Моя Россия, далёкая и близкая. Книга 1. Художник и Мадонна

 

Храм Покрова на Нерли

Посвящаю моим незабвенным бабе Любе, деду Косте Никоновым и бабе Клане, деду Сергею Панкратовым.

Дмитрий

Оглавление

Пролог

Пролог А. Как-то всё…

Пролог Б. Взгляд сквозь века…

Часть 1. Детство

Картина 1, яркая, радостная. Масленица

Картина 2, страшная, скорбная. Смерть отца

Картина 3, щемящая. Дубинушка

Картина 4, чёрная, пронзительная. Вера

Картина 5, серебристая. Родина

Картина 6, небесно-голубая. Встреча с Богородицей

Картина 7, тёмная, грязная. Крымская война

Часть 2. Академия художеств

Картина 8, блистательная. В Академию художеств!

Картина 9, пёстрая, суматошная. Первый курс

Картина 10, золотая-серебряная. Второй курс

Картина 11, голубая, дворцовая. Третий курс

Картина 12, живописная, научная. Четвёртый курс

Картина 13, расплывчатая, авангардная. Пятый курс

Картина 14, красная, звонкая. Пятый курс. Продолжение

Картина 15, багрово-красная, опасная. Экзамен

Картина 16, серая, худшая. Реформа

Часть 3. Возвращение

Картина 17, полосатая, сумрачная. Железная дорога

Картина 18, румяная, ярмарочная. Дома

Картина 19, тёмно-вишнёвая, жестокая. Мать

Картина 20, блестящая, детская. Учитель

Картина 21, сапфирово-голубая. Купечество

Картина 22, хрустально-алюминиевая. Что делать?

Картина 23, сверкающая, возвышенная. Свадьба

Картина 24, тёмно-серая, унылая. Безысходность

Часть 4. Новый Афон

Картина 25, зелёная, цвета надежды. На новое место

Картина 26, строгая, духовная. Архитектор и иконописец

Картина 27, бирюзовая, детская. Николай

Картина 28, малиновая, лучезарная. Катерина

Часть 5. Последние годы

Картина 29, горестная, будничная. Затруднительное положение

Картина 30, батальная. Война и мир

Картина 31, грустная. Встреча с основателем

Картина 32, хмурая, унылая. Мысли

Картина 33, мрачная и трагичная. Чёрный человек

Картина 34, роковая, последняя. Конец

Эпилог

Приложение:

Свидетельство об окончании Академии художеств

Свидетельство о венчании

Свидетельство о смерти

Пролог

Дмитрий Никонов

Дорогие друзья, семья!
Эта книга написана для вас. И в первую очередь, для моих детей, чтобы дать им хоть сколько-нибудь стройное представление о России.
Книга основана на реальной истории. У нас в семье осталось много воспоминаний, мифов, легенд о том времени середины и конца XIX века, сохранились некоторые документы. События и люди описаны в книге достаточно точно и аккуратно. Но многие детали, подробности утеряны, и их пришлось домысливать. Для этого я смело заимствовал отдельные идеи, сюжетные повороты, шаблоны и стереотипы из русской литературы, старательно избегая плагиата. Ради читательского интереса я иногда несколько искажал исторические события, изменял хронологию, вводил анахронизмы. Надеюсь на благожелательность моего читателя, и в этом аспекте тоже.

Автор

Пролог А. Как-то всё…

Дмитрий Никонов хотел разобраться в своих чувствах. Не то чтобы он уделял хоть сколько-нибудь серьёзное внимание такой эфемерной, призрачной вещи, как чувства. Но почему-то именно в этот его кратковременный приезд в Россию всё складывалось как-то не так, как ожидалось. Он провёл три года в Соединённых Штатах, обучаясь в университете. Когда он уезжал туда в 1992 году, Советский Союз был развален тремя президентами-либералами – России, Украины и Белоруссии. Однако обломки-обрубки – Россия и 14 других республик – ещё существовали, в сущности, как социалистические государства. А это означало, что каждому гражданину гарантировались безопасная жизнь, право на работу, бесплатное образование, здравоохранение и скромное, но достаточное жильё. И ничего более. Либералы отдали национальное богатство на разграбление. Только представьте, триллионное (в долларовом исчислении) богатство в виде заводов, средств сообщения, инфраструктуры, земных недр и прочего, что принадлежало государству, разом раздали, фактически бесплатно, небольшой кучке – какой-нибудь тысяче личностей. Кто они? Это те, самые безжалостные, кто убивал конкурентов и делился добычей с коррумпированными чиновниками. Нынче их почтительно именуют “олигархами”. В результате экономика потерпела крах раза в два глубже, чем Великая Депрессия в США. Любое производство стало убыточным. Люди потеряли работу, сбережения, дома. Сотни тысяч умерли от голода, холода, болезней, локальных войн, которые начались во всех концах страны. Вместо того, чтобы мечтать о карьере космонавта или актрисы, молодые люди хотели стать бандитами или проститутками.

