История одного простого парня. Часть вторая. Поиск

 

Часть вторая. Поиск

1.1. Письма-запросы

В мае 2008 года я приехал в Петербург на празднование Дня Победы и во исполнение своего замысла написал и разослал следующие письма:

Письмо первое

Уважаемый господин Военный Комиссар Кировского военного комиссариата г. С. Петербурга,

06 мая 2008 года, г. С. Петербург

Направляю Вам свою просьбу о розыске в Вашем архиве материалов переписки с Вашим комиссариатом моей ныне покойной матери Груздевой Варвары Петровны по поводу её многолетних поисков её сына мл. сержанта (выпускника Владимирского пехотного училища, 1926 года рождения) Семёнова Сергея Сергеевича, пропавшего без вести в сентябре 1943 года.

Вот текст Вашего ответного письма на запрос матери:

«Ваш исх № 4/1015 от 29 августа 1985 года (на вх. 614п):

Груздевой В.П.

На Ваше письмо высылаю справку о судьбе сына Семёнова С.С., согласно подтверждения Архива МО СССР ( справка ЦА МО СССР № 136903 от 19.07.85) и возвращаю переписку в Ваш адрес.

Приложение. На шести листах в адрес

Врио Киррайвоенкома, майор В. Кузьмин»

По имеющимся у меня ответам ЦА МО, этот архив ещё три раза высылал справки в адрес Кировского райвоенкомата:

№ 115197 от 25 июля 1988 года;

№ 60185 от 10 апреля 1989 года;

№ 85619 от 27 апреля 1989 года.

Все они о судьбе Семёнова С.С.

Однако среди бумаг, оставшихся после смерти матери, нет ни подлинников, ни копий упомянутых выше справок ЦА МО, а также якобы возвращённой переписки по данному вопросу на шести листах.

Я не могу комментировать причины отсутствия этих важных для нашей семьи документов в нашем семейном архиве, т.к. это было дело ныне покойной моей матери, однако в настоящее время я, как брат Семёнова С.С., заинтересован в восстановлении и ознакомлении с этими документами.

Исходя из вышеизложенного, прошу Вас дать указание архивной службе комиссариата найти и выслать в мой адрес копии упомянутых документов.

Мой адрес:

196236, С. Петербург, Ул. Белы Куна дом 27, корпус 1, квартира 145

Груздеву А.В.

 Письмо второе

Центральный архив МО РФ,

Начальнику архивохранилища

06 мая 2008 года, г. С. Петербург

Уважаемые товарищи,

1. Прошу вас найти и прислать в мой адрес копии ваших справок:

№ 136903 от 19 июля 1985 года,

№ 115197 от 25 июля 1988 года,

№ 60185 от 10 апреля 1989 года,

№ 85619 от 27 апреля 1989 года,

направленных в адрес Кировского райвоенкомата города Ленинграда по запросам моей матери Груздевой Варвары Петровны,  так как среди бумаг, оставшихся в семье после её смерти, нет ни оригиналов, ни копий этих документов..

Я не могу комментировать причины отсутствия этих важных для нашей семьи документов в нашем семейном архиве, т.к. это было дело ныне покойной моей матери, однако в настоящее время я, как брат Семёнова С.С., я заинтересован в восстановлении и ознакомлении с этими документами.

Прошу сообщить мне адрес местонахождения архива Владимирского пехотного училища, содержащего, в частности, личные дела курсантов досрочных выпусков 1943 года.

Прошу сообщить мне, можно ли в настоящее время расшифровать, какая воинская часть скрывалась в 1943 году под адресом « полевая почта 05864«Р». Если Вы не имеете этой информации, то куда надо обращаться по данному вопросу. Это очень важно для дальнейших поисков информации о погибшем мл. сержанте Семёнове С.С..

Мой адрес:

 

 Письмо третье

Военно-медицинский музей МО РФ

Начальнику архивно-исторической службы

06 мая 2008 года        Г. С. Петербург

Уважаемые товарищи,

Моя мать(Груздева В.П.) всю свою жизнь занималась розыском своего пропавшего в 1943 году сына, моего сводного брата, Семёнова Сергея Сергеевича.

