брам-стакселя на гроте обнаружился нехилый порыв у боута шкотового угла. Тут же начали срезать этот парус для ремонта. Вместо него подняли запасной и начали привязывать. Благо, погода на редкость спокойная. Интересно, что нас ждёт завтра у мыса. Так или иначе, мы уже зоне его огибания и встречи двух океанов.

Весь день наведение порядка на палубе и на крыше носовой надстройки. На ней хранится гора чехлов от парусов, набитых пластиковыми бутылками из-под воды. В Вальпараисо сдали три кубометра – капля в море. Остальные, так, видимо, и привезём домой.

10.02.2020. С вечера погода начала хмуриться. После солнечного, безветренного дня набежала облачность и затянула всё до горизонта. И, конечно, сопровождаемая дождём. Это нам – щелчок по носу от мыса Горн, который совсем рядом: не задирайте! А то массовое как бы разочарование – готовились к гигантским волнам, бурям и т.п., а тут прямо-таки райское место. Но по статистике атласа океанов здесь в году всего пять солнечных дней. И, мы ещё не дошли миль семьдесят. Вот когда начнётся стык двух океанов, посмотрим, что будет, пока это для нас – большая неизвестность. Но, надеемся, что старина Нептун не будет слишком суров. Решил подарить ему домашние тапочки, что, почти традиционно: в прошлый раз к мысу поплыли мои заслуженные кроссовки.

Появившийся ветер, чуть было не порушил планы по огибанию знаменитого мыса. Поставили фок, грот и нижние марселя, и с ходом в семь узлов направились к точке поворота. Понятно, что прошли бы его в пять утра. Чтобы не спешить, увалились в открытое море. Поэтому утром, ожидая, как и в прошлый раз, увидеть Горн издалека, взял фотоаппарат, свои вёдра и вышел на палубу. Но, кроме обложенного облаками неба, серого горизонта и отдельных альбатросов – ничего. 56°16′S, 67°26′W, ход 5 узлов, курс 49. Ветер около 6-7м/с, волна небольшая, но на полном курсе (бакштаг правого галса) валяет сбоку на бок. Движение к точке поворота. Вода в проливе Дрейка (а, мы уже в нём) – всё та же, что и в прошлый раз – около 8-ми градусов (определяю по щиколоткам – стынут или нет).

Отремонтировал грот-брам-стаксель (не слабый порыв непонятного происхождения – над боутом шкотового угла разлетелись оба полотнища от центрального шва). На палубе мелкая покраска и наведение порядка. Зашёл в парусную Николай Кузьмич и поделился планами по прохождению траверза мыса Горн: все паруса, флаги, обвесы и т.п. А для военных моряков (таких достаточно и бывших – мы с Васей и Львом, и настоящих – некоторые рукпраки) – флаг ВМФ. Такой есть у меня в парусной не слабых размеров – поднимали на день флота во Вдадивостоке.

Мыс Горн с моего фотоаппарата после всяких фото-ухищрений его рассмотреть

11.02.2020. Вчера прошли на расстоянии 12 миль от мыса Горн. При видимости в пасмурную погоду, мыс еле угадывался вдали на траверзе. С мостика прозвучало оригинальное объявление: при съёмках себя на фоне моря и облаков – рассказывать, что, вот там, далеко находится мыс Горн. Некоторые тренизы придумали держать в руках плакатик со словами: «За спиной – мыс Горн».

Выход из положения: Лев и практикант Вэллис (Валентин)

Внимая предупреждению, что вскоре мы его вообще можем не увидеть, мы с Лёвкой надели прямо поверх свитеров офицерскую форму. Увидели Васю Коваля и посоветовали сделать то же самое.

За нами – мыс Горн!

Подняли на вантах свой военно-морской флаг и сфотографировались. Если присмотреться к фотографии, можно увидеть некую тень над горизонтом. Нас облепили тренизы и сделали общее фото с военно-морским флагом, за которым скрылся легендарный мыс.

Практиканты клуба «Морская практика» с подводниками

Погода, непредсказуемости которой реально опасались, оказалась великолепной. Ближе к обеду тучки в основном исчезли, ветер был вполне сносным, море с небольшой волной. Мостик, как-то безучастно отнёсся к прохождению из одного океана в другой – никакого объявления, гудка тифоном и т.п. Позже, капитан поздравил всех с этим событием, что все, впервые прошедшие, стали членами элитного клуба т.н. хорнеров, получили право на серьгу в левом ухе и пинту бесплатного пива в тавернах, с правом, при употреблении сего напитка, положить ноги на стол. Но, всё осмотрительно и аккуратно (может быть, эта традиция уже и утрачена).