Наряду с болезненным восприятием общественных бед и страданий, Дмитрий переживал огорчения и разочарования в личной жизни. Год назад он расстался со своей девушкой, Олей. Расстался из-за своей глупости и мужской бессердечности. Она ждала его предложения, но не дождалась – и вышла замуж за другого.

Тогда Дмитрий обратил свои романтические устремления на другую девушку, дочь друзей его родителей, с которой он был знаком уже много лет. Её звали тоже Оля, и он для себя обозначал её как Оля-2. Такой молодой человек, как Дима, выезжающий за рубеж и даже, занимающий там определённое положение, представлял собой завидную партию для замужества, так что Оле льстило его ухаживание. Она готовилась к поступлению в медицинский институт и давала Дмитрию советы по правильному питанию: «При твоей близорукости – тебе надо есть морковь. Но не просто морковь, а протёртую и смешанную со сметаной. Морковь содержит каротин, а он растворяется только в жире». Они обещали ждать друг друга и наперекор любым препятствиям писать друг другу нежные письма. И она приходила к Диминым родителям, получала его письма, привезённые с оказией, спрашивала, можно ли написать ему, ну, конечно, можно, и она доставала из портфеля заготовленное письмецо. Родители сетовали: нельзя в таком лёгком пальтишке, холодно. Поили чаем. Но вскоре жизненные обстоятельства серьёзно изменились. Оля выбросила из головы всю эту бессмысленную медицину и занялась продажей дорогой посуды одной швейцарской фирмы. Дмитрий иронически представлял себе, что эта торговля заключается в том, чтобы стоять около товара и красиво выглядеть в глазах некоторых олигархов. Оля добилась большого успеха в своём бизнесе. Её направили на конкурс красоты в Москве, и она заняла второе место, получила звание вице-мисс. Когда Дмитрию сообщили об этом, он вначале подумал, что это глупая шутка. Во время кратковременного приезда Дмитрия в Москву они встретились. Оля была уже не той прежней школьницей, а опытной красавицей в полном макияже и стильной одежде. На её заинтересованные вопросы о его дальнейшей жизни и карьере он ответил: «Видимо, скоро получу степень доктора, потом практика, работа в разных университетах, переезды. Если повезёт, дадут место помощника профессора. Потом года четыре интенсивной работы с целью получения…» Тут Оля подумала, что он, в конце концов, теперь не такой уж привлекательный спутник жизни. Может быть, у неё уже были более обещающие спонсоры. Долго старались найти тему для продолжения разговора или хотя бы что-нибудь общее, связывающее их, но не находили, и расстались без надежды на будущие контакты.

В тот день летнего отпуска Дмитрий лежал на диване и слушал записи рок-группы “Кино”:

Но если есть в кармане пачка сигарет,
Значит, всё не так уж плохо на сегодняшний день.

Дмитрий никогда не курил, но он не мог изменить слова песни.

И билет на самолёт с серебристым крылом,
Что, взлетая, оставляет земле лишь тень.

Да, это красиво подытожило его мысли. Он уедет, и никто не вспомнит его в этой стране, идущей на дно. Он, кажется, понял, что чувствовали когда-то древние люди в последней лодке, покидающей Атлантиду.

Но то был единственный в его жизни миг глубокого отчаяния…

Пролог Б. Взгляд сквозь века…

Карта Российской империи середины XIX века
(включая Аляску, на карте во вставке)

Прекрасным солнечным утром настроение Дмитрия заметно улучшилось: мама сказала, что надо ехать в гости к родственникам в Москву. Семья Дмитрия Никонова жила в подмосковном городе Жуковском. Это был центр авиации и космонавтики в Советском Союзе. А родственники – это тётя Елизавета (двоюродная сестра отца) и дядя Леонид. Они выходцы из Баку, столицы Азербайджана, яркого, многонационального города-порта на Каспийском море. После развала Советского Союза в Азербайджане к власти пришла банда мусульманских экстремистов. Они подстрекали толпы, которые грабили и убивали “неверных”. Леонид был наполовину армянин и наполовину белорус. В это время “независимые” Азербайджан и Армения вели войну за спорные территории, и жизни Леонида в городе грозила неминуемая опасность. Леонид и Елизавета с семьёй бежали в Москву, где жили их родственники-свояки. Подобная участь постигла и их детей и внуков, живших в другой бывшей союзной республике – Грузии.

