История одного простого парня. Часть третья. Поиск продолжается

 

Часть третья. Поиск продолжается

В октябре 2008 года во время пребывания в С. Петербурге я написал дополнительно и отправил следующие письма:

1. В адрес горвоенкомата города Духовщина:

216200 Военный комиссариат города Духовщина Смоленской области.

От Груздева Александра Васильевича,
прож. 192236 г. С.Петербург, ул. Белы Куна
дом 27, корпус 1, кв. 145

Мл. сержанг Семёнов Сергей Сергеевич, г. рожд. 1926, пропал без вести 18 сентября 1943 г. в боях под г. Духовщина

Уважаемые товарищи,

Наша семья длительное время ищет сведения о судьбе и месте захоронения моего сводного брата Семенова С.С. Недавно мы, наконец, узнали через архив МО России, что последнее место службы Сергея – это 184 (Духовщинская) стрелковая дивизия, 294 стрелковый полк, куда он был зачислен после окончания Владимирского пехотного училища в августе 1943 года командиром отделения. Будучи раненым 18 сентября 1943 года, он покинул расположение части и пропал без вести. Есть все основания считать, что он погиб на ближайших подступах к вашему городу в последний день его освобождения.

1. Очень прошу Вас проверить по спискам погибших и похороненных в г. Духовщина солдат, нет ли в них имени моего брата.
2. Подскажите мне источники, по которым я мог бы сделать это самостоятельно.
3. Если возможно, сообщите наиболее вероятные места захоронения солдат 184 дивизии на территории вашего района.
С уважением

2. В адрес центрального архива МО РФ:
Центральный архив МО РФ,
Начальнику архивохранилища
07 октября 2008 года, г. С. Петербург

Мл. сержант Семенов Сергей Сергеевич 1926 года рождения
06 мая 2008 года я отправил Вам письмо с просьбой прислать мне копии справок о судьбе мл. сержанта Семёнова С.С., составленных в период 1985 по 1989 годы. Ответа я пока не получил. Вскоре после этого я узнал, что он служил в 184 стрелковой (Духовщинской) дивизии в 294 полку и пропал без вести 18 сентября 1943 года во время боёв за овладение городом Духовщина.
В настоящее время цель моей переписки с вами состоит в том, чтобы обнаружить личные дела Семёнова С.С., либо в архиве Владимирского пехотного училища, либо в архиве 184 стрелковой дивизии и получить его фотографию для семейного архива и памятника, который я хотел бы ему сделать.

Примечание:
Речь идёт о ваших справках:

№ 136903 от 19 июля 1985 года,
№ 115197 от 25 июля 1988 года,
№ 60185 от 10 апреля 1989 года,
№ 85619 от 27 апреля 1989 года,

направленных в адрес Кировского райвоенкомата города Ленинграда по запросам моей матери Груздевой Варвары Петровны.
Сообщаю, что вопрос о расшифровке номера части, скрытой под адресом полевая почта 05864«Р» снят, т.к. это и есть 184 стрелковая дивизия.
Прилагаю заполненную анкету о розыске.
Ветеран ВОВ (блокадник):
/Груздев А.В./
Мой адрес:

Приложение
Начальнику Центрального архива
Министерства Обороны РФ

АНКЕТА-ЗАПРОС

о розыске, установлении судьбы, места захоронения военнослужащего
1.Фамилия, имя, отчество:
Семёнов Сергей Сергеевич
2. Год и место рождения
1926 год, город Ленинград
3. Место жительства до призыва
город Ленинград
4. Когда, каким военкоматом призван, куда направлен
май 1943 года, г. Казань, во Владимирское пехотное училище
5. Военно-учётная специальность
не известна
6. Принадлежность к КПСС (кем и когда принят в КПСС)______—-
_______________________________________________________________________
7. С какого времени утрачена связь
с 18 сентября 1943 года
8. Род войск, номер, наименование и адрес последней воинской части перед утратой связи
184 стрелковая дивизия, 294 полк
9. Последняя достоверно известная должность, дата
младший сержант, август 1943 года
10. Наличие государственных наград (чем и когда награжден)
не известно_________________________
11. Дополнительные сведения о разыскиваемом: эвакуирован из Ленинграда по линии Кировского завода в начале 1943 года в г. Челябинск, но по неизвестным причинам оказался в Казани_________________________________
12. Для какой цели запрашиваются сведения (установление судьбы, места захоронения, получение справки о гибели для льгот и т.д.)
установление наличия личного дела в вашем архиве
13. Кому и по какому адресу выслать ответ:
Груздеву А.В. (сводный брат) 192236 г. С.Петербург, ул. Белы Куна дом 27, корпус 1, квартира 145