Первое извещение, которое она получила, было следующего содержания:

«полевая почта 05864 «Р»

Тов. Груздева,

На Ваше письмо сообщаю, что ваш сын Семёнов Сергей Сергеевич проходил службу в нашей части и во время боя 18.09.43 г. был  ранен и выбыл из нашей части. О  дальнейшей его судьбе нам ничего не известно.

Нач. части: Маслов, 29. 02.44 г.»

Далее по запросу матери пришёл следующий документ:

Справочное бюро о раненых и больных ЛЭУ Главвоенсанупра Красной Армии, г. Москва, Варшавское шоссе 9б, № 2/42/14188 от 4 авг. 1944 года,

Командиру части полевая почта 05864»Р», копия заявителю для сведения  Груздевой В.П.

«В справочное бюро поступил запрос о розыске мл. сержанта Семёнова С.С., 1926 года рождения. В бюро сведений о данном товарище не поступало. По Вашему сообщению, посланному заявителю, указанный товарищ был ранен в боях 18 сентября 1943 года, находясь на службе во вверенной Вам части. Просим сообщить нам и в копии заявителю номер медсанбата или номер полевого госпиталя, в который был направлен данный товарищ, указав год и место его рождения.

Начальник второй группы, подпись»

Мать не дождалась ответа из части полевая почта 05864«Р».

В настоящее время мне стало известно, что 20 армия, куда входила эта часть, в апреле 1944 года была расформирована. Её части были приданы другим армиям и фронтам. Возможно запрос «Бюро» не дошёл по назначению.

Наконец, центральный архив МО СССР исх. №138690 от 02.11.1989 года дал совет: «….За справкой о ранении рекомендую обратиться в Военно-медицинский музей МО СССР, г. Ленинград, Лазаретный пер. 2» зам нач. отдела Баслядинский.

Моя мать потеряла надежду найти какие-нибудь следы сына и умерла в неведении, однако я выполняя рекомендацию ЦА МО, прошу Вас разыскать и прислать мне информацию о номерах медсанбатов и передвижных полевых госпиталей, обслуживавших 20-ю армию в период сентябрь- октябрь  1943 года в районе ж. станции Нелидово Калининской области.

Мой адрес:

Вскоре пришёл ответ из ЦАМО, что под шифром п.п. 05864Р скрывалась 184 «Духовщинская» стрелковая дивизия.

1.2. На сайтах ветеранов войны мне удалось узнать многое

Забегая вперёд, можно сказать, что я документально установил: Сергей был настоящим героем войны. Стало понятно, что настроение писем Сергея не наигранное, он действительно думал и чувствовал именно так, как писал. И не он один, поэтому и одержали победу. Это главный вывод, к которому я пришёл.

1. Красный флаг над Духовщиной (Отрывок из воспоминаний генерал-лейтенанта Белобородова А.П., командира 2-ого гвардейского корпуса).

…«Генерал Еременко, заключая беседу, приказал мне немедленно сдать командование 5-м гвардейским корпусом и принять 2-й гвардейский. В тот же день я приступил к новым обязанностям.

Начальник штаба 2-го гвардейского корпуса полковник В.Л. Бейлин, начальник политотдела полковник П.В. Луценко, командующий артиллерией полковник А.Д. Васильев, офицеры штаба и управления быстро ввели меня в обстановку, в детали боевой задачи, поставленной корпусу ещё в последних числах июля. Корпус наносил удар в общем направлении на Духовщину. Это был сильно укрепленный противником район, с глубоко развитой обороной, прикрывающей подступы к Смоленску с северо-востока. Отведённый нам участок прорыва (Старая Капешня, деревня Кислова) превышал 6 км по фронту. Надлежало прорвать оборону противника глубиной до 15 км, форсировав одновременно реку Царевич 13 августа.