Раньше Дмитрий видел беженцев, случалось, в теленовостях об Африке и Азии. А вот уже беженцы у нас в России, да ещё и близкие родственники! Обычно беженцы вели себя шумно, кричали и плакали, требуя немедленной помощи от Красного Креста. Тётя и дядя были совсем другие. Леонид был ещё высоким, стройным, с чувством редкого достоинства. Лицо абсолютно спокойное, непроницаемое, чеканное, как у индейского вождя. У Елизаветы морщинки вокруг глаз, однако лицо молодое и счастливое. Её глаза излучали свет, характер которого Дмитрий вначале никак не мог осмыслить. Этот свет казался не ярким, но устойчивым и беспрестанным.
Встреча их была очень сердечной. Они обнялись и сразу засыпали друг друга вопросами обо всём, что случилось в их жизни, пока они не виделись последние много лет. Дмитрий продолжал смотреть в глаза тёти Елизаветы и вдруг, как будто его толкнуло, он понял: эти глаза излучали свет нежности и любви.
Дмитрий думал и не мог понять, как это может быть, после счастливого спасения от настигающей невменяемой толпы с факелами и оружием, после вида виселиц и погромов, горящих домов с обитателями внутри, она смотрела на мир со своей всеохватывающей любовью? Как будто это был безопасный и наивный мир шестидесятых годов. Нет, тот мир вы потеряли навсегда. Сейчас это мир, где русские загнаны в норы, как рабы где-то в горах, где они грызут последний чёрствый кусок хлеба, и где их убивают бандиты. И бандиты выхваляются своими домами за высокими стенами, своими мерседесами, своей властью над твоей жизнью. В этом мире ты не можешь мирно сидеть за столом и пить чай, беседовать и смотреть фотографии. Не знаю, что можно, но не это!
Дмитрий заметил, что он мыслями отвлёкся от продолжавшейся беседы с тётушкой: «…Моя девичья фамилия Никонова, но после замужества большую часть жизни я по мужу Слива. Так что ты единственный носитель своей фамилии перед потомками. И поэтому я хочу отдать тебе документы, относящиеся к твоему прапрадеду». Хм, родители Дмитрия упоминали в разговорах своих дедов и бабушек, но это! Это уже было в туманной глубине истории. Его любопытство усилилось, и он последовал за тётей Елизаветой. На стене он увидел портрет, выполненный карандашом, и будто взрыв поразил его – на него смотрело его зеркальное изображение. Верхняя часть лица и волосы были другие, но нижняя часть лица – один в один его! «Это автопортрет твоего прапрадеда Михаила. А вот посмотри его удостоверение личности». Дмитрий аккуратно развернул лист бумаги, готовый от ветхости развалиться на части, и начал читать, спотыкаясь на витиевато закрученных старинных рукописных буквах и дефектах рукописи. Одна сторона листа представляла собой оригинал Диплома об окончании Императорской Академии искусств! Интересно, а он думал, что его дед был первым в поколении получившим высшее образование. На другой стороне находился также оригинал свидетельства о браке с мещанкой Елизаветой Есыревой в Нижнем Новгороде, а ниже – свидетельство о смерти Михаила в земской больнице в Бугуруслане. Да, они в XIX веке знали, как многократно использовать бумагу.
«Михаил был художником, рождённым в купеческой семье, – продолжала объяснения Елизавета. – Много лет тому назад я отдыхала в санатории в Абхазии и посетила Ново-Афонский монастырь, и экскурсовод заметила, что монастырь строил и расписывал иконами художник Никонов. Вообрази мой восторг! А теперь ты хранитель семейных реликвий».
Дмитрий был захвачен врасплох – он никогда не думал о себе как о “хранителе”. В своей университетской жизни он переезжал с квартиры на квартиру, забирая с собой лишь минимум самых необходимых вещей. Тронутый до глубины души, он поблагодарил Елизавету и Леонида.

На обратном пути, в метро, в электричке и потом в автобусе, он вернулся к своему любимому занятию – жалеть себя. Его жизнь казалась ему совершенно бессмысленной. Зачем надо было вкладывать столько сил в науку? Кто это оценит? Его Родине это, конечно, не нужно. Его новая страна пребывания – Америка – ввергла его в условия жесточайшей конкуренции на выживание, и всё только чтобы свести концы с концами. Причём, он не мог бы сказать, что это в интересах семьи. Нет, самому бы выжить. Да и сможет ли он в таких условиях завести семью. Но подсознательно он всё время возвращался к судьбе своего предка. Что-то не складывалось…
– Почему, будучи сыном купца, нужно было идти учиться искусству, вместо того, чтобы оставаться в русле своей профессии?
– Ну, закончил Академию искусств, так почему не продолжать карьеру в Петербурге, а возвращаться в Нижний Новгород?
– Почему богатый купец (а он же был в состоянии позволить себе учёбу в столице) женится на мещанке, девушке из низшего сословия? Это не запрещалось, но в высшей степени не одобрялось.
– Что привело его из такого великолепного торгового города, как Нижний Новгород, в такую дыру, как Бугуруслан? (Прошу прощения у тех, кто проживает в этом славном граде).
– Почему он умирает в дешёвой больнице, очевидно в нищете? Он потерял всё своё состояние?
– И самое главное, как история с великим творцом Ново-Афонского монастыря согласуется со всей этой изложенной непонятной драмой?

Иными словами, для его предка вполне подходит выражение «Россия – это загадка, завёрнутая в тайну и помещённая в головоломку». Неплохо сказал последовательный русофоб, Уинстон Черчилль.

Совершенно изнурённый психически, Дмитрий еле добрался до своего дивана и мгновенно уснул. Его эго погрузилось в глубины сознания, и когда оно вынырнуло… …Перед его внутренним взором пронеслись сполохи, блики, фрагменты изображений, которые сливались в некие фантастические видения. Может быть, картины прошлого?..

Далее

В начало

Автор: Никонов Дмитрий Евгеньевич | слов 2089


Добавить комментарий