Часть 8. Спуск? Моя дорога в Космос

Оглавление

8.1. Окаянный 1991

8.2. На край света

8.3. Моё восхождение на “Аюрведу”

8.4. СОИ “Нептун-МЭ”

8.5. Вместе навсегда

8.6. Дмитрий. 1992-2000

8.7. События

Встречи с великими

Благодарности Автора

Приложение 1. Камов, Миль, Михеев

Приложение 2. Международная конференция “Методы симметрии в физике”

Приложение 3. СОИ “Нептун”. Развитие

Приложение 4. Пиксель

 

Исповедь знающего своё дело. Всё начистоту без утайки.

1961 окончание института, работа “на космос”, модернизация кабины самолёта Т-3 генерального конструктора Сухого, тренажёр кораблей “Восток”, “Восход”, “Союз”, лунная программа, орбитальные станции, обеспечение совместного советско-американского космического полёта “Союз – Аполлон”, защита диссертации, цифровой тренажёр, не переизбран начальником лаборатории, работа с моряками.
Великолепная семья, выдающийся сын.
И вот уже 30 лет жизни в Жуковском промелькнули и остались в памяти как один вчерашний день.

А сегодня…

Но обо всём по порядку.

До основанья, а затем.
(из песни)

Гвоздь в крышку.
(из газет)

 

8.1. Окаянный 1991
Историческая обстановка 1991. Дмитрий в науке. Авиасалон.
Ночные бдения. У Камова. Морской конец

И все должны мы неудержимо
Идти в последний смертный бой.
(Павел Григорьев).

В неравный бой пойдём
За власть Советов.
(Забытые слова).

Храбрая армия, доблестный КГБ, серьёзная партия и задорный комсомол.
Про славную милицию уж и не говорим.
Ветераны, отставники.
Генералитет, офицерский корпус.
Артиллеристы, лётчики, моряки. Про внутренние войска опять не говорим.
Гвардия, спецназ, личная охрана.
Это ж какая силища! В неравный бой за власть Советов? Нет? А почему?
Наивные вопросы. Там, надо полагать, всё уже было организовано, всё схвачено.

Историческая обстановка 1991

Иудушка Головлёв.
(М.Е. Салтыкова-Щедрин).

– Теперь пусть выходит горбатый… Я сказал, горбатый!
(Георгий Вайнер, Аркадий Вайнер). 

28 января 1991 года президент Горбачёв подтвердил конституционное право выхода союзных республик из СССР.

17 марта 1991 года был проведён всесоюзный референдум о сохранении СССР. Власти шести союзных республик – Латвии, Литвы, Эстонии, Молдавии, Армении и Грузии – отказались проводить этот референдум.

После учреждения 14 марта 1990 года на III Съезде народных депутатов СССР должности Президента СССР в союзных и автономных республиках также стал вводиться пост президента.
В связи с этим, было решено в РСФСР провести всероссийский референдум о введении поста президента РСФСР и была назначена дата проведения референдума.
17 марта 1991 года, одновременно с всесоюзным референдумом о сохранении СССР, в РСФСР был проведён всероссийский референдум о введении поста президента РСФСР.

С 28 марта по 5 апреля 1991 года прошёл III съезд народных депутатов РСФСР. Съезд, в частности, принял решение о дате проведения президентских выборов.

12 июня 1991 года состоялись выборы президента РСФСР. Был избран Борис Ельцин.
Одновременно 12 июня 1991 года состоялись выборы мэра города Ленинграда; должность мэра города Ленинграда была учреждена Ленгорсоветом народных депутатов заранее; мэром Ленинграда был избран Анатолий Собчак.
В тот же день 12 июня 1991 года прошёл референдум о названии города, на котором большинством в 54% голосов горожан было принято решение о возвращении Ленинграду названия Санкт-Петербург. Название Ленинградской области сохранилось.

1 июля 1991 года в Праге главами правительств и министрами обороны СССР и пяти восточноевропейских стран был подписан Протокол «О полном прекращении действия Варшавского Договора», созданного в 1955 году.
8–10 июля 1991 года министерства обороны тех же стран подтвердили введение в действие Протокола.

20 июля Борис Ельцин издал указ о ликвидации первичных организаций любых партий в учреждениях и организациях государственного управления в РСФСР. По сути это означало конец КПСС, но – партия ещё дышала.

25-26 июля в Москве прошёл пленум ЦК КПСС; как оказалось, последний.
Пленум ЦК принял решение о проведении внеочередного, XXIX съезда партии в октябре 1991 года.
Большинство партии уже понимало, что дело идёт к развалу, краху общественно-политического строя страны. Всё громче звучало требование о смене руководства, о немедленной отставке Горбачёва. И тогда Горбачёв пригрозил: если прозвучит требование о его отставке и вопрос будет вынесен на голосование, то около сотни членов ЦК – его сторонников покинут заседание, произойдёт раскол ЦК, а затем и партии.

6 августа 1991 года на Пленуме ЦК Коммунистической партии РСФСР (в составе КПСС) первый секретарь Полозков был освобождён от должности, первым секретарём ЦК был избран Валентин Купцов.

18–21 августа 1991 года в Советском Союзе произошёл так называемый августовский путч, инициированный созданным Государственным комитетом по чрезвычайному положению (ГКЧП).
Информации по этим событиям много.

5 сентября 1991 года был создан Государственный Совет СССР; образован на межреспубликанской основе для согласованного решения вопросов внутренней и внешней политики, затрагивающих общие интересы республик. Фактически заменил предусмотренный конституцией Совет Федерации СССР. Состав Госсовета: Президент СССР и высшие должностные лица двенадцати союзных республик.
6 сентября Государственный Совет на своём первом заседании, довольно поспешно, признал независимость прибалтийских республик Литвы, Латвии и Эстонии.

19 сентября 1991 года Белорусская ССР обрела название Республика Беларусь.

4 ноября 1991 года начальник управления по надзору за исполнением законов в сфере государственной безопасности  Виктор Илюхин (1949-2011)   возбудил  уголовное дело  в отношении  действующего президента СССР  М.С. Горбачёва  по ст. 64 УК РСФСР (Измена Родине)   за признание  независимости прибалтийских республик.
6 ноября Илюхин был немедленно уволен из прокуратуры.

6 ноября 1991 года указом Президента РСФСР № 169 деятельность КПСС и КП РСФСР была прекращена, организационные структуры распущены, а имущество конфисковано. Произошёл исторический “запрет КПСС”.

8 декабря 1991 года Республика Беларусь, РСФСР и Украина как государства – учредители Союза ССР подписали “Соглашение о создании Содружества Независимых Государств” (СНГ), неофициальное наименование документа – Беловежские соглашения.
Мы, Республика Беларусь, Российская Федерация (РСФСР), Украина как государства – учредители Союза ССР, подписавшие Союзный Договор 1922 года, далее именуемые Высокими Договаривающимися Сторонами, констатируем, что Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность, прекращает своё существование.
Соглашение о создании Содружества Независимых Государств (г. Минск, 8 декабря 1991 года) — Исполнительный комитет СНГ (minsk.by)

Соглашение о создании Содружества Независимых Государств — Викитека (wikisource.org)

В тот же день, 8 декабря, Борис Ельцин доложил Джорджу Бушу о том, что они как руководители трёх республик – Белоруссии, Украины и России – подписали совместное соглашение о создании содружества независимых государств.
Телефонный звонок американцы исправно записали и застенографировали слова Ельцина: «Господин Президент, должен сказать Вам конфиденциально, что президент Горбачёв не знает об этих результатах. Он знал о нашем намерении собраться. Я сам сказал ему о том, что мы собираемся встретиться. Господин Президент, я был сегодня с Вами очень и очень откровенен, мы надеемся на Ваше понимание». – «Борис, я благодарен за Ваш звонок и Вашу откровенность. Мы сейчас же посмотрим все 16 пунктов», – ответил Джордж Буш – старший.
Примечание:
Ельцин перепутал, в своём разговоре он трижды назвал «соглашением, состоящим из 16 статей», только что подписанное им, Кравчуком и Шушкевичем, Соглашение о создании СНГ, содержащее 14 статей.
Записи в моём Дневнике событий:
- Вопрос, кто раньше посмотрит текст этого соглашения, американцы или Горбачёв.
- Конечно, алкашу этому абсолютно всё равно, 14 или 16 статей. А старина Джордж ещё долго будет искать те два пункта, две статьи из обещанных шестнадцати: «Этот – со своей командой, они сделают всё что нам нужно».
(Конечно, старина вовсе так и не думал.  А расхожее словечко  «алкаш» употреблено здесь всего лишь эмоционально-оценочно и безадресно).
- Похолодало, но, кажется, ненадолго. Опять пойдёт слякоть. Что за декабрь. Только что вечерами темнеет очень рано.

12 декабря 1991 года, спустя четыре дня после сходки в Беловежье (а куда спешить?) президент СССР, давний друг того же американского президента Буша, фактически тоже предатель, собрал журналистов и стал обиженно жаловаться им, что вроде бы ничего он не знал, не ведал, оказался таким раззявой:
Я думаю, наши люди ещё не понимают, что они лишаются страны. Страны ведь не будет. Я говорю, это вообще позор. Вы (заочно обращаясь к Ельцину и другим) разговариваете об этом с президентом Соединённых Штатов Америки. А с президентом страны вы не разговариваете. Это стыдно, стыдобище. Стыдобище. Так что это нечисто вообще. В таком вопросе, как вопрос о государственности этой страны… Сейчас же её начнут кроить. Не буду я в этом участвовать. Ни при каких условиях. Это для меня отвратительно помимо всего прочего.  (Каково!)

25 декабря 1991 года, перед тем, как официально сложить с себя полномочия президента Советского Союза, Михаил Горбачёв позвонил “своему фактическому боссу” президенту Джорджу Бушу. Разговор длился 22 минуты. Горбачёв сообщил, что власть сдаёт, но в тайге скрываться не намерен; напротив, останется политически активным и дальше. А ещё он поздравил своего американского друга с “западным” Рождеством.
Записи в моём Дневнике событий:
- Ещё один вассал. А выраженьице «в тайге скрываться» прозвучало явно неспроста – вертелась подобная мыслишка в мозгу всё проигравшего, отчаявшегося неудачника. Потому и скрывался в последующие годы, естественно, то в Калифорнии, то в Германии.
- Эх, Новый год опять будет бесснежным, слякотным.

В тот же день Горбачёв выступил по телевидению с обращением к советским гражданам, со словами: «Я прекращаю свою деятельность на посту Президента СССР» и так далее. Никакой самокритики, тем более никаких покаяний. «Наверняка каких-то ошибок можно было бы избежать, многое сделать лучше». Собственных ошибок, недостатков, нарушений, тем более преступлений – ничего такого. Уверен, что «наши народы будут жить в процветающем и демократическом обществе».

25 декабря 1991 года со шпиля Сенатского корпуса Кремля был спущен красный флаг, а взамен поднят триколор. Официальное название государства РСФСР было изменено на Российская Федерация (Россия).