С утра, 39-я армия (куда входил 2-ой гв. корпус) перешла в наступление. Артиллерийская подготовка была мощной, но короткой — всего 35 минут. В первые же часы боя наша пехота овладела первой траншеей, а затем и второй. Но развить этот успех не удалось. Артиллерия, минометы и пулеметы фашистов вели сильный огонь. Особенно трудно пришлось 91-й гвардейской дивизии. Её командир, генерал-майор М.И. Озимин докладывал, что артподготовка должного эффекта не принесла, батареи противника не подавлены, его фланкирующий огонь из-за речки Веленя сковал дивизию. Претензии к артиллеристам поступали и с других участков. Командиры стрелковых частей и соединений докладывали примерно то же, что и генерал Озимин. Все наши дальнейшие попытки добиться перелома в ходе боевых действий наталкивались на упорное сопротивление противника.

К 17 августа дивизия первого эшелона корпуса — 91-я и 17-я гвардейские — продвинулись лишь на 7 км к югу. До главной нашей цели, до города Духовщина, оставалось ещё около 9 км. Фронт 2-го гвардейского корпуса теперь представлял собой клин, вершина которого упиралась в реку Царевич, а западная его сторона растянулась по речке Веленя. Оттуда, с высот, фашисты продолжали вести сильный фланкирующий огонь по нашим боевым порядкам.

Опасения, которые высказывались ещё при планировании операции, оправдались. Отсечная позиция противника за речкой Веленя стала своего рода камнем преткновения для действий всего корпуса. Командиры дивизий Михаил Иванович Озимин и Александр Петрович Квашнин почти одновременно обратились ко мне с предложением перенести удар с южного направления на западное, прорвать оборону противника за речкой Веленя и, получив таким образом свободу маневра, овладеть Духовщиной обходом с севера-запада.

Решение это подсказывала сама обстановка. Я доложил это наше мнение генералу Зыгину, он как будто согласился с его целесообразностью, однако в заключение разговора сказал: — Вводите в бой второй эшелон в прежнем направлении. Задача — форсировать реку Царевич и развить удар на Духовщину. Очень не хотелось мне втягивать и 9-ю гвардейскую дивизию в эти лобовые бои, но — пришлось. Гвардейцы Игнатия Васильевича Простякова форсировали реку Царевич и к вечеру 17 августа прочно закрепились на южном её берегу, в деревне Малеевка и на ближайших высотах. Овладев плацдармом за рекой Царевич, 22-й и 18-й гвардейские полки уже на следующее утро были вынуждены отбивать сильнейшие контратаки танков и мотопехоты противника.

Ожесточенность этих контратак всё нарастала, и, для того чтобы удержать плацдарм, нам пришлось выдвинуть на него несколько батарей 17-й истребительно-противотанковой бригады полковника В.Л. Недоговорова. Артиллеристы, ведя огонь прямой наводкой, хорошо помогли стрелкам, и плацдарм остался за нами. Тогда фашистское командование перенесло свои усилия несколько севернее, под Борки и Жуковку. Особенно упорные бои завязались за высоту 229,6. Она несколько раз переходила из рук в руки. Противник продолжал контратаки, особенно настойчивые в полосе 9-й гвардейской дивизии. Мы в свою очередь неоднократно, с перерывами в один — три дня, возобновляли наступление, пытаясь прорваться на юг, к Духовщине. Однако пробить брешь в многополосной, насыщенной огневыми средствами и различными инженерными заграждениями обороне не смогли. Примерно такая же обстановка сложилась в полосе всей 39-й армии и у её соседей слева — соединений Западного фронта.

Ожесточенные бои продолжались до начала сентября. Добиться решительного успеха нам не удалось. Наше августовское наступление не достигло непосредственной цели — освобождения Духовщины. 39-я армия втянулась в затяжные бои, так и не прорвав оборону противника.

28 августа, по приказу командарма, 2-й гвардейский корпус перешёл к обороне. В первых числах сентября была предпринята очередная попытка овладеть Духовщиной. Удар нанесли наши соседи слева — 5-й гвардейский и 83-й стрелковый корпуса. Однако и эта попытка успеха не принесла.