Военный комиссар
подпись                                                          печать

Заключительная глава

И так, к моему письму в ЦА Министерства обороны была приложена Анкета-запрос о розыске, установлении судьбы, места захоронения военнослужащего, подписанная военкомом комиссариата Кировского района Санкт-Петербурга, что было целиком заслугой моей дочери Александры. Она в 2009 году была генеральным директором службы заказчика при администрации этого района и имела возможность напрямую обратиться к военкому за помощью. Да, она использовала своё служебное положение на благое дело! Я полагаю, что на этот раз центральный архив уже не смог отмахнуться от нашего письма. В декабре 2009 года я получил, наконец, официальную архивную справку, которую я привожу в этой главе в виде отсканированной копии.

Тогда я не понял, что я получил главный официальный документ на погибшего солдата. Ибо нет личных дел курсантов Владимирского пехотного училища, нет архива 184 стрелковой дивизии за 1943 год, а архивная справка ЦА министерства обороны РФ, теперь была! (низкий поклон заведующему архивом М.О. России Е. Баслядинскому)

Сейчас подошло время объяснить, почему наши архивариусы так долго не откликались на мои запросы и почему так плохо обстоит дело с архивными материалами по Владимирскому училищу и особенно 184 стрелковой дивизии за 1943 год.

Дело в том, что Сергей подоспел к заключительной фазе наступательной операции «Суворов». Эта операция имела целью взятие Смоленска и длилась с 7 августа по 2 октября 43 года. Главное заключается в том, что автором этой операции был лично И.В. Сталин.

После нашей победы на Курской дуге в июне-июле 1943 года немецкая группировка Центрального фронта образовала выступ, нависавший над Москвой. В начале августа вблизи района Ельня-Вязьма появился спецсостав, состоявший из семи теплушек. Никто не знал, что в одной из них был замаскированный вагон Сталина. Он сделал два выезда из Москвы и встретился с командующими Западным и Калининским фронтами с целью обсуждения операции «Суворов». Обычно нам пытаются доказать, что Сталин не имел полководческих амбиций, а был только руководителем государства, но это не так. Он их имел!

Первая лично им спланированная операция с треском провалилась. Эта операция ставила святую цель – снятия блокады Ленинграда в 1942 году. Была сформирована ударная армия во главе с генералом Власовым, которая должна была ударом с юго-востока от Волхова деблокировать Ленинград. Что из этого получилось, известно. Сотни тысяч убитых в лесах у реки Волхов и не меньше попавших в плен, в том числе генерал Власов, создавший вскоре под присмотром немцев РОА (русскую освободительную армию).

Второй операцией Сталина была операция «Суворов». Здесь уже сбоя быть было не должно, он взял всё под личный контроль, всё до мелочей. Операция началась в августе 43 года. За месяц войска двух наших фронтов продвинулись на 50-80 километров на запад от линии Ельня-Вязьма и наткнулись на мощную оборону Смоленска по линии Ярцево-Духовщина-Демидов. Наступление выдохлось, особенно на участке Калининского фронта. К началу сентября произошла смена генералов, командовавших армиями и корпусами, инспекция Генерального штаба провела анализ причин неудачи.

Одной из них назвали низкий уровень защищённости секретных данных о составе войск и местах их накопления для решающих ударов. Тогда Сталин отдал приказ прекратить переписку в штабах разного уровня, решать все вопросы по передислокации и формированию ударных соединений только устно. По этой причине командование ВПУ не могло информировать курсантов и честно задокументировать, куда направлялся курсантский состав. Из писем Сергея ясно, что он, динамично перемещаясь к линии фронта то в железнодорожном составе, то на грузовиках, не мог даже предположить, где произойдёт первый бой, т.к. всё было засекречено.