30 декабря 1991 года в Минске состоялась первая встреча глав государств СНГ, на которой было подписано “Временное соглашение о Совете глав государств и Совете глав правительств Содружества Независимых Государств”.

31 декабря 1991 года с традиционным предновогодним обращением к жителям страны выступил не глава государства, и не диктор, а некий юморист (?!) Михаил Задорнов. Обращение Бориса Ельцина тоже было записано и транслировалось на телевидении, но уже после обращения Задорнова.

для отвлечения:
11 июля 1991 года произошло полное солнечное затмение. Лучше всего оно наблюдалось в Мексике. В Москве на то время был уже поздний вечер, небо в тучах, капал дождик, народ ничего не заметил.

Дмитрий в науке

Таковы были те 1990-й и 1991 годы.

Наш сын Дмитрий вместе со своим однокурсником (Иваном Стрешинским) пошли на курсы TOEFL, подтянули английский язык, приобрели навык сдавать экзамены в форме теста. Сдали уверенно.
TOEFL – тест английского как иностранного языка (Test of English as a Foreign Language).

В связи с 70-летием Андрея Сахарова, в ФИАНе с 27-го по 31 мая 1991 года была организована и проведена Первая международная сахаровская конференция по физике. Другое название: “Сахаровские чтения”.
Наш сын присутствовал на этой конференции.
Справка:
Первая конференция 1991 год,
вторая 1996,
третья 2002,
четвёртая 2009.

С 8 по 12 июля 1991 года наш Дмитрий принял участие в V Международной конференции “Методы симметрии в физике”, организованной известным физиком-теоретиком, профессором Смородинским Яковом Абрамовичем (1917-1992) на базе лаборатории теоретической физики Объединённого института ядерных исследований (ОИЯИ) в подмосковном городе Обнинске. Иногда эту конференцию называли международным рабочим совещанием, или семинаром.
Участникам конференции  были  предоставлены  места  в гостинице.
Дмитрий   с  большой  пользой  и  для  дела,  и  для  себя  выслушал  доклады,    поговорил  с  некоторыми учёными-физиками.
В последний день была сделана групповая фотография участников конференции на ступенях института. В первом ряду в центре стоял профессор Смородинский, в заднем ряду над всеми заметно возвышалась кудрявая голова нашего сына-студента.
Естественно, никто не заметил полного солнечного затмения, которому случилось быть в окрестностях Москвы 11 июля поздно вечером.

Дмитрий продолжал свою плодотворную научно-исследовательскую работу одновременно и в ЦАГИ, и  в  ФИАНе.

В течение преддипломной практики Дмитрием были получены серьёзные научные результаты.
Как я себе это представляю.
Прежде всего, в соответствии с первоначально поставленной задачей, под руководством профессоров М.Н. Когана и А.Л. Стасенко, на основе теории течений с капельными смесями вокруг крыла, Дмитрию удалось разобраться с процессами обледенения самолёта. Что и составило тему его дипломной работы.
Не останавливаясь на этом, он вместе с профессором Стасенко сумели объяснить некоторые явления газовой динамики с излучением при высоких температурах, что оказалось чрезвычайно важным для научного обеспечения полёта “Бурана”.

Более того, за то же время Дмитрий под руководством профессора Додонова решил конкретные задачи взаимодействия гармонического осциллятора со сжатым излучением, а также квантования поля при формировании сжатых состояний в резонаторах с распределёнными параметрами. Что послужило – основой для написания двух научных статей, в их соавторстве.
В обычное время, при нормальных условиях, эти достижения были бы высоко оценены. Но в те годы они оказались практически никому не нужны.
Справка:
Додонов Виктор Васильевич, 26 ноября 1948 г.р., выпускник ФАЛТ МФТИ (1972), сотрудник ФИАН, кандидат физико-математических наук, в 1992 году уехал работать и жить в Мексику, в 1996 году переехал в Бразилию, профессор Института физики в Университете Бразилии.
8 июля 2012 года в Бразилии во время велосипедной поездки погиб его сын Евгений Додонов, 1981 г.р., ставший к тому времени известным разработчиком программного обеспечения высокого уровня. Наши соболезнования.

В стране произошёл антисоветский государственный переворот.
Наступили смутные, тяжёлые времена. Пришедшие к власти новые хозяева России учинили полный разгром отечественной экономики. Под одобрительное улюлюканье либерал-демократов разорили, разворовали, уничтожили всю промышленность. Развернулась широкая пропаганда, что наука в России никому не нужна, науку следует развалить, “упразднить”.
Уважаемые научные руководители с печалью в голосе, совершенно искренне заявляли своим коллегам, докторам и аспирантам: всё, науки в России не будет, мы закрываем лаборатории, семинары, надо уезжать из страны, “валить отсюда”.

Так или иначе, Владимир Иванович Манько помогал Дмитрию подать документы на поступление в различные зарубежные университеты. Набралось около десятка, все американские. Профессора Манько и Додонов написали Дмитрию рекомендации. Один из адресов – Марлан Скалли, друг Владимира Ивановича.

В это время выпускник ФАЛТа Олег Васильев уехал в Америку и хорошо устроился. Руководство факультета преподносило данный случай как свидетельство высокого качества своей образовательной работы, как свою заслугу.
Сам Додонов собирался ехать в Мексику, дальше как получится; Манько намечал поездку в Италию, ещё один знакомый профессор – в Испанию и так далее.

Авиасалон

С 12 по 18 августа 1991 года, в прекрасные солнечные дни, в городе Жуковском прошёл Первый Авиасалон.
Вдохновителем, организатором, душой этого великолепного действа был первый секретарь горкома Шогин Юрий Николаевич.

Мой новый начальник, Панкратов Рудольф Викторович, с его недюжинными организаторскими способностями, узнал и сумел туда пробиться, обеспечил нашему отделу возможность участия в этом историческом мероприятии, с демонстрацией наших новейших разработок.

Вся экспозиция Салона разместилась в административном корпусе ЦАГИ, на первом этаже, в нескольких помещениях со входом со стороны автомобильной стоянки. А крупные, серьёзные комплексы и изделия были выставлены для всеобщего обозрения на площадке перед корпусом.

Экспозиция нашего отдела заняла самое лучшее место перед входной дверью и включала в себя несколько компьютеров, на экранах которых изображались действующие цветные мнемосхемы, блок-схемы, карты-схемы различных производственно-технических процессов; схемы были интерактивные, с возможностью управления процессом с клавиатуры компьютера. Яркие, броские, беспрерывно двигающиеся, вращающиеся изображения, по тем временам, неизменно привлекали внимание посетителей.
Правее от нас разместились экспонаты ЛИИ. Влево шло тоже несколько комнат с экспонатами; в одном из них что-то выставляли другие подразделения нашего НИИАО.

Я и наши сотрудники все дни недели работали гидами-экспертами на выставке.
Интерес к выставке был большой.
Пришла трагическая новость: 12 августа 1991 года при выполнении тренировочного полёта в ходе подготовки к параду в честь Дня воздушного флота разбился самолёт МиГ-21, лётчик погиб.
Погибший – Геннадий Евгеньевич Белоус, 1960 года рождения, лётчик-испытатель 3-го класса, капитан. На лётно-испытательной работе в ЛИИ с мая 1989 года. Считался в отряде сильным лётчиком. Летал на самолётах, по меньшей мере, 15 типов из тех, что испытывались в ЛИИ.

Яркая картина перед глазами. 18 августа, воскресенье, последний день Салона. Вдруг прозвучало: приедет военный атташе из американского посольства.
Что вы думаете? Я позвонил домой и попросил сына Диму, на всякий случай, подъехать сюда и при возможности поработать квалифицированным переводчиком.
Дима примчался, с другом – Игорем Никулиным, сыном зубного врача Надежды Николаевны Никулиной; они жили в соседнем с нами дворе. Я кратко рассказал Диме суть нашей экспозиции, ребята некоторое время побродили где-то рядом, съели мороженого, нашли компьютерную игру у кого-то из экспозиции и увлеклись. На моих машинах таких штук отродясь не водилось.
Все уже начали поговаривать, что высокие гости не приедут. Конечно, это маловероятно; всё-таки город Жуковский всегда был закрыт для иностранцев. Но нет, принесла их нелёгкая. Действительно, появилась группа американцев, среди них один генерал с тремя звёздами, военный атташе по авиации. Они уже осмотрели выставленную технику снаружи и теперь обходили все внутренние помещения Салона.
Перед уходом они решили остановиться около нашей экспозиции, посмотреть “красоту” наших сверкающих, переливающихся картинок. Тут-то и выступил Дима. Он всё объяснил, просто и доходчиво, с глубоким пониманием технических деталей, как не мог бы донести до слушателей обычный переводчик. Диме дали визитную карточку военного атташе. Потом она где-то дома валялась.
Мне показалось, что ни один из наших российских высокопоставленных чиновников не удостоил вниманием Салон, или я что-то пропустил.

Задним числом я для себя проанализировал и заключил, что посетивший Авиасалон сотрудник американского посольства высокого ранга наверняка не был осведомлён об ожидавшемся на следующий день важном событии в жизни Советской страны – ГКЧП, путче и прочем. Если где-то что-то и знали, то до сведения дипломата не довели. Да-а, случалось всякое в нашей жизни. Как американцы удивлялись порой необъяснимым фортелям наших лидеров: сдаче ГДР Западу, выводу группы советских войск из Германии и проч.

Всё-таки польза от нашей экспозиции была, и не малая. Рудольф с его стратегическим чутьём сумел наладить тесные контакты с людьми из вертолётной фирмы Камова, которым «понравился наш ход мыслей» и которым как раз нужна была визуализация полёта для их моделирующего стенда. И у нас с ними началась интересная совместная работа.

Я регулярно посещал различные выставки компьютерной техники на ВДНХ и в Экспоцентре на Краснопресненской набережной.
Однажды, в 1992 году, будучи на подобной экспозиции в выставочном павильоне ВДНХ, я услышал любопытное объявление по громкой связи и вместе с толпой прошёл в небольшое помещение. Захватив конец выступления специалиста, я заинтересовался последовавшим призывом всем кто хочет записываться на подсоединение к компьютерной сети, ныне известному Интернету. Но не имея никаких полномочий от нашего предприятия, я только послушал и вышел. Думается, это было не первое и не последнее приглашение к российскому сегменту Интернета.

Ночные бдения

Самое замечательное оказалось позже.
У меня с понедельника 19 августа 1991 года был оформлен очередной трудовой отпуск, и я намечал отправиться на нашу дачу, где уже неделю «сидела» моя Нина и куда вечером в воскресенье уехал Дима.
Я утром перевёз всю нашу аппаратуру из выставочного помещения в ЦАГИ к себе в лабораторию и начал прощаться с сотрудниками. Телевизор по утрам никогда не смотрел. А тут послышались мало значащие разговоры, что в Москве создан какой-то комитет по чрезвычайному положению. Мелькнула мысль: может, наконец, наведут порядок в стране. И помчался на электричку и автобус в Пласкинино к своим.