Командование Калининского фронта ещё в конце августа, когда стало ясно, что наступление не удаётся, составило новый план овладения Духовщиной. Его инициатором стал генерал армии А.И. Еременко. Новый план в корне отличался от предыдущего. Если в августе мы нанесли удар на Духовщину по кратчайшему направлению, левым флангом 39-й армии, то теперь усилия переносились на правый её фланг, войска которого, взаимодействуя с 43-й армией, должны были глубоко охватить духовщинскую группировку гитлеровцев с севера и северо-запада. Этот план в масштабе оперативном отражал требование боевой обстановки — необходимость отказаться от лобового удара на Духовщину, потерять что-то в расстоянии, но зато приобрести свободу маневра, а следовательно, и выигрыш во времени.

В первых числах сентября генерал А. И. Зыгин получил новое назначение, а 39-ю армию принял генерал-лейтенант Н.Э. Берзарин. Он пояснил, что план армейской операции вчерне уже готов, армия нанесёт главный удар правым флангом — 84-м и 2-м гвардейским корпусами. В их полосах будут введены подвижные группы (танковые и моторизованные части) с задачей перехватить коммуникации духовщинской группировки противника. Наши корпуса, следуя за танками и мотострелками, атакуют Духовщину с северо-запада.

План был утвержден, началась подготовка к наступлению. В связи с общей перегруппировкой сил армии из состава 2-го гвардейского корпуса вышли 9-я и 17-я гвардейские дивизии, а вместо них прибыли 184-я стрелковая дивизия полковника С.И. Цукарева (здесь начал служить мл. сержант Семёнов) и 97-я стрелковая дивизия генерал-майора П.М. Давыдова. Мы получили крупное артиллерийское усиление. В лесных массивах, что восточнее реки Веленя, встали на огневые позиции 203-мм гаубицы — шесть батарей из 103-й артбригады большой мощности; 152-мм гаубицы и гаубицы-пушки — шестнадцать батарей 94-й тяжелой гаубичной бригады; более 200 реактивных установок 20-й гвардейской минометной бригады и 326-го гвардейского минометного полка. Кроме того, нам передали несколько частей, вооружённых более лёгкими системами: 1310-й артполк, 554-й миномётный и три истребительно-противотанковых полка. Прибавьте наш корпусной артполк и три полка дивизионной артиллерии, и тогда станет понятно, сколько хлопот появилось у командующего артиллерией корпуса полковника А.Д. Васильева.

13 сентября, за сутки до начала наступления, Васильев доложил мне о готовности артиллерии. Начальник политотдела полковник П. В. Луценко, только что вернувшийся с переднего края, рассказал, что политический подъём в войсках исключительно высокий. Бойцы рвутся в наступление. В беседах с политработниками они обязательно упоминали Левобережную Украину, где советские войска, освобождая город за городом, гнали фашистов на запад, к Днепру. «Скорей бы приказ, — говорили бойцы. — А за нами дело не станет, мы уж постараемся». С начальником штаба полковником В.Л. Бейлиным мы ещё раз проверили, все ли сделано, обговорили детально вопросы, возникшие за последние часы.

14 сентября, в 9.00, ударила артиллерия. Полуторачасовую артподготовку заключил мощный залп гвардейских минометных частей. Огневая система противника была подавлена и на переднем его крае, и в глубине обороны. Лишь отдельные вражеские батареи пытались остановить огнём наступающую пехоту, но тяжёлые орудия армейской артгруппы вынудили их замолчать.

К полудню стрелки 184-й и 91-й гвардейской дивизий овладели первой и второй траншеями фашистов и, оставив речку Веленя далеко у себя в тылу, продолжали успешно наступать. Доклады командиров дивизий радовали. Стрелки продвигались в хорошем темпе, сапёры 4-й инженерной штурмовой бригады уже навели мосты через Веленю, подвижная группа полковника И.Ф. Дремова (46-я и 47-я механизированные бригады) своевременно вошла в прорыв, артиллерия тоже сменила позиции и выдвинулась далеко за реку.