Из этих же писем мы знаем, что он оказался в районе станции Нелидово в конце августа. В первых числах сентября было предпринято новое наступление, которое снова захлебнулось после преодоления 15-20 километров защитных полос немцев. Несложно предположить, что терпение Сталина было на пределе. Представляю, какое моральное давление ощущали генералы и офицеры, осуществлявшие операцию. Это чувствуется в мемуарах генерала Белобородова, которые были приведены выше.

Сергей в это время уже 2-3 недели командовал отделением в 294 полку 184 дивизии, входившей в составе 2-ого гвардейского корпуса. Корпус, как свежее, боеспособное соединение, находился в секретном резерве фронта. Именно поэтому ночевали в палатках в лесу и ничего не знали, а только догадывались, что скоро начнётся наступление.

14 сентября третье наступление стартовало с позиций у деревни Спас-Углы. За четыре следующих дня корпус прошёл с тяжёлыми боями около 20 километров, перерезая дороги, ведущие из Духовщины. 18 сентября 184 дивизия вышла западнее Духовщины к дороге Духовщина-Ерыши-Козлов, в районе придорожных деревень Замаличье-Еськово-Шевяки. Здесь произошёл тяжёлый бой, на редкость подробно описанный в воспоминаниях Героя Советского Союза полковника В.Т. Евдокимова, который тогда в звании лейтенанта командовал ротой в 294 полку. В этом бою Сергей был ранен и выбыл из расположения части. 18-19 сентября стали днями, когда произошёл, наконец, решающий долгожданный перелом в ходе всей операции «Суворов». 26-ого сентября был освобождён Смоленск, и 2-ого октября операция победоносно завершилась.

На карте последнего боя Сергея введены следующие обозначения:

1. Местоположение штаба 184 дивизии 18.09.43г.

2. Место поля боя 294 полка (ориентировочно)

3. Дорога Духовщина-Ерыши-Козлов

4. Духовщина

5. Полоса наступления 294 полка

6. Полоса наступления 297 полка

7. Полоса наступления 262 полка

8. Линии обороны противника

Остаётся вопрос:
Почему мать получила извещение в феврале 1944 года и только по своему личному запросу?

Полковник Цукарев командовал 184 дивизией почти до конца декабря 1943 года. Новым командиром дивизии стал генерал-майор Маслов и командовал до конца марта 1944 года. Именно он подписал извещение в ответ на запрос моей матери.

Дальше я излагаю свои предположения:

Цукарев, конечно, разослал «похоронки» родным всех солдат, которые были убиты в боях под Духовщиной. Сергей же был только ранен. Вынос раненых с передовой и первая помощь им, по свидетельству Евдокимова, были организованы в 294 полку образцово. Значит, остаются только две реальных предположительных возможности:

1. Рана была не тяжёлой, Сергей перемещался на своих ногах, но требовалась дополнительная обработка и несколько дней профессионального ухода. Поэтому он попал в санитарный обоз, направлявшийся в дивизионный госпиталь. В обозе собрались солдаты из разных подразделений, не знакомые друг с другом и ещё не поставленные на учёт в медслужбе. На какой-то стадии Сергей мог, например, просто отойти в сторонку по нужде и напороться на немецких солдат, в придорожных кустах. В целях самосохранения они, конечно, сразу устранили ненужного свидетеля. А обоз «не заметил потери бойца» и продолжал движение.

Могло такое быть? Думаю, могло. Однако, чтобы в этой версии свести концы с концами надо продолжить предположения. Надо предположить, что офицер – военфельдшер из 253 медсанбата, который формировал обоз, им командовал и имел собственноручно сделанный рукописный список всех раненых, был убит в пути. Индивидуально или вместе с обозом, это уже неважно. Главное пропал список, и все убитые сразу оказались вне учёта и статистики потерь.

2. Рана была тяжёлая, и Сергей умер при перевозке из полковой медсанроты в дивизионный медсанбат, а данные о потерях были сфальсифицированы в угоду отчётности перед вождём.

В любом из этих случаев командованию было выгодно как бы не знать о судьбе и местонахождении мл. сержанта С.С. Семёнова (и других, попавших в аналогичную ситуацию), а полагать, что он находится на излечении. Статистика потерь резко улучшалась. Этим может объясняться задержка на пять месяцев и странный текст, подписанный Масловым.