На даче у нас из связи был единственно транзисторный приёмник “Океан”.
Вечером послушали, и Дима взорвался: в Москве танки, еду защищать Белый дом. Мама сказала: Ну что, пешком?, последний автобус до станции ушёл в шесть. Да-а.
Дима пошёл поговорить к нашим любимым «соседям за канавой» – Зое Леонидовне и Виктории. Кричал им с нашего берега: «Откройте калитку». Они рядом с калиткой отвечали за открытие и закрытие висячего замка. Сходил к ним в полной темноте по утлым, скользким мосткам через канаву, вернулся.
Смотрим, 70-летняя Леонидовна притащилась к нам: «Не можем уснуть». – Да Вы что-о, в темноте, могли упасть в канаву.
Таким был наш ответ на то, что происходило дальше и с нами, и со страной.

У Камова 

                Чёрная акула.
                (объективная реальность) 

После памятной встречи с вертолётчиками на Авиасалоне начальник отдела Рудольф Панкратов, человек слова и дела, договорился с ними о встрече на их территории.
Я, со своей стороны, в порядке подготовки к встрече, просмотрел ещё раз, более внимательно, подаренную мне Леонидом Михайловичем, нашим большим другом, его книгу – авторский экземпляр:
Берестов Л.М. Моделирование динамики вертолета в полете. М.: Машиностроение, 1978, 158 с.

И вот мы вдвоём с Рудольфом тёплым сентябрьским днём, шурша листьями по мостовой, тенистыми пока ещё дорожками дачного посёлка, идём по направлению к Ухтомскому вертолётному заводу – ОКБ имени Н.И. Камова. Прошли бюро пропусков. А в проходной нас уже ждали. Молодой, лет сорока, спортивного вида человек, представившийся Тимуром Карелиным, ведущим инженером, проводил нас в стендовый корпус.
Удивило множество небольших, разделённых стеклянными перегородками кабинетов, в каждом из которых работало по одному-двое человек.
Тимур привёл нас в свой кабинет. Уточнил, что он назначен недавно ведущим по теме с непосредственным подчинением Генеральному конструктору Михееву Сергею Викторовичу. Темой его работы являлось создание моделирующего стенда под задачу прицеливания и стрельбы вертолёта В-60, позже получившего название Ка-50 “Чёрная акула”. Данный стенд создавался в дополнение к действовавшему моделирующему динамическому стенду пилотирования того же вертолёта.
На нашем стенде должна была моделироваться ограниченная задача: вертолёт появляется из укрытия, кратковременно засекая цель, строя задачу прицеливания и вновь скрываясь, и затем из-за укрытия поражает цель; возможна боевая поддержка взаимодействующих сил, но об этом речь будет позже, в процессе создания стенда.

Закончив на этом умозрительные рассуждения, Тимур перешёл сразу к делу, то есть повёл нас с Рудольфом в машинный зал.
Перед нашим взором предстало огромное помещение ангара с антресолями, в центре которого был размещён настоящий, реальный вертолёт, только без лопастей несущего винта. Фюзеляж, хвост, шасси, кабина, органы управления, приборная доска, лобовое стекло – всё на месте.
Начали совместное обсуждение. По опыту космических тренажёров должны быть: модель движения, персональный компьютер, программирование на C++ (хорошо!), синтезированное изображение в лобовом стекле (отлично!), оптика (попробуем найти).
Помогли воспоминания моей работы на большом моделирующем стенде самолёта Т-3 в ОКБ Сухого. Круг замыкается. История повторяется, но на новом, более высоком витке спирали.

Я начал знакомство с объектом моделирования. Автомат перекоса, наклон плоскости вращения винта, система изменения оборотов двигателя, ручка управления циклическим шагом винта, ручка “шаг-газ”, педали.
За один день, да и за два дня не усвоить, объект и система управления были совершенно новыми для меня.
Познакомился с аэродинамическим отделом, согласовал уравнения движения, узнал аэродинамические характеристики, эффективность управляющих воздействий. Движение летательного аппарата предполагалось только в области положений, близких к горизонтальному, соответственно, такую мне и выдали аэродинамику. А для кинематики я, чтобы не мудрить, заложил свои, привычные уравнения в направляющих косинусах, без математических особенностей, с хорошей точностью. Как потом оказалось, не напрасно.
С Тимуром мы проработали характер изображения, которое следовало подавать в лобовое остекление. К тому времени я был знаком с имевшейся литературой по синтезу визуальной обстановки для тренажёров и моделирующих стендов.
Предложил сюжет: округлый холм, спереди которого находится наш летающий вертолёт, а сзади, на ровной поверхности Земли – цель; земная поверхность – плоскость фактуры типа бурой болотистой местности.
Синтезировал качественное изображение в виде перемещающегося объекта (“холм”) по монохромному фону (“земная поверхность”) с помещённым на нём цветным пятном (“цель”). Дополнительно ввёл, на всякий случай, верхнюю полусферу светло-серого цвета (“небо”).
При 30-разрядном представлении чисел в компьютере и аккуратной математике получил приемлемую точность вычислений: на дистанции 10 км – погрешность несколько сантиметров.
Я написал и передал Тимуру техническое описание модели движения этого стенда: систему математических уравнений с исчерпывающими пояснениями и текст программы на C++ с подробными комментариями.

В то же время Рудольф привлёк к работе Ерёмина как начальника вместе с его сотрудниками – выдающимися разработчиками имитации внешней визуальной обстановки Ловчевым Александром Николаевичем и Анисимовым Леонидом Алексеевичем. С их помощью была создана солидная оптическая система визуализации в поле зрения лобового остекления кабины.
Рудольф также привлёк к работе наших электронщиков, и по полученной из компьютера информации были задействованы некоторые пилотажные приборы на доске пилотов и обеспечено контрольное изображение на пульте инструктора-экспериментатора.

По готовности, примерно через месяц, все разработчики стенда, в том числе и я, садились в кабину и оценивали управление вертолётом по изображению в лобовом остеклении и по пилотажным приборам.
Затем стенд перешёл в руки специалистов по прицеливанию, которые проводили на нём свои работы.

Заказчику работа наша нравилась. Поток пожеланий, предложений только нарастал. Всё выполнялось с ходу с лёту, конца этому азарту не было видно. Уж и зима прошла, и лето.
Зимой запомнилась жара в нагретых кабинетах и жуткий холод в ангаре.

Труды нашего коллектива по вертолёту Ка-50 были оценены и отмечены. Приказом № 45 от 2 марта 1992 года отдел был переименован в лабораторию № 17.

При мне случился прелюбопытный казус: на стенд прибыла группа военных во главе с неким очень шустрым, напористым полковником. «Дайте мне, шумел он, проверить ваш стенд на результативность (употреблено было другое слово); проверю его ограничения и сравню с пилотажным стендом, который я только что сломал». Ему объясняли, что данный стенд не предназначен для проведения пилотажных маневров. «Ну мы сейчас это и проверим».
Мне что, пожалуйста. Он сел в кабину и загнул мёртвую петлю. Я подсказал, что можно ещё добавить педали. «Нет, хочу через вертикальную точку». Полковник, увлёкшись поисками ограничений модели, не заметил, что совершал движение в безвоздушном бессиловом пространстве, спокойно и гладко. И всё только потому, что я не знал аэродинамики вертолёта в таких диапазонах углов.
Горе-лётчик сделал полный оборот, пришёл в ту же точку, откуда выходил, да ещё и с правильной стороны, и сильно удивился. «Давай в горизонтальной плоскости». Он явно искал область особой точки. Я ему объяснил, что приняты уравнения в направляющих косинусах. Его это вдохновило, и он пошёл требовать, чтобы на пилотажном стенде применили такие же. Компания удалилась. Я обещал показать уравнения, если попросят, но никто не обращался.

А нас ожидало исключительно важное событие – защита эскизного проекта по вертолёту.
Пригласили нас с Рудольфом.
И это конференц-зал?
Открываешь дверь – и сразу попадаешь почти в центр странного помещения. Очень узкого и очень длинного. Противоположная стена увешана десятком полтора плакатов. Справа вдали окно, слева глухая стена. Длиннющий ряд из полусотни стульев, смотреть на плакаты. Напрашивалось слово “шеренга”; весь зрительный зал – четыре шеренги. Первый ряд не занят, ибо слишком близко плакаты. В правой части помещения в основном военные, в левой – гражданские. Туда нас с Рудольфом и посадили, там “команда Михеева”.
Доклада и выступлений не было; может быть, потому что это было последнее заседание для выработки заключительного решения по результатам рассмотрения проектных материалов. Шёл обычный обмен мнениями, споры, переругивания. Первый главный вопрос – отсутствие финансирования, «элементарно нет денег». Но для такого важного дела?! И второй, самый главный вопрос – один пилот. Небывалое, невозможное. Но посмотрите, какая авионика. Фантастика! Высокоавтоматизированный прицельно-навигационный комплекс. Впервые в мире. Один пилот справляется с тем, что делают двое на вертолёте-конкуренте, имеется в виду Милевский Ми-28. Нет, нужно два. Нет, нет и нет.
Михеев подходил к своей команде, боком устало опускался на стул, к нему склонялись, тянулись ближайшие соратники, что-то советовали, подтверждали, настаивали. И Михеев ободрённый вновь бросался в бой.
В результате – изделию быть, пилот один. Но – начать разработку нового, двухместного разведывательно-ударного и командного вертолёта.
Таким я и увидел Михеева. И огорчённым, и торжествующим.
А позже нам передавали его слова благодарности за стенд, блестяще подтвердивший возможность работы одного пилота с прицельным комплексом.

Да и мы в лаборатории были рады, что наши общие дела сдвинулись с мёртвой точки. 28 августа 1995 года вертолёт Ка-50 был, наконец, принят на вооружение.
В ноябре 1996 года началось переоборудование одноместного вертолёта Ка-50 в двухместный вертолёт Ка-52.
22 августа 1997 года Сергею Викторовичу Михееву было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Всё бы ничего. Но ни у кого и мысли не возникало подвезти человека на машине. Особенно в конце дня – до Жуковского. Стоишь на платформе Ухтомская, продуваемой всеми ветрами, холодрыга, а электрички туда-сюда, туда-сюда, и ни одна не останавливается. Хотя бы до Ждановской довезли, а оттуда до Отдыха проще. Нет. Простыл, заболел.

Морской конец

Ходишь в школу, ходишь… и вдруг бац! (из популярного кинофильма).
Начальство вызвало меня и Рудольфа Панкратова в кабинет, и там Марченко, очевидно на время приостановив перепалку с Бородиным и Ерёминым, в категоричной форме, с нотками отчаяния, объявил нам о прекращении работ по морской тематике:
- с Судпромом Ерёмин как ведущий уже всё закончил;
- с городом Пушкиным связаться не получилось, было приказано мне позвонить самому туда и просто проинформировать об аннулировании договорённостей.
Что случилось? – Ничего не случилось, указание сверху.

Я немедленно позвонил своему другу Барашкову, чтобы сообщить о сложившейся у нас ситуации. В ответ он вдруг довольно резким тоном заявил, что их институт переводят «из дворца» в другое место и вообще грозят расформировать и он в данное время озабочен только тем, чтобы как-то удержаться на плаву, и всё остальное его мало интересует.