Ещё засветло командир 184-й дивизии полковник Цукарев доложил: — Выхожу к деревне Пономари, седлаю большак. Большак, о котором доложили — это дорога из Духовщины на север, важная коммуникация. Наш корпус к исходу дня, расширив прорыв до 8 км по фронту и пройдя с боями до 10 км в глубину, вышел к этой дороге и практически рассёк духовщинскую группировку фашистов на две части. К северу от нас поспешно отходила 197-я немецкая пехотная дивизия, прямо перед центром — остатки 163-го и. 205-го полков 52-й пехотной дивизии. Здесь, на ближних подступах к Духовщине, держали оборону эсэсовцы 1-й пехотной бригады и боевая группа 18-й немецкой танковой дивизии.

На следующий день, взаимодействуя с правым соседом — 84-м стрелковым корпусом, мы взяли в клещи и разгромили 197-ю немецкую пехотную дивизию и остатки 52-й пехотной дивизии и, продолжая обходное движение, вышли к западным окраинам Духовщины. Начались бои непосредственно за город. И хотя противник, опиравшийся на многополосную траншейную оборону с мощными опорными пунктами, оказывал яростное сопротивление, дни его были сочтены.

Наш корпус обошёл Духовщину с северо-запада, соседние слева корпуса — 5-й гвардейский и 83-й стрелковый — с юго-востока. Кольцо окружения должно было замкнуться. Вместе с тем приданная нам артиллерия не оставила фашистам никаких надежд отсидеться в укрытиях. Бетонобойные снаряды гаубиц большой мощности в каменную крошку стирали вражеские опорные пункты, дальнобойные орудия 94-й артбригады, с успехом ведя контрбатарейную борьбу, лишили эсэсовских пехотинцев поддержки их артиллерии. Только одна дорога оставалась ещё у противника для отступления — на юго-запад.

Поздно вечером 18 сентября эсэсовцы и различные сборные подразделения стали поспешно уходить из Духовщины. Ночью город был полностью очищен от врага, над центральной площадью взвился красный флаг, о чём я и доложил генералу Берзарину. На другой день (19 сентября) мы слушали московское радио: был передан приказ Верховного Главнокомандующего, адресованный командующим войсками Западного и Калининского фронтов, освободивших Ярцево и Духовщину. Москва салютовала двенадцатью артиллерийскими залпами.

Среди соединений, удостоенных почетного наименования Духовщинских, были две дивизии 2-го гвардейского корпуса — 91-я гвардейская генерал-майора М.И. Озимина и 184-я стрелковая полковника С.И. Цукарева, а также приданная корпусу 4-я штурмовая инженерно-саперная бригада подполковника Г.И. Матаузаса».

2. Боевые действия 184-й стрелковой дивизии в Духовщинско-Демидовской операции (воспоминания Героя Советского Союза полковника В.Т. ЕВДОКИМОВА.

«7 сентября 1943 года 184-я стрелковая дивизия, входившая в состав 2-го гвардейского стрелкового корпуса 39-й армии Калининского фронта и сосредоточившаяся в районе Капешня, начала подготовку к участию в Духовщинско-Демидовской операции. Соединению была поставлена задача форсировать реку Веленец в районе Спас-Углы и развивать наступление на город Духовщину, обходя его с северо-запада.

Перед фронтом дивизии противник создал глубоко эшелонированную оборону с системой опорных пунктов и минных полей, несколькими линиями траншей, развитой сетью дзотов и блиндажей. Понимая, что, овладев Духовщиной, советские войска получат возможность успешно наступать на Смоленск, враг на этом и других участках настойчиво совершенствовал оборону в течение полугода.

Три дня, с 10 по 12 сентября, по указанию командира 2-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майора А.П. Белобородова с личным составом дивизии проводились тактические занятия, на которых отрабатывались вопросы ведения наступления в условиях лесисто-болотистой местности. Осуществлялась также офицерская разведка местности. В ходе её командиры полков, батальонов, рот и взводов изучали оборону противника и направления предстоящего наступления.