Вспоминая своё плавание на «Надежде», во время огибания мыса, думаю, что в тот раз было всё более торжественно и памятно. Капитан Надежды Василенко Владимир Николаевич, разбил бутылку шампанского (после нескольких попыток об борт, от которого она отскакивала – удалось шваркнуть её об якорь). Часть горлышка от неё по сей день хранится у меня дома, как память об этом дне 1 декабря 2003-го года. (Сохранилась, потому что была привязана, всё остальное, конечно, улетело). Общая фотография с большим плакатом с надписью, что мы на мысе Горн. На фоне бушприта – поместились практически все.

4.5. Из Тихого океана в Атлантический. Пролив Бигль. Швартовка в Ушуайе

Пролив Бигль

Сейчас, хорошо, по крайней мере, то, что прошли из одного океана в другой под парусами (хотя и не всеми, как на «Надежде») и с выключенными дизелями. Для меня, опять-таки этот переход – во встречном направлении к надеждинскому маршруту. Тоже, значимое личное событие. Сейчас идём проливом Бигль (по имени корабля, на котором путешествовал Дарвин) – и в данный момент принимаем лоцмана. Швартовка часов через шесть без буксира.

Ощутимое дыхание Антарктиды в проливе Бигль
(я на якорной вахте, Лев составляет компанию)

В 6 утра, только я вернулся с палубы – аврал: – брасопить реи. Поднялся шквалистый ветер, и ход наш ощутимо убавился. Треть курсантов по авралу не прибыла, поэтому остальные стояли в ожидании, пронизываемые не слабым ветром. Обрасопиться можно и без отсутствующих, но это означает – дать сигнал, что ничего, мол, страшного… В следующий подобный раз, не выйдет и половина. Ожидали всех, несмотря на призывы мостика. Поднялся, доложил причину. После аврала прочитал нотацию. Ветер резкий, в лоб – начало пролива. Пролив, как широкая река с гористыми берегами. Вася сравнил с Кольским заливом, волгари – со своей рекой. От него отходят проливы между островами архипелага, который и является собственно Огненной Землёй. Навстречу попались две яхты – одна двухмачтовая, вторая – бермудский шлюп среднего размера. Шли куда-то в сторону мыса. На берегах иногда виднеются какие-то склады, домики и что-то похожее на наши дачи. К ним ведут дороги. Ушуайя является административным центром архипелага и относится к Аргентине.

Проливом Бигль в Ушуайю

12.02.2020. Непростая швартовка во второй половине вчерашнего дня. Около 6-ти часов шли по проливу Бигль. Ветер, то и дело, менялся со встречного на попутный, но постоянно был довольно резким. На якорной вахте менялись с боцманом фока, пока не подошли к причалу. На нём нам был оставлен зазор точно по нашей длине. Непростая задача – без буксира попасть точно к своему месту с учётом нашего бушприта в 19 метров, парусности от мачт и т.п. Пытался помогать лоцманский катер, подталкивая корму, но его мушиные усилия практически не помогали. Повезло, что ветер был прижимной и нас медленно нанесло бортом на причал. Кое-как, подали выброски (не умеют, и учить-то, некогда) и стали заводить швартовы.

Чуть ранее прозвучала команда на отдачу правого якоря. Мгновенно я её выполнил, но цепь остановилась буквально сразу – глубина никакая. – Задержать на первой смычке! – Доложить направление, натяжение и т.д. Какое там направление – причал рядом. Но, чтобы мостик не нервничал, доложил, что одна смычка в воде. Как ни странно, брашпиль не подвёл, несмотря на течь гидравлики, теперь уж, по штуцеру подводящей трубы (памяти рукожо-ов первомайского СРЗ). Не приведи Господь, капнуть в воду – кругом гринпис – как цепные собаки. Рано или поздно, завели все швартовы, прибыли власти и оформили довольно быстро.

Вышли в город с Васей и Львом. Первым делом начали искать местную сим-карту. Повезло, нашли, хотя полк курсантов нас опередил. Но, увидев троих аксакалов, уступили очередь (молодцы – не совсем ещё потерянные!) и удалось обзавестись связью. Под водительством Лёвки направились в кафе, специализирующееся на блюдах из краба. А, там – Ноев ковчег: яхтсмены, идущие через несколько дней в Антарктиду, тренизы, ожидающие «Крузенштерн», наши тренизы, уезжающие на следующий день и ещё много путешествующего народу. Практически все – нас дружно приветствовали (Лев – капитан-инструктор, с английскими яхтенными документами, обучавший большинство присутствующих). В общем, весёлое братание. Чуть позже, на минуту в зал заглянул Николай Кузьмич. Капитана «Паллады» приветствовали все стоя и аплодисментами. Он кратко всех поздравил со встречей в самом южном городе планеты, но не остался, сославшись на малое количество свободного времени.

В компании именитых яхтсменов в ушуайской таверне

И мы с Василием Трофимовичем отдали должное антарктическим крабам
(там же)

Далее

В начало

Автор: Абрамов Николай Александрович | слов 4376 | метки: , , , , , ,


Добавить комментарий