Я, на всякий случай, для прояснения обстоятельств и уточнения ситуации, заехал сам по своей воле в Главный штаб ВМФ в Москву и застал начальника отдела боевой подготовки, которого я раньше часто посещал, ныне – в весьма мрачном состоянии духа, погружённым в рассмотрение плана посёлка индивидуальных домов для офицеров Штаба. Оторвавшись от бумаг, он поведал мне страшную историю, что его подчинённый, мой друг, трагически погиб, когда они перевозили штабные документы из Клайпеды в Лиепаю и по дороге попали в засаду «лесных братьев».
Что касается изменений… Да-а, что-то варится наверху. Пока что есть, то есть. Поблагодарил меня за проделанную работу по учебному кораблю… Ещё раз глубоко задумавшись, он пессимистично, и даже мрачно заметил, что теперь вся программа скорее всего будет свёрнута. Я, со своей стороны, сбивчиво, но от души выразил ему свою глубокую признательность за чуткое руководство, за предоставленную возможность сотрудничества с прославленными флотскими коллективами и замечательными моряками, во славу советского флота, и вообще за самый яркий период моей жизни. На том мы и распрощались.  

 

8.2. На край света

Прощай, прощай.
(из Петра Лещенко).

Историческая обстановка 1992

1 января 1992 года отменён централизованный контроль над ценами. Начало экономической реформы. “Либерализация цен”. “Шоковая терапия” Егора Гайдара.

Ельцин – министр обороны
14 февраля 1992 года Совет глав государств СНГ официально назначил Министра обороны СССР, маршала авиации Шапошникова Главнокомандующим Объединёнными Вооружёнными силами СНГ, и лишь 20 марта того же года решением Совета глав государств СНГ, на базе Министерства обороны Союза ССР, было официально создано Главное командование Объединённых Вооружённых Сил СНГ.
14 февраля 1992 года Советом глав государств СНГ был создан Совет министров обороны СНГ. Министра и министерства обороны России ещё не было.
Указом Президента Российской Федерации от 16 марта 1992 года на базе бывших структур Вооружённых Сил СССР, расположенных на территории России, было образовано Министерство обороны Российской Федерации и функции Министра обороны Российской Федерации было поручено временно осуществлять Президенту Российской Федерации.
18 мая 1992 года пост министра обороны России занял только что получивший звание генерала армии Павел Грачёв.

31 января – 1 февраля 1992 год в Кэмп-Дэвиде, США, произошла встреча Ельцина с Джорджем Бушем-старшим. Неофициально, без оформления документов. В свитерах. Отметили день рождения друга Бориса.
28 февраля продолжался распад Югославии; Республика Сербская провозгласила свою независимость.
16 апреля свергнут президент Афганистана Наджибулла.
21 апреля в Москве VI съезд народных депутатов утвердил переименование РСФСР в Российскую Федерацию.
15-20 июня состоялись государственные визиты Президента Российской Федерации в США и Канаду. Именно в один из тех дней, в своём выступлении на совместном заседании палат Конгресса США, Ельцин произнёс свои приснопамятные фразы о свержении идола коммунизма, о снятии с боевого дежурства тяжёлых ракет, нацеленных на США, и о Господнем благословении Америки, и России.
1 октября 1992 года в России началась так называемая «чековая приватизация», гражданам во всех отделениях Сбербанка начали выдавать приватизационные чеки, которые в народе получили название “ваучеры”.

В мае 1992 года на здании ФИАНа была открыта мемориальная доска А.Д. Сахарова.

Судьбы поворотная встреча 

Или судьбы поворотный момент.

25-29 мая 1992 года в Физическом институте Академии наук имени Лебедева, в Москве состоялся II Международный семинар по сжатым состояниям и соотношениям неопределённости.
Дмитрий Никонов являлся официальным участником и в соавторстве с В.В. Додоновым выступал с докладом.
Труды семинара были изданы заблаговременно, в виде толстой книги-гроссбуха весом не менее килограмма, все тексты на английском языке.
Дима принёс домой свой авторский экземпляр, мы поставили эту реликвию на книжную полку на видное место.
Сборник на английском языке явно был ориентирован на Запад, прежде всего на Соединённые Штаты.
Понимая важность и ценность изложенных в сборнике научных концепций и идей, американцы пошли на его переиздание. При этом допустили опечатку: на титульном листе нового издания и в тексте была перепутана дата проведения Семинара, вместо месяца мая напечатали, видимо, в спешке, март: March 25-29, 1992. Подумаешь, делов-то.
Кроме того, статья В.В. Додонова и Д.Е. Никонова была перепечатана и опубликована 1 января 1993 года в журнале Центра космических полётов имени Годдарда НАСА.

И вот как раз на этом семинаре произошёл замечательный разговор.
Дмитрий, зная, что среди участников семинара находится американский профессор Марлан Скалли, обратился к Владимиру Ивановичу Манько с просьбой представить ему себя. Владимир Иванович только руками всплеснул: «Так он просил меня дать ему русского студента. Пойдём!» Нашли Скалли.
Манько – другу Скалли, по-английски, конечно:
– Слушай, Марлан, я тебе направлял резюме и все документы на Никонова Дмитрия. Почему от тебя не было реакции?
– Э-э, понимаешь, я недавно переехал из Нью-Мексико в Техас. Видимо, документы остались лежать там, в университете Нью-Мексико, в Альбукерке.
– Ну, ладно, хорошо. Вот тебе сам Дмитрий собственной персоной. Можешь его взять под своё крыло?
– Да-да, это он меня встречал в аэропорту. Верно? Так интересно рассказывал о Москве. И с докладом выступил очень толково.
После чего, обратившись к стоявшему здесь же Дмитрию, при всех окружавших, в том числе при гостях семинара наших друзьях, Нининых однокурсницах, Елене Павловне Черенковой и Анель Фазуловне Мухамедгалиевой, твёрдо заявил:
– Так, Дмитрий, едем со мной хоть завтра в Техас, я приглашаю тебя немедленно на работу лаборантом и там оформим твоё обучение в аспирантуре.
Но Дмитрий наш был парень не промах:
– Нет, не так сразу. Мне надо получить диплом.
– Какой диплом? Он мне не нужен.
– Но он мне нужен. Мне надо окончить институт.
– Ну хорошо. Тогда давай приезжай в сентябре.
И он сформулировал свои обязательства по приёму Дмитрия на работу и в аспирантуру.
На этом все разошлись; большие учёные и так много времени затратили на столь незначительный случай. Последними словами уходившего Владимира Ивановича, обращёнными к Дмитрию, были: «Ты всё понял? Действуй! Учти, Скалли сейчас едет в санаторий “Узкое”, а завтра рано утром улетает домой. Ты должен подписать у него его обязательства для представления их в американское консульство для получения визы».

Всё. Занавес опустился. С Дмитрием остались две самые мудрые женщины, его «тётя Лена» и «тётя Анюся». Именно они потом рассказывали нам с Ниной обо всём происшедшем, в лицах и красках. От скромного Дмитрия не дождёшься, всегда свои заслуги, достижения старается завуалировать, затушевать.
Елена Черенкова немедля взяла бразды управления в свои руки: «Димочка, всё отлично. Сейчас идём ко мне домой, я живу тут рядом, через дорогу. Успокоимся, придём в себя. В Жуковский и обратно всё равно не успеешь. Я найду папину пишущую машинку, напечатаем, а дальше посмотрим, что делать». Так и сделали.

Лена отыскала где-то на антресолях старинную пишущую машинку с латинским шрифтом. Хором сочиняли, печатали. Наконец, бумага был готова. Ночь, транспорт уже не ходит. К счастью, Елена Павловна хорошо знала санаторий “Узкое” Академии наук. Это их, семьи Черенковых, любимое место отдыха, и летом, и зимой. Находится в районе Ясенева и Битцевского леса. Идти от них по Ленинскому проспекту и далее, объяснила, где свернуть, кого спросить; ходу всего-то около 15 км.

И Дима пошёл по ночному городу. Тихо, безлюдно, ясно, безлунно, главное, нехолодно, около +10°. Бандиты, как выразился Дима, тоже спят.
Пока нашёл нужный корпус, было уже около пяти утра, рассвело. Еле-еле успел, Скалли и другие садились на автобус до Шереметьева. На ходу подписал. С этим делом было закончено.
А ещё надо было ехать, чтобы сопровождать остальных делегатов семинара на рынок в Сокольники, где они намеревались затовариться российскими и бывшими советскими сувенирами.

Защита дипломного проекта

Дима превосходно защитил дипломный проект, окончил институт с отличием. Выпускного вечера не было, сразу после вручения дипломов все разошлись по компаниям праздновать-выпивать, а Дима один пришёл домой.

Подготовка

После Семинара, в июне 1992 года Дмитрий занялся вопросами отъезда в Америку и проявил при этом недюжинные способности в достижении поставленной цели.
На ФАЛТе оформили Дмитрию направление в аспирантуру в Техасский университет A&M.
Самостоятельно поехал в американское посольство на улице Чайковского и получил американскую визу. Затем неоднократно посещал министерство высшего образования и добился выездной визы – был тогда такой порядок.
Справка 1:
Техасский университет A&M – Техасский аграрно-технический университет (Texas Agricultural and Mechanical University, TAMU).
В университете имеется факультет физики и астрономии (The Department of Physics and Astronomy).
Справка 2:
Марлан Орвил Скалли (Marlan Orvil Scully), 3 августа 1939 г.р.,
основоположник квантовой теории лазера,
окончил университет штата Вайоминг,
степень магистра и докторскую степень получил в Йельском университете (Нью-Хейвен, Коннектикут),
1969-1972 – доцент в Аризонском университете (Тусон),
1972-1980 – профессор в том же университете,
1980-1992 – почётный профессор в университет Нью-Мексико (Альбукерке),
с 1980 года – профессор в Институте квантовой оптики общества Макса Планка (Мюнхен),
в 1992 году перешёл в Техасский университет A&M (Колледж-Стейшен), на должность заслуженного профессора физики.
Marlan Orvil Scully, August 3, 1939.
Master of Science, Yale University, 1963; Doctor of Philosophy, Yale University, 1966. 1969-1972 – associate professor, U. Arizona, Tucson.
1972-1980 – professor, U. Arizona, Tucson.
1980-1992 – distinguished professor, U. New Mexico, Albuquerque.
Since 1980 – professor, Max Planck Institute of Quantum Optics.
In 1992, he moved to Texas A&M, where he is now Burgess Distinguished Professor of Physics.
Academy of Europe: Scully Marlan (ae-info.org)

Мы начали собирать деньги на билет. Билет нужно было покупать обязательно туда и обратно, дорого. А экономическая ситуация в стране в то время сложилась, мягко говоря, совсем непростая: пустые магазинные полки, длинные очереди, дефицит товаров, рост цен, задержки зарплаты.
Мы заняли довольно крупную сумму денег у друзей, спасибо им; у Нины был составлен солидный список наших долгов.
Пытались продать кое-что из своих вещей, но бесполезно.
Дима уже взмолился: «Ничего не надо, никуда не поеду». Но мы всё-таки преодолели все препятствия, кое-как выбрались из затруднительного положения.