В это время до командиров частей и подразделений был доведён боевой приказ. При подготовке к наступлению проводились мероприятия по скрытому управлению войсками. Для дезориентирования врага были выполнены работы оборонительного характера, установлено 3 км ложных проволочных заграждений, поставлено 500 противотанковых и 600 противопехотных мин, построено 10 ложных дзотов и 1 ложный наблюдательный пункт. Подразделения, находившиеся в непосредственном соприкосновении с противником, отрывали окопы, траншеи и ходы сообщения полного профиля, вели активную разведку расположения подразделений врага.

Особое внимание при подготовке к наступлению командир 184-й стрелковой дивизии полковник С.И. Цукарев уделял правильному уяснению поставленных задач командирами частей и подразделений. С этой целью 13 сентября состоялись тактические занятия с командирами полков и батальонов, на которых были детально уточнены их решения и вопросы взаимодействия. Для успешного форсирования ближайшей водной преграды — реки Жереспея воины 303-го отдельного саперного батальона соединения заготовили материалы и детали для мостов.

В ночь на 14 сентября части заняли исходное положение для наступления, артиллерия сопровождения пехоты — огневые позиции для стрельбы прямой наводкой. Сапёры проделали проходы в минных полях противника. Утром в 10 ч 20 мин под прикрытием огня артиллерии и ударов авиации части 184-й стрелковой дивизии атаковали передний край вражеской обороны. Противник пытался удержать рубеж, но не выдержал натиска и начал отходить в юго-западном направлении, оставляя мелкие группы прикрытия с орудиями и минометами. К 20 часам того же дня 262-й стрелковый полк дивизии овладел населенным пунктом Медведково и продолжал наступать в направлении деревни Бурьково.

Полковник С.И. Цукарев ввел в бой 294-й стрелковый полк, находившийся в резерве. Развивая успех, полк овладел населёнными пунктами Кузмичино, Подселье, Митяево и оседлал дорогу, идущую с севера на юг к Духовщине. Ведя бои с арьергардами отступающего противника, к исходу 16 сентября дивизия вышла в район Еськово и продолжала наступать в направлении Городка.

17 сентября гитлеровцам удалось закрепиться на промежуточном рубеже и оказать упорное сопротивление частям дивизии. Полковник СИ. Цукарев решил в 13 часов атаковать их и овладеть пунктом Городок. В первом эшелоне предусматривалось использовать все три полка с задачей перерезать шоссейную дорогу, идущую на запад из Духовщины в Козлов. Наступление соединения планировалось с севера на юг в направлении Глядки, Городок, Овчинники в обход Духовщины с запада, с тем, чтобы воспрепятствовать отходу гитлеровцев из Духовщины.

На правом фланге, в направлении дер. Замаличье наступал 294-й, в центре боевого порядка, в направлении Городок 297-й и на левом фланге, в направлении Прокопово, Шевляки 262-й стрелковые полки. Штаб дивизии с 20 часов 16 сентября находился в Прокопове. Справа части 158 стрелковой дивизии 84-го стрелкового корпуса вели бой за Браклицы и Марково. Слева, в направлении Духовщины, наступала 97-я стрелковая дивизия.

Почти двое суток части 184-й стрелковой дивизии вели бои за Городок, который противник превратил в мощный опорный пункт, усилив его танками и артиллерией. Чтобы штурмом овладеть Городком, полки под прикрытием артиллерийского огня вплотную приблизились к нему.

294-й стрелковый полк занял исходное положение для атаки в 300 м. северо-западнее, 297-й стрелковый полк в 500 м. северо-восточнее, а 262-й стрелковый полк — в 400 м. юго-восточнее Городка.

Действуя решительно, смело и инициативно, бойцы овладели этим важным пунктом. Противник предпринял четыре контратаки, но все они были отбиты с большими для него потерями.