Теперь после восстановления картины произошедшего в сентябре 1943 года можно прейти к описанию моих действий по завершению поиска следов, места гибели и увековечиванию памяти моего брата.

И так, повторяю, в 2009 году в год 64-й годовщины победы в ВОВ я стал обладателем двух важнейших для этого дела документов: архивной справки министерства обороны РФ и справки из военно-медицинского музея МО, РФ, с отрицательным ответом.

Вроде всё сделано, но потребовалось ещё несколько лет для дальнейших сдвигов по делу. Плохо было то, что Духовщинский военкомат не ответил на моё обстоятельное письмо, подписанное военкомом Кировского райвоенкомата Санкт-Петербурга. Духовщина находится более чем в 800 километров от Питера, методов расшевелить тамошний военкомат у меня не было. В таком состоянии дело находилось до 2015 года, года 70-летия великой победы.

В марте-апреле 2015 года дело вдруг сдвинулось с мёртвой точки. Я просматривал сайт администрации Духовщины, прикидывая, как выйти на связь с военкоматом. Прямого выхода не нашлось, но я случайно оказался на сайте «Забытый полк», где была ссылка на перечень памятников Духовщинского района. Просматривать этот список было тяжело и утомительно.

Этой мыслью я поделился с Сашей и Кириллом. Кирилл подключился к поиску и вытащил несколько списков фамилий похороненных солдат, которые прислал мне. Я просмотрел их внимательно, ничего не нашёл и стал дальше раскапывать материалы этого сайта. Вскоре на сайте тамошних поисковиков я набрёл на материал о праздновании в Духовщине 65-летия победы и церемонии открытия воинского мемориала в центре города. Среди множества фотографий кто-то выложил полный комплект фотографий гранитных плит с именами погребённых в мемориале, около 6000 фамилий солдат. Просмотрев абсолютно все фотографии, я обнаружил фамилию Семёнов С.С.!

После чего я оставил свой удивлённый, но радостный отзыв на этом сайте. Быстро пришёл ответ поисковика из отряда Комбат, который сообщил, что фамилия эта принадлежит местному партизану, погибшему в марте 1943 года, но он тут же дал совет, что мне делать дальше. Надо было написать заявление на имя военного комиссара об увековечивании имени младшего сержанта Семёнова Сергея Сергеевича, погибшего в сражении за Духовщину и выслать им (поисковикам). Дальше они обещали передать этот материал в райвоенкомат.

Так возник долгожданный канал связи с неуловимым духовщинским военкоматом, который я искал последние пять лет. 23.03.2015 года я написал такое заявление за своей подписью, отсканировал его и выслал поисковикам с приложением уже упомянутой архивной справки Министерства обороны. РФ. Круг, наконец, замкнулся! Пошли дни ожидания ответа, сработает открывшийся канал или нет. Полной уверенности не было.

И вот 7 апреля 2015 года пришло письмо-ответ духовщинского военкомата № 369, которое я привожу здесь в отсканированной копии. Письмо пришло на наш петербургский адрес, и ребята первыми с ним ознакомились, затем переслали его мне по электронной почте.

Сразу же в воздухе запахло идеей поехать в Духовщину к воинскому мемориалу в дни празднования 70-летия победы. Я робко заикнулся об этом в одном из телефонных разговоров с Сашей и сразу получил согласие. Затем Кирилл по интернату нашёл хорошие гостиницы и забронировал их, план поездки был отработан. Мы решили выехать на семейной машине 8-ого мая в составе я, Саша и Кирилл, провести 9-ое мая в Духовщине и Смоленске, а 10-ого вернуться обратно. В целом это составляет около 2000 км за три дня движения по не очень хорошим дорогам, но ребят это абсолютно не смутило.

В этой истории мне была очень интересна позиция Артёма. Вдруг он изъявит желание тоже поехать под Смоленск в день Победы! Это послужило бы важным сигналом его душевного состояния и зрелости. Думаю, что год, когда он самостоятельно примет решение отправиться под Смоленск в день Победы, чтобы отдать дань уважения своему деду и признать его, будет индикатором его зрелости.

После всех этих событий мы с Тамарой начали готовиться к визиту в Питер, который наметили на период с 5-ого по 19-ое мая.

Далее

В начало

Автор: Груздев Александр Васильевич | слов 2342


Добавить комментарий