Отъезд

Сентябрь 1992 года.
Проводы были нерадостными. Отправляли сына в полную неизвестность. Кажется, Дима успел на прощание увидеться с Олей К.

Улетел. Неоценимую помощь оказал Володя Долголенко, сын покойного Георгия Павловича.

Будучи в Америке, Дима сдал GRE – выпускной экзамен, тест для поступающих в магистратуру (Graduate Record Examination).

Поступил Дмитрий в Техасский аграрно-технический университет (Texas A&M University), расположенный в небольшом городке Колледж-Стейшен (College Station), примерно на полпути между двумя мегаполисами – Хьюстоном и Далласом.
Дима занимал должность ассистента в группе профессора Скалли на Физическом факультете, преподавал физику студентам, вёл научно-исследовательские работы и сам учился в аспирантуре.
Поскольку Дмитрий в институте занимался радиационной газовой динамикой и лазерными устройствами, Скалли его поставил заниматься газовым лазером.
Затем у Скалли сделали лазер без инверсии. Полупроводниковый.

Мы с Ниной переживали за Диму: как там у него, как он справляется с проблемами, в новых для него условиях.

А у нас на работе творились свои фокусы.

Жуковский вестерн

Неизменно инициативный Ерёмин собрал в конференц-зале самых ответственных специалистов отделения и представил менеджера из Соединённых Штатов, по имени Роберт. В куртке и джинсах, белой рубашке без галстука и начищенных ботинках, он излучал сильную отрицательную энергию. Чересчур правильно произнося русские слова с заметным американским акцентом, приглашённый специалист бесстрастно начал обучать присутствовавших новому, правильному способу оформления деловых писем, оказывается, называемых просто “мемо”.

Название и адрес отправляющей организации (предприятия) – в бланке наверху.
Ниже, столбцом с выравниванием по левому краю страницы, должны указываться следующие атрибуты:
Получатель (Кому) – имя-фамилия (с титулом, званием, если есть), адрес.
Отправитель (От кого) – имя-фамилия.
Дата отправления.
Через интервал – Тема, предмет письма, без использования жаргона или сложных технических терминов.
Через интервал – Обращение к получателю, просто по имени-фамилии.
Через один-два интервала – Текст письма.
В конце – подпись с расшифровкой.
Подобное оформление отменяло использование в письме слов: г-н (г-жа), дорогой, уважаемый, с уважением, искренне ваш – и подобные.

Ерёмин, стоя рядом, активно участвовал в этой так называемой лекции, задавал наводящие вопросы, уточнял, поправлял. Аудитория безмолвствовала, никто ничего не записывал. Я вскипал от негодования.
Закончив с деловыми письмами, Роберт перешёл к сетевым графикам работ. И тут я не выдержал, обратился к Ерёмину:
– Алексей Фёдорович, разве мы не переписывались с массой предприятий? Разве ты сам не составлял огромные план-графики для всех смежных предприятий, работавших на создание комплексного тренажёра?
– Ладно-ладно…
И обратившись к специалисту:
– Что у нас там дальше? Ага, стандарты на схемы и техническую документацию…
Все молчали. Я совсем взвился:
– А  что-о… если новый хозяин (кивок в сторону гостя) вводит новые стандарты на схемы, то как с задержкой зарплат? И будет ли новая оплата?
Ерёмин смутился, предложил пока на сегодня закончить.
Больше об американце я не слышал.
Инструкцию по составлению писем я как любитель канцелярии попросил у Ерёмина и сохранил. Удивительно, наш Алексей Фёдорович внешне не был злопамятным; как внутри, не знаю.

Замечательно: говорили, что в ЛИИ для наших заокеанских “партнёров” было выделено специальное помещение рядом с командно-диспетчерским пунктом (КДП), чтобы они могли с близкого расстояния следить за работой военно-испытательного аэродрома. Более точных сведений об этом я не имел. Многие поколения “шпиёнов”, наблюдавших ЛИИ в оптические приборы с того, дальнего берега Москва-реки, даже не могли помечтать об этом.
В такой высоко научной и хорошо организованной организации, как ЦАГИ, думаю, подобных “ковбоев” не наблюдалось.

 

8.3. Моё восхождение на “Аюрведу”
Мед. кооператив. Авиамеханик Геннадий. ЦБЭЛИС 1994. Пропедевтика.
Пульмонолог. Бутейко

Мед. кооператив

                                                    Закаляйся, если хочешь быть здоров!
                                                      (Василий Лебедев-Кумач).

Махонькина

1993 год. Тёплый майский день клонился к вечеру. Рабочий день тоже был на исходе. Лаборатория опустела; пятница.
Резко зазвонил телефон. Моя жена, Нина: «Выходи, идём к особенному, необычному врачу. Встречаемся у входа в поликлинику». Не мешкая, я спустился вниз, у меня был карманный служебный пропуск, поэтому я прошёл через малую проходную у грузовых ворот и оказался через дорогу точь в точь перед входом в нашу ведомственную спецполиклинику ЛИИ. Подождал немного у ступенек. Нина вышла, и мы направились в сторону клуба “Стрела”. «А что это мы как будто не туда?» – спросил я, не выражая никакого сомнения, только для проформы. – «Туда-туда, сейчас увидишь».
По дорожке мимо клуба  дошли  до общежития корпус № 8.  Знакомая входная дверь.  Тут  я  начал  несколько беспокоиться.   Две ступеньки,  общий коридор,  и сразу напротив  та самая  комната № 12,  где когда-то, до замужества, жила Нина.  В коридоре ни души.

Чудеса! На двери самодельная картонка с надписью: Мед. кооператив “ЭДИТ”. Лишь позже я узнал, что под таким названием при поликлинике ЛИИ два врача: Махонькина Лилия Борисовна и Мухина Светлана Олеговна – образовали медицинский кооператив с направлением деятельности “Электропунктурная Диагностика и Терапия по методу Фолля, гомеопатия и здоровый образ жизни”.

Вошли. Чисто, пусто, и очень бело. Но тепло и уют остались. – Видимо, размер комнаты правильный. Справа у стены два медицинских письменных стола, левый дальний угол занавешен, и всякие нужные мелочи на правильных местах.
За столом сидела Лилия Борисовна Махонькина в белом халате. Обернувшись и поздоровавшись, пригласила Нину сесть за свой стол, напротив себя. Я присел на стул поодаль.
Нина получила в правую руку некий блестящий металлический цилиндр, соединённый проводком с прибором на столе. Левую руку Нина положила на чёрную пластину, лежащую возле прибора. И Лилия Борисовна принялась измерять штырьком, также соединённым с прибором, некие электростатические потенциалы, как я понял, на Нининых пальчиках. Всё это происходило в серьёзном, почтительном молчании, безо всякого объяснения сути и смысла происходящего. Отдалённо мне это напоминало виденный мною в детстве загадочный процесс женского маникюра. Нет, ну конечно совсем не то. Длилось это минут десять-пятнадцать. Освоившись, Лилия Борисовна стала расспрашивать нас о жизни, о семье, о сыне Дмитрии.
Потом настала моя очередь. Лилия Борисовна изучала потенциалы по контуру ногтей, наблюдала показания на приборе, что-то записывала.

В конце приёма мы с Ниной получили рецепты на гомеопатические лекарства и приглашение прийти сюда через неделю. Похоже, мы были одними из первых пациентов этого медицинского заведения.
Я нашёл в Москве гомеопатическую аптеку на улице Кирова и закупил все рекомендованные лекарства; помню только, были красивые, экзотические названия.
В финансовые, так сказать, отношения с врачом Махонькиной я не вникал; этим ведала Нина; мне она ничего не говорила, а я не спрашивал.

В один из следующих дней приёма Лилия Борисовна пожаловалась нам на проблему. Естественное название “Эдит” её медицинского кооператива городские органы отказывались регистрировать, так как уже несколько бытовых кооперативов оказания услуг населению и разные салоны раньше подсуетились и зарегистрировались под этим “красивым” названием. Приходилось теперь придумывать другое наименование.

Узнав от нас (видимо, и не только от нас) об отъезде и условиях жизни нашего сына Дмитрия в США, Лилия Борисовна безоговорочным тоном предсказала нам, что в скором времени мы переедем к сыну в Америку; он женится, дети пойдут, он там обоснуется; естественно, вы сначала съездите посмотреть, а потом – на всю – жизнь. «Ой, ни за что. Здесь работа, квартира, и он вернётся». – «Эх, друзья мои. Уж я-то знаю про вас всё, и через мужа, и от других. Про Ваши, Нина Сергеевна, сложные обстоятельства работы в 14-м отделении, и про Ваши, Евгений Константинович, неприятности с диссертацией и про Звёздный городок; если хотите, знаю всё и про Даревского, извините. В ЛИИ всё про всех известно. Да и мне самой жить осталось недолго…». Неприятный осадок в душе остался у меня от этих пророчеств.

Светлана Олеговна

В другой раз приём вели вместе Лилия Борисовна и Светлана Олеговна Мухина. Выбрав момент, Светлана Олеговна пригласила меня в занавешенный угол кабинета, где, как оказалось, находилась медицинская кровать; приказала мне лечь и показала упражнения массажа области пупка. Считаю до сих пор их полезными.
Затем она повела меня в другое помещение, по коридору напротив наискосок. Почти пустое помещение, только большой шкаф и кресло посредине комнаты. Там она поставила мне пиявок, с кратким объяснением, что они пускают в кровь полезные вещества. Через неделю у меня опять были пиявки. Я откровенно сказал, что они мне не нравятся, и их отменили.

Отметив мой здравый ум и определённый интеллект, Светлана Олеговна спросила, не хотел бы я осваивать вместе с ней Аюрведу. Эверест? – непроизвольно вырвался у меня глупый вопрос. Ну зачем Вы так? – укоризненно заметила она. (Да, интеллектом я не страдал).
Я, конечно, где-то что-то читал про эту индийскую систему медицины. Но во мне сработала система защитных оборонительных комплексов, и я продолжил дурачиться: Йога? Ведические науки? Ведьмоведение? Увольте. – Ну ладно. Извините, я ошиблась.
Больше эта тема не поднималась.

Вскоре каким-то образом бразды правления в данном медицинском кооперативе перешли к Мухиной Светлане Олеговне.
Буквально через месяц Светлана Олеговна пригласила нас с Ниной в свой медицинский корпус, образованный ею на месте пустовавшего детского сада на улице Амет-хана Султана. Там у Мухиной был свой врачебный кабинет, где она принимала пациентов. Она проповедовала тогда только набиравшее популярность направление – здоровый образ жизни (ЗОЖ).
Она организовала группу желающих, которые на просторной светлой веранде выполняли оздоровительные упражнения. Мне понравилось, меня даже охватила лёгкая эйфория; я находился в первом ряду и очень старательно отрабатывал все указания наставницы. Переусердствовал; Светлана Олеговна поставила меня перед строем рядом с собой, демонстрировать образцовое исполнение движений. Помню, особенно мне пришёлся по нраву бег трусцой на месте, с развинченными потряхиваниями всех конечностей, всех суставов.
Всё когда-то кончается, всё когда-то проходит. Незаметно прошло и это.