Продолжая наступление, к 20 часам 19 сентября 294-й (Сергея уже нет в полку) и 297-й стрелковые полки очистили от врага Залужье (2 км северо-западнее Духовщины), что способствовало успешному развитию наступления других соединений 39-й армии. Всюду, где отступали вражеские части и подразделения, пылали русские деревни. Фашисты в яростной злобе сжигали каждую избу на пути своего отхода. Чтобы укрыться от врагов, местное население уходило в леса.

26 сентября 184-я стрелковая дивизия была выведена из состава 2-го гвардейского стрелкового корпуса и приказом командующего Калининским фронтом включена в состав 84-го стрелкового корпуса 39-й армии. В ходе боев офицеры соединения умело руководили частями и подразделениями.

Особенно отличился командир 294-го стрелкового полка подполковник X. Ф. Зубаиров. Полк, которым он командовал, первым на направлении главного удара прорвал сильно укрепленную оборону противника и стал примером для остальных на всем протяжении наступательных боев. Нередко батальоны шли в атаку с развернутым Боевым Знаменем полка. Мужественно сражался в боях за Духовщину заместитель командира полка по политической части майор Я.Э. Начкебия. За личную храбрость и умелое политическое обеспечение выполнения боевых задач Я.Э. Начкебия был удостоен ордена Красного Знамени.

Старший врач 294-го стрелкового полка военврач 3 ранга И.В. Пудов в боях за Духовщину, находясь непосредственно на поле боя, организовал вынос раненых. Оказывая им первую врачебную помощь, он спас жизнь многим солдатам и офицерам.

18 сентября в бою за Городок противник при поддержке артиллерийского огня перешел в контратаку. В этот опасный момент И.В. Пудов создал пункт медицинской помощи в 150 м от переднего края, где трудился под вражеским огнём, показывая пример подчиненным (может быть, именно он делал перевязку Сергею перед отправкой его в тыл дивизии).

Старший фельдшер саперной роты 294-го стрелкового полка старший лейтенант медицинской службы Т.Н. Данченко, командуя взводом носильщиков, проявил мужество, доблесть и отвагу. В боях за деревню Титово и Городок под сильным артиллерийским огнем он организовал вынос и эвакуацию тяжелораненых солдат и офицеров».

3. Воспоминания ефрейтора Петра Эпова (воспоминания записаны сыном со слов отца)

«Владимирское пехотное училище (!) закончить Петру Эпову не удалось. Ожидалось большое наступление и всех курсантов срочно направили под Духовщину Смоленской области в 184 стрелковую дивизию. В августе-сентябре 1943 года было предпринято наступление нашими частями на Духовщину. Фашисты яростно сопротивлялись. Ефрейтор* Эпов П.Г. был в это время наводчиком 76 мм орудия. В один из дней немцы усердствовали особенно яростно. Во что бы то ни стало им нужно было отбросить наши войска, у нас же была другая задача.

Два полковых орудия, наводчиком одного был Петр, стояли на прямой наводке. И вот на эти два орудия немцы пошли красиво, в полной рост. Огонь с нашей стороны был редкий, пехоты почти не видно. Подпустив немцев на 200-150 м, Петр и второй расчет открыли огонь. Снаряды рвались в середине цепей немцев, и они залегли. Артиллерия фашистов накрыла редкие ряды наших бойцов губительным огнем.

Замолчало первое орудие — убит весь расчёт. А расчёт старшего сержанта Богданова, наводчика ефрейтора Эпова П.Г. открыл огонь по поднявшимся немцам. Не продержаться бы им долго, но тут к орудию, которое замолчало, подбежали комбат Яковенко Василий Гордеевич и командир взвода лейтенант Вердиян Л.Г. Оттащив убитых, они открыли огонь почти в упор, и немцы не выдержали, опять залегли. И вновь артиллерия немцев проутюжила наши позиции. Петр видел, что снаряды накрывают площадку второго орудия, рвутся и возле их пушки, комья земли сыпятся не переставая.