Спустя годы слышал разговоры, что Светлана Олеговна занималась йогой, летала в небе по ночам и определяла прошлую жизнь. Считал это всё досужими домыслами. Более достоверно, что она руководила медицинским центром в городе Жуковском. Но точно мне неизвестно.

Только здоровье

Я продолжал бегать по утрам. Упорно и настойчиво, в любую погоду, в жару и холод, в дождь и снег. На соседней школьной спортплощадке были скудные спортивные снаряды – турничок и параллельные брусья подниматься на руках. Дома тоже была перекладина в дверном проёме. 18 раз подтянуться и ещё переворот.
Нина уходила на работу пораньше, чтобы вернуться домой пораньше. Мне можно было попозже. Поэтому тёплый душ, завтрак, и быстрым шагом по лесной дорожке, сдерживаясь чтобы не побежать. Как говорится, «летящей походкой».

С Ниной регулярно ездили в бассейн.
Но всё-таки я иногда простывал. Особенно холодно и ветрено было на платформе Ухтомской, когда ездил в ОКБ Камова. Поговаривали, что так называемые “мартовские дети”, то есть люди, рождённые в марте, наиболее подвержены простудным заболеваниям. В эти сказки я не верил, свои недомогания считал чистыми случайностями, не стоящими внимания. Полагал, что жизнь вечна, здоровье бесконечно, всё само заживёт, как на собаке. Главное, не жрать много. Не пить, не курить. И вообще.

Жизнь продолжалась. От сына шли редкие письма, с оказией. Прислал чудесную свою фотографию в ковбойской шляпе на фоне цветистого луга. Мы поставили её за стекло книжной полки и каждое утро здоровались, каждый вечер желали ему спокойной ночи.
На работе коллектив хороший, дружный. Но с зарплатой туго. Мысль, а как тем, у кого оклад поменьше?!
Мама одна, грустит. Заезжать к ней не каждый день получается. Это надо ехать через весь город на набитом людьми 34-м автобусе, со всеми остановками, чуть не час. Покупаю ей чего-нибудь, деньги даю, помогаю по хозяйству, рассказываю о делах на работе, вместе обсуждаем события. Да ещё она сама приезжает к нам, из того же Колонца, привозит что-то вкусненькое или полезное.

Авиамеханик Геннадий

Непростая в то время была обстановка.

Ельцинский госпереворот

Россия в 1993 году подошла к самому порогу всеобщей гражданской войны, постояла и отступила назад.
Окраины уже полыхали вовсю. В Москве развернулась жестокая, кровавая борьба за власть.

14 февраля на съезде Коммунистической партии Российской Федерации (КПРФ) лидером партии избран Геннадий Зюганов.
С 10 по 13 марта 1993 года прошёл VIII (внеочередной) Съезд народных депутатов Российской Федерации.
12 марта на чрезвычайной сессии Верховного Совета России депутаты отклонили поправки к конституции, предложенные президентом Ельциным, а также проголосовали за ограничение полномочий президента.
20 марта президент Ельцин выступил с телевизионным обращением к народу, в котором объявил о приостановке действия Конституции и введении «особого порядка управления», однако, как выяснилось лишь через несколько дней, реально подписан был совсем другой указ. (Ложный, провокационный ход).
23 марта Конституционный Суд Российской Федерации, не имея подписанного указа президента, признал действия президента, связанные с телеобращением, неконституционными, и усмотрел наличие оснований для отрешения президента от должности.
С 26 по 29 марта 1993 года прошёл IX (внеочередной) Съезд народных депутатов Российской Федерации.
28 марта Съезд народных депутатов провёл голосование по вопросу отрешения президента Ельцина от должности. За импичмент Ельцину проголосовали 617 депутатов при необходимых 689 голосах. (Встречаются различные данные результатов голосования, например, 618 при 699).
25 апреля состоялся Всероссийский референдум о доверии президенту Ельцину, а также по другим вопросам.
19 августа президент Ельцин сделал на пресс-конференции заявление о том, что деятельность Верховного Совета угрожает безопасности России.
21 сентября Ельцин зачитал по телевидению свой указ № 1400 с требованием роспуска Съезда народных депутатов и Верховного Совета России. Началась блокада Белого дома в Москве – места заседаний Съезда народных депутатов и Верховного Совета России; здание было окружено войсками, отключены телефонная связь, системы водо- и электроснабжения.
22 сентября Верховный Совет принял постановление о прекращении полномочий президента Ельцина. Временно исполняющим обязанности президента был назначен вице-президент Александр Руцкой. Борис Ельцин отказался уступить власть.
С 23 сентября по 4 октября 1993 года прошёл X (чрезвычайный) Съезд народных депутатов Российской Федерации, который утвердил постановления Верховного Совета о прекращении президентских полномочий Ельцина и переходе их к вице-президенту Руцкому, а действия Ельцина квалифицировал как попытку «государственного переворота».
3 октября введено чрезвычайное положение в Москве.
4 октября был произведён расстрел Белого дома правительственными танками. Ельцин обратился к гражданам России с оценкой событий в Москве как «заранее спланированного фашистско-коммунистического мятежа». Были арестованы Руцкой, Хасбулатов и большинство депутатов, находившихся в Белом доме.
Фактически Съезд и Верховный Совет были разогнаны войсками с применением оружия и бронетехники.
26 октября в Москве было принято правительственное решение об отпуске цен на хлеб; в результате цены выросли почти в три раза: до 190-200 рублей за батон белого и 220-240 рублей за буханку чёрного хлеба.
12 декабря 1993 года состоялось всенародное голосование по проекту Конституции Российской Федерации, одновременно с выборами депутатов Государственной Думы и Совета Федерации – палат Федерального Собрания – российского парламента.
23 февраля 1994 года Государственная Дума приняла постановление об амнистии участников октябрьских событий 1993 года (хотя суд так и не состоялся). Участники событий согласились на амнистию, хотя и не признали себя виновными. Все следственные действия по событиям сентября-октября были прекращены.

ТВ

Дома в 10 часов утра понедельника 4 октября 1993 года вместе с женой Ниной мы наблюдали по телевизору отвратительную, позорную сцену расстрела Белого дома из танков. Задержались специально, на работу пошли попозже. Следили, как не спеша перемещались танки по набережной, прицеливались, стреляли, занимали другую позицию, вновь и вновь творили своё гнусное дело.
Репортаж в прямом эфире, по-хозяйски расположившись на балконе гостиницы “Украина”, прямо напротив Белого дома, вела американская телевизионная компания CNN, и ей угодливо предоставили экранное время российские телевизионные каналы.

Теперь, по прошествии лет, это сочетание стран, участников и событий с названием гостиницы представляется как некий символ, “чёрная метка” нам всем из ада. Но тогда никто ничего не заметил, не придал этому никакого значения.

Через пару дней мы с Ниной съездили в Москву к своему доброму знакомому, который имел возможность установления телефонной связи с сыном Димой. Он показал нам свои фотографии разбитого, обгоревшего Белого дома, и похвастался, что у него был продуман план действий на любой вариант развития событий.
По телефону Дима сообщил нам, что он тоже видел по телевидению ту незабываемую картину расстрела.

Новогоднее

Декабрь 1993 года. Почти весь месяц стояла тёплая погода. Наконец, выпал снег, и получилась снежная каша с гололёдом внизу. Постоянно сыпала изморось, а то и дождь хлестал. В двадцатых числах снегу хорошо подвалило, но температура держалась постоянно около нуля. И вдруг в конце декабря резко похолодало.

27 декабря 1993 года, понедельник. Ничего не хотелось делать, весь месяц неважное самочувствие, непонятно отчего. Пробежки по утрам отменил, зарядка тоже не шла. Давило в груди; в горле слышно было пели какие-то дудочки разноголосные. Непонятно, что бы это значило? Горячий чай или кофе немного подействует, потом всё снова.
Нина, приготовив мне завтрак, убежала на работу. Наскоро поел, побросал бумаги, распечатки в “дипломат”, тоже отправился на работу.
Перебрался через высокий снежный вал по краю леса вдоль улицы Амет-хана Султана. Пошёл не спеша по зимнему лесу. До проходной ходьбы-то минут пять-семь, но что-то ноги отказали, стали подкашиваться. И вдруг сильнейший удушливый кашель, аж присел на месте. Встал, придержался за сосну, дыхание частое, грудь разрывается, боль не отпускает. С трудом вернулся домой.

Помню, приехала скорая, сделали укол в вену, скомандовали: «Одевайтесь». Две симпатичные девушки повели под руки: «В больницу». – «Может, не надо?» – «Надо, надо».
Городская больница – двухэтажный инфекционный корпус – была переполнена. Меня положили на кровать у стены тёмного коридора, на втором этаже. Поставили капельницу. Состояние совсем никуда, голова раскалывалась, руки, ноги не мои, глаза не открывались. В рот ничего не брал. Как справлялся по нужде, непонятно. С утра до вечера мимо меня сновала масса народу, туда-сюда.
Так прошло несколько дней и ночей.
Под самый праздник Новый год заметил, что поток посетителей иссяк, но началась беготня медперсонала с позвякивавшими сумками, полными бутылок шампанского и водки, как я сумел предположить.

Мучения

В глаза ударил яркий свет. Всё белым-бело. Это меня перевели в больничную палату, на 8 человек. Причём заняты были только две кровати, рядом со мной и в дальнем углу у окна. Нянечка, полная женщина с отёчными ногами, сама, похоже, не очень здоровая, протирала пол, разбирала постели. Бурчала: «Больные называется, отдых им здесь, на праздник выписались, потом опять все явятся». Я понял, что наступил Новый год.
Слышался родной голос Нины: «Зав отделением, скажите, где лечащий врач, где дежурный врач? Вот это что, тряпка?! Это грязь! А это бельё называется?» В ответ: «Я сама скоро отсюда уволюсь, найду другое место, где хоть как-то платят».

Нина принесла поесть, и жизнь сразу стала получше. Небо в окне, птички летают. Но чувствую, как лёгкие, бронхи, все внутренности страшно, неумолимо заполняются вязкой мокротой, надвигается нечто грозное, мучительное.
Всё ясно, заключение вынесено: бронхиальная астма тяжёлого течения с приступами удушья, с частыми обострениями и выраженными нарушениями функции внешнего дыхания.

И действительно, каждую ночь задыхался, надрывно кашлял. Сосед, дряхлый старик, высунется из-под одеяла, прохрипит: «Иди в коридор, там кашляй». Не возразишь.
В коридоре ни души. Тусклый свет ночников. Напротив, по другой стороне коридора, небольшой салон, отделённый от коридора стенкой из зелёной листвы. Странно, мелькнула мысль: такое ограждение называется решётка-трельяж; не шпалера, шпалера чаще в саду или на плантации. А помещение, видимо, когда-то было телевизионной комнатой, от которой остались только диван и два кресла. Да ещё декоративные, изящные деревца в горшках по углам. Хорошо, что не фикусы и не пальмы; не люблю.
Восхищаться бы красотой, но не до того. Хорошо хоть не холодно. Удушливый кашель разрывает грудь, впору на стенку лезть. Ходишь, бродишь туда-сюда. До утра. И когда уж совсем невмочь, падаешь на кровать свою в забытьи.