Когда немного утихло, Пётр увидел, что второе орудие живёт, но возле него один Вердиян, комбата не было видно. И вновь началась тяжёлая работа — стрелять, стрелять! Отошли немцы, оставив до 80 человек, в наших рядах также 12 человек погибло, многие были ранены. Погиб и комбат Василий Гордеевич Яковенко. Похоронили убитых здесь же, а сами пошли вперёд. А к вечеру пришёл приказ о присвоении Яковенко В.Г. звания Героя Советского Союза посмертно и приказ о его перезахоронении с почестями. Петр с товарищами выкопали тело комбата и доставили в село, где он был похоронен.

Забегая вперед, скажу, что отец долго писал письма в те области, где воевал, искал могилу Яковенко, но не помнил названия села, где того похоронили. И вот он написал школьникам из Шиловичей, которые просили его поделиться воспоминания о боях за Духовщину. В письме он попросил их узнать что-нибудь о Яковенко. Каково же было удивление и радость, когда отец получил ответ. Яковенко В.Г. — комбат был захоронен на окраине Шиловичей. Но потом тело его было перевезено в Духовщину, где ему поставлен памятник. Есть здесь и улица имени Яковенко. С этого боя за Духовщину стали друзьями мой отец и его ком. взвода Вердиян Л.Г. Отцу была вручена медаль «За отвагу».

Дивизия, которая освобождала Духовщину, стала называться 184 Духовщинской Краснознаменной дивизией».

Комментарий

*П. Эпов — хороший солдат, был выпущен из ВПУ одновременно с Сергеем в августе 1943 года, в звании ефрейтора, а Сергей (которому недавно исполнилось 17 лет) в более высоком звании младшего сержанта, командира отделения. Это много говорит о человеческих качествах Сергея. Его заметили и поставили руководить людьми. Каждый, кто понимает в солдатской жизни, знает, что значит получить звание сержанта после трёх месяцев обучения. Так что угрозы Сергея, положить по сто пятьдесят фрицев за каждого из нас, голодающих в блокированном Ленинграде, имели определённые основания и не были просто пустой похвальбой.

1.3. Памятники истории

.
1. Город ДУХОВЩИНА, ЦЕНТР. ПЛОЩАДЬ

.

Код памятника: 6700790000
Наименование: БРАТСКОЕ КЛАДБИЩЕ, ГДЕ ПОХОРОНЕНО 6144 СОВЕТСКИХ ВОИНА, ПОГИБШИХ В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ. ЗДЕСЬ ПОХОРОНЕНЫ ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА ЛЕЙТЕНАНТ В.Г.ЯКОВЕНКО И РЯДОВОЙ В.И.СОЛОВЬЕВ
Типология (осн.): Памятники истории
Авторы и датировки:
Состояние:
АТО:
Адрес: Г.ДУХОВЩИНА, ЦЕНТР. ПЛОЩАДЬ
Категория охраны:

 

2. Деревня БЕРЕСНЕВО

Код памятника: 6700794000
Наименование: БРАТСКАЯ МОГИЛА 467 СОВЕТСКИХ ВОИНОВ, ПОГИБШИХ ПРИ ОСВОБОЖДЕНИИ РАЙОНА ОТ ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ, И ГЕРОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА КОЧЕТКОВА Г.С.
Типология (осн.): Памятники истории
Авторы и датировки:
Состояние:
АТО:
Адрес: Д.БЕРЕСНЕВО
Категория охраны:

 

3. Деревня ТРОИЦКОЕ

Код памятника: 6700831000
Наименование: ПАМЯТНЫЙ ЗНАК, УСТАНОВЛЕННЫЙ В ЧЕСТЬ ВОИНОВ 39-Й АРМИИ И 178-Й КУЛАГИНСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ, ОСВОБОЖДАВШИХ . РАЙОН В 1943 Г. ОТ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗАХВАТЧИКОВ
Типология (осн.): Памятники истории
Авторы и датировки:
Состояние:
АТО:
Адрес: Д.ТРОИЦКОЕ

 

И так далее….

Далее

В начало

Автор: Груздев Александр Васильевич | слов 4059 | метки: , , , , , , , , , , , , , , ,


Добавить комментарий