Днём врачей тоже не было. Иногда медсестра ставила мне капельницу.
И так все десять дней новогодних праздников-каникул.

После праздничка

Новогодние праздники заканчивались. Как и ожидалось, начали подтягиваться пациенты. Пришла врач, посмотрела, послушала меня. Наметили план лечения.
Вдруг. Я уже говорил неоднократно про это вечное “вдруг”. Наметилась какая-то суета, беготня. Входили, выходили люди; в соседних палатах – то же самое слышно было.
Во главе свиты важно появился в белом халате с бородкой, подержал рукой за спинку выбранной кровати: «Сюда!»; удалились. Мгновенно прибежали нянечки, медсёстры, сменили постельное бельё, положили новое одеяло, взбили подушку. Потом возникли нездешние стройные девушки, поставили вазу с цветами на тумбочку, за ними – мужчины с полными сумками, и рядом с цветами нарисовались фрукты и лакомства, что-то было аккуратно уложено внутрь тумбочки. Мы, обитатели палаты, созерцали всё это действо, изумлённо раскрыв рты.
Наконец, прибыла процессия с медицинской каталкой, на которой возлежал парень, интересный, русский, в фирменном спортивном костюме. Его переложили на кровать, вокруг него скучился народ, слышались характерные звуки и присловья типа: будь здоров, чтоб всё было тип-топ и нормалёк.
Но это было только начало. Не давая человеку опомниться, собрали консилиум врачей; что-то решали вполголоса. Поставили капельницу и всё что нужно. Наконец, дали человеку отдохнуть, поспать.
В последующие дни вокруг него продолжали кружиться всякие нимфы и наяды в накинутых белых халатиках, кормили чуть не с ложки; только слышно было заботливое: «Это можно. А это нельзя».

При ближайшем же приходе Нины я с вопросительным видом кивнул ей головой в сторону нашего знаменитого пациента. Нет, неизвестен и не знаком. И вообще вызывает отрицательные эмоции. – У меня тоже. Ну и ладно.
Вот он уже стал сидеть, ходить. Курильщиков быстро отвадил: Не курю.

Его история

И неожиданно, выделив меня из всех других, этот странный парень подсел к моей кровати и – не за один раз, а с перерывами на обед и сон – поведал мне свою трогательную историю. Которой хватило бы, скажем, на хорошую короткометражку.
Звали его Геннадий. Фамилии своей не назвал, да я бы её здесь и не стал приводить. Работал авиамехаником в составе базировавшегося на территории ЛИИ подразделения корпорации “МиГ”. Из нескольких вопросов ко мне я понял, что космической тематикой, да и вообще любой другой, кроме самолётной, он совершенно не интересовался, и все эти вещи, впрочем, как и остальные люди, были крайне далеки от него. Как говорится, я и только я.

Называл себя «хозяином» самолёта МиГ. Какого именно, точно не вспомню. В конце концов, это здесь и не важно. Из новостей слышал, читал про МиГ-21, МиГ-25, а отличить даже по виду не смогу. Главное, называл свой самолёт Геннадий так нежно, поэтично: «птичкой». Сдавал лётчику машину в полёт и принимал. Ухаживал за машиной, как за верным боевым конём. Ездил с машиной, куда прикажут, на разные авиасалоны, аэрошоу, показательные выступления по всему миру.

Рассказывал: где-то в Сингапуре поставили его самолёт на ночь на дальнюю стоянку. Приказали охранять. Вышел, справил малую нужду на колесо; глядь, на соседней стоянке – американский самолёт; дружная компания как раз выходила из него и шумно рассаживалась по местам в присланный за ними автомобиль; так эти гады, садясь, насмехались, делали «русскому» разные неприличные жесты.

Получилось так,  что со временем  его  перевели  на другой,  новый самолёт  той же марки.   Поехал лично на завод-изготовитель; там залез внутрь машины, осмотрел, убедился в наличии каждого устройства; забираясь в самые дальние углы, проверил все кабели на вид и на соответствие кабельной схеме; оценил визуально и наощупь важнейшие механические узлы и связи. Не забыл и про внешний облик, навесное оборудование. В общем, составил для себя полную картину самолёта.

Преодолев все препоны, сумел доставить самолёт в ЛИИ! И тут случился развал Советского Союза. Денег не стало, запасы топлива-керосина иссякли, лётчики ушли на другую работу, самолёт, не сделавший ни одного полёта в ЛИИ, заперли в ангаре, сам механик оказался не у дел.

И теперь мы подходим к кульминации истории.
Совсем недавно, где-то в середине декабря сидели все технари у ангара, “забивали козла” (домино). Вошёл мужик, распальцованный, с золотой цепью на шее. Предложил работу: перегрузить товар из фуры в грузовой самолёт, здесь недалеко, всё готово. Каждому по сто баксов. Сошлись на двухстах. Погрузка пошла, всё бегом. Разваливавшиеся картонные коробки с бутылками, фруктами приходилось тут же на ходу укреплять, заклеивать лентой, бутылки на руках носить. Потребовали увеличить оплату до трёхсот – не против. Сделали дело, рассчитались. Потные, мокрые до нитки, пошли греться, сушиться в местную каптёрку. Включили все обогреватели, не помогло.
Так и пришёл домой. Квартира в Жуковском. На валютную выручку накупил спиртного. Сел в комнате в кресло один, обложился бутылками, включил телевизор, да и не вставая провёл так все дни и ночи, там и спал. Начавшийся кашель, боли заглушал коньяком, виски. Заглядывавших в дверь увещевателей забрасывал бутылками, только осколки стекла летели кругом. Кровавые сгустки, «куски лёгкого», схаркивал в тазик на полу.
Наконец вернувшиеся из отпусков друзья связали его по рукам по ногам и на скорой привезли в больницу, сюда.
Врачи определили: обширное поражение лёгких, местами некроз. Нужна срочная операция.

Вот такая история. За всё время нашей с ним беседы, вполголоса, ни один из соседей по палате не проявил, даже внешне, никакого к нам интереса.
Я сам, не прервав рассказа ни охом ни вздохом, по окончании повествования счёл нужным сказать ему доброе слово: Ты здоровый, толковый мужик. Твоя история произвела на меня сильное впечатление. Молодой, справишься. Бросай пить. Жена, дети есть? Нет? Женись, заведи детей. Потребуй у начальства трудоустройства. Всё у тебя будет хорошо.

Меня подлечили, выписали. Геннадия готовили к серьёзной операции. Уходя, я пожелал ему удачи. Больше о нём я не слышал.

ЦБЭЛИС 1994

ЦБЭЛИС – Центральная больница экспертизы лётно-испытательного состава. В городе Жуковском.

Приступы

Вернулся я домой после лечения в городской больнице ослабленным, измученным, сгорбленным стариком с потухшим взором и шаркающей походкой – и страшно голодным. Нина принялась приводить меня в порядок и откармливать. Надо сказать, довольно умело и качественно.

В понедельник я явился на работу. Еле дошёл, неоднократно останавливаясь отдохнуть по пути. И Рудольф сразу меня “обрадовал”: по причине холода и простуды на Ухтомскую мне ездить не надо, наш стенд с моей компьютерной программой работает вполне нормально. Более того, задачу прицеливания местные специалисты перенесли на свой большой стенд, и наш стенд им скоро вообще будет не нужен. А наше руководство предприятия, воспользовавшись моментом, всю эту нашу «партизанскую» самодеятельность с ОКБ Камова в спешном порядке, так сказать, и приостановило.
Ну что ж. Официально никаких договоров, контрактов, планов совместных работ у нас с ОКБ Камова, действительно, не существовало, оформленных результатов проведённой работы не появилось. Работали мы с ними за свою зарплату. Спасибо от генерального Михеева получили. Что ещё надо?

Мы в своём отделе принялись с ещё большим рвением заниматься инициативной, в задел, работой по созданию настольных обучающих комплексов, наглядных учебных пособий и электронных комплектов эксплуатационной документации для лётчиков, моряков, персонала атомных электростанций.

Самочувствие моё оставляло желать лучшего.
И не желая того, на двадцать шестом году нашей совместной жизни, я причинил своей Нине очень большое огорчение, поставив её в неловкое положение.
Получилось так, что когда я попал в горбольницу, Нина пошла к главврачу поликлиники ЛИИ, спросила, почему не уберегли здоровье ответственного работника СОКБ-НИИАО и чего стоит хвалёная диспансеризация руководящего состава. На что главврач в ответ показал ей мою медицинскую карточку, где мои любимые – такие коварные – участковые врачи всё записывали: отпросился с больничного на работу, просил закрыть досрочно больничный в связи со срочностью работ и так далее. Сказать нечего. И тогда праведный гнев был обращён на меня: кем ты меня выставил, и где теперь эти твои срочные работы, кому нужны теперь все те твои «подвиги», и где теперь твоё драгоценное здоровье? Уж на что я смирный, так совсем присмирел, отмалчивался. Но Нина на этом не успокоилась, и досталось всем моим ближайшим «бездушным» друзьям-коллегам по работе, и всем моим «безответственным» начальникам. А мне в дальнейшей жизни обо всём этом то и дело, бывало, припоминалось.

Тем временем приступы астмы, особенно ночью, у меня учащались. Вызывали скорую на дом; медики приезжали беспрекословно, делали внутривенно магнезию. Немедленно открывался влажный кашель с выделением, извините за подробности, мокроты зеленоватого цвета да ещё с включениями в виде мелких палочек-зёрнышек тёмного цвета; мне поясняли, что это слепки с бронхов, застарелая мокрота.
Постепенно становилось легче; доктор и сестричка, по-человечески тепло и участливо побеседовав, удалялись.
День-другой, и всё повторялось.

Полагаю, в эти дни Нина совместно с лучшими своими подругами: Светой Калинкиной и Людмилой Плисак – повстречались и поговорили с нашими прекрасными друзьями – врачами ЦБЭЛИС – Валентиной Емельяновой и Марьяном Яромой. С ними мы постоянно и часто встречались на вечеринках, днях рождения в кругу нашего большого, дружного коллектива: Жулёвы, Берестовы, Дедеши, Никоновы и все-все. Теперь был другой повод: Что делать с Никоновым? Видимо, вопрос решился.
И вот 5 апреля 1994 года, во вторник, почти сразу после моего дня рождения, я отправился на лечение – в ЦБЭЛИС.

Марьян Степанович уже ждал меня в своём кабинете. Было обоюдное желание пообщаться один на один, что редко удавалось раньше:
– О, бель ами! Помню ту Вашу книжку Мопассана.
– Да вот же она, в ящике стола. Перечитываю. Теперь взялся за английский, но не идёт, французский мешает. Как Дима, пишет, звонит?
– Пишет. Всё хорошо.
– А Вовка не слушается. Впрочем, нам уже надобно идти к Валентине Васильевне, она у нас зав отделением (чуть заметная гримаса), ждёт нас. Обговорить план лечения.
Я никогда не думал, не догадывался, что у них какая-то своя субординация. Ну да ладно.
Напоминание:
“Милый друг” Мопассана (“Bel Ami” Guy de Maupassant).
Помнится, эту книжку я видел у Марьяна Степановича на базе отдыха в Дивноморском аж в 1981 году! До сих пор почитывает.

В кабинете у Валентины Васильевны ахи-охи продолжились. Проскочила фраза: «Теперь вот мы понадобились…» (Скрытая обида? Не поймёшь). Всё обсудили. Немедленно приступаем к лечению. Обещали друг другу сделать всё зависящее.

Высший класс

Марьян Степанович повёл меня в отделение. Лучший номер люкс. На одного. Санузел, душ. Рядом в коридоре пост дежурной медсестры.
Выписали лекарства. «Будем наблюдаться».
Рекомендовано откашливать мокроту в баночку, для анализа. Дверь оставлять на ночь приоткрытой, чтобы медсестра слышала.
Каждое утро Марьян Степанович обязательно спрашивал у медсестры: кашлял?, хорошо.
Горячий душ для облегчения дыхания, чтоб мокрота отходила.

Уж скоро и обед. Столовая небольшая, уютная. Столики на четверых. Мой столик в центре. За столом, кроме меня, сидели двое лётчиков, в летах, ждали результатов комиссии, хмурые и молчаливые: здравствуйте, приятного аппетита и более ничего; одно место за столом было пока не занято.
Кормили отлично. Полагалось делать заказ меню на завтра.

Спустя много лет, я подумал, что те двое мрачных товарищей за столом могли и не быть лётчиками. Ведь вот и я – какой я лётчик?! Не исключено, что имелся в наличии “маленький гешефт” больничной администрации. Или не маленький.
И опять же. ЦБЭЛИС я уже посещал – в 1990 году; правда, на другом этаже. И видел солидный документ платежа за моё лечение. А в описываемом 1994 году мне, тяжело больному, было абсолютно ни до чего. То есть, как оформлялись финансовые дела моего пребывания в больнице, мне было неизвестно.
Впрочем, какая разница.

Мне прописали массаж. Пошёл туда знакомиться. Огромный пустой зал, массажный стол посредине. Массажистка опытная: «Я для Вас Алла. Вижу, новичок в наших делах. Сразу предупреждаю, никаких вознаграждений и подарков, дорожу своим местом и репутацией. Вот карточка посещений, указаны даты и время». Похоже, она в одном лице была и врач-физиотерапевт, и исполнитель.
Массаж понравился.

В общем, всё это было как настоящий лечебный санаторий, насколько я его представлял себе.

Через несколько дней моего пребывания за нашим столом появился не кто-нибудь, а сам Анатолий Квочур, заслуженный лётчик-испытатель. С постоянным недовольным бурчанием: «Безобразие, посадили меня сюда на две недели. Мне что, делать нечего. Служба не ждёт. Чтоб – за три дня – провести все испытания, и снова за работу».
К каждому завтраку, регулярно, молоденький капитан приносил ему кипу документов; Квочур быстро просматривал их, что-то сразу подписывал и возвращал, что-то оставлял себе. Из своей папки отдавал подчинённому: «Я тут материал переделал, доведи его до ума сам и отправь, а автору сего пригрози моим указанием о неполном служебном соответствии, хех».

В скором времени нашего Квочура уж и след простыл. Место это так потом и пустовало.

Бронхоскопия

Марьян Степанович серьёзно занялся моим лечением. И пришёл к выводу: необходимо проводить эндоскопию лёгких и бронхов, на медицинском языке – бронхоскопию. Как он мне объяснил, это метод мониторинга и лечения слизистой оболочки бронхов при помощи специального гибкого зонда – бронхоскопа, вводимого внутрь лёгких через носовую полость. Делать будет профессионал высшего класса, врач пульмонолог и эндоскопист Гаврилов Кирилл Андреевич. (Фамилия, имя здесь мной изменены).

Просмотрев мою медицинскую карточку и выслушав мои пояснения, мой прославленный и знаменитейший врач пришёл в неистовый гнев и ярость: «Вы что там обалдели?! Зачем они повели тебя на гормонах? Как ты согласился? А, ну ясно, налили тебе неизвестно чего в капельницу. Идиоты. В результате посадили надпочечники на ноль, просто загубили их. Ладно, будем лечить».

Объяснил мне, как глотать носом зонд с проводочком. Попробовали. – Ужасно. Но получилось.
Он двигал зонд внутри,  наблюдал,  потом заливал в зонд лекарство  и  по нажатию спускового крючка  брызгал что-то там внутри.  Я всё терпел.  Лишь бы только выздороветь.
Он вошёл во вкус. На следующий день позвонил Марьяну: «Зайди». Зашёл. «Вон смотри, внизу слева. Да?» – «Да». – «Нажимаю курок. Нету?» – «Нету».
Он чистил мне лёгкие. А ночью всё снова накапливалось, душил жуткий кашель.
И так каждый день.

Весь день брожу не нахожу себе места, ни о чём не думаю. Только бесконечно длинный переход в соседний корпус. Притащусь, сижу, слышу невнятное бормотание: «О-о, чё-то сегодня побольше. Чё ел, ничего? Ладно, тогда начнём по новой».
Это чоканье засело у меня в голове.

Однажды, был вообще кошмар. Он копался у меня в лёгких, и вдруг погас свет; темень; писк приборов плавно перешёл на бас – и всё смолкло. Доктор рванулся к телефону: «Ты так-перетак опять выключил без предупреждения! У меня больной на ниточке висит еле жив. Включи немедленно, потом разберёмся». Всё включилось. Доктор медленно вынул приборчик из моих внутренностей и отпустил прийти в себя, до завтра.

Марьян видел, что я хожу уже подыхаю, и не без скандала прекратил эту пытку.
«Будем подбирать лекарства».

Знак качества

Моё состояние не улучшалось.
И когда трудно, начинается разброд и шатание.
Марьян начал тайком, исподволь жаловаться мне, что зав отделением Емельянова ничем ему не помогает, что она «незаконно» занимает свой пост, что у него почти готова диссертация, а ему не дают ходу, и всё потому, что он из Черновцов, с Украины.
Подумалось: мне только этого ещё не хватало, разбираться сейчас, кто где и кто откуда.

Однажды Марьян Степанович произнёс, как бы размышляя вслух:
«Где-то слышал, то ли читал, такое интересное. Лёжа на кровати, опускать голову и часть туловища через край кровати вниз, как бы в поисках тапочек. При этом ты сдавливаешь грудную клетку, у тебя сжимается область лёгких, задерживается дыхание, и состояние организма улучшается. Чтобы лучше разобраться в происходящих при этом процессах, мне надо будет как следует покопаться в медицинской литературе».
Явно описывал внешние проявления, без физиологии и медицины. Похоже, слышал он нечто относящееся к методу Константина Бутейко. Но, это всё тогда так и осталось втуне.

Нет, ну в конце концов, наши с Марьяном воля, напор и натиск всё-таки привели к благотворному результату. Чему-то я научился. Одно слово – лечиться – чего стоит. Я к медицине относился – сам не знаю как. Как писал Пушкин, мы ленивы и нелюбопытны. Знаю только “болит живот” и “болит в груди”. Где что, если нужно точнее, не знаю, и знать не хочу.
А тут Емельянова и Ярома вызывают меня в кабинет и с таинственным видом подготавливают меня. Одна говорит, я всю жизнь принимаю каждый день такие-то таблетки, другой – а я такие-то. И вот теперь Вам, меня по имени-отчеству, теперь надлежит принимать каждый день таблетки, которые мы Вам выписываем. – Как?! Мне?! У меня где-то похолодело, а где-то стало горячо. Ой, какая трагедия: каждый день на всю жизнь лекарство.
Кое-как смирился.

При выписке меня из больницы Марьян был рад как ребёнок. Нине он кричал: «Принимайте. Гарантия 100%. Даю знак качества».

Знак качества не продержался и месяца.
На майские праздники у меня опять началось обострение, вызывали на дом скорую. Никуда, в том числе, и на дачу я не ездил.
Лето было жаркое, мне было получше.
Осенью опять всё началось по новой. Скорая отвезла меня в больницу, всё в тот же двухэтажный корпус. Только теперь у меня была шикарная палата на двоих.

Врачи определяли: лёгкие у меня занимают всё пространство грудной клетки, однозначно бронхиальная астма.
Как-то зав отделением городской больницы вызвал меня к себе в кабинет и сказал: «Попробуем решить ваши проблемы на высшем уровне». И позвонил своему знакомому, в Москву, прямо при мне: «Слушай, тут у меня интересный экземпляр. Астма. Для показа студентам». И так далее.
Закончив разговор, он приказал мне: «Так. В понедельник. Вот адрес. С утречка пораньше, чтобы успеть до обеда».

На работе я рассказал всё своему начальнику Рудольфу Панкратову, и он вызвался отвезти меня на своей машине.

Пропедевтика

3 октября 1994 года, в понедельник, мы ехали в Первый Московский медицинский институт, в отделение пропедевтики (новое слово!), в приёмное отделение. Тёплый осенний денёк, по небу ветерок гонит тучи и облака. До института доехали быстро, там начали спрашивать; показывали нам всё не туда, запутались, заблудились. Вылезли из машины у похожего корпуса, кто-то заорал: бегом, туда за угол, скорей, а то они сейчас закрываются. У меня сильная одышка, воздуха не хватает, хочется присесть или прилечь; Рудольф хватает все мои вещички и тащит меня за собой: давай, давай, быстрее. Успели, спасибо ему.
Меня оформили всё как полагается, положили на лечение.
Палата большая, светлая, на восемь человек.

Обход 

Познакомился с врачами. Каждое утро медицинский обход, причём во главе группы была доктор, изумительно похожая на артистку Людмилу Касаткину в возрасте; мне казалось, она знала об этом сходстве и чуточку подчёркивала его.
Назначили мне лекарства, капельницы, дали баночку размером с майонезную, в которую следовало откашливать мокроту; за сутки баночка наполнялась почти до краёв. На каждом обходе содержавшуюся в баночке жидкость внимательно осматривали, уносили с собой, а взамен ставили на тумбочку пустую чистую.
Отмечали, что в начале лечения мокрота имела зеленоватый оттенок, а с каждым днём становилась всё более прозрачной, мутновато-серой.

После обхода медсестра с нянечкой приносили мне капельницу, умело вводили иглу в вену, открывали наверху крантик, и всё: «А теперь поспать». Вечером новая капельница. И так целый месяц.
Из всей палаты больше никому не ставили капельниц, у них были свои болезни и своё лечение. За всё время пребывания там ни с одним я не познакомился, не перебросился ни с кем даже парой слов.

Сходил проверил столовую, еда не понравилась.
И тогда, нежданно-негаданно словно ангел с небес, появилась красавица Валечка, студентка второго курса этого медицинского института, соседка с нашего двора по улице Осипенко города Жуковского, и стала каждое утро доставлять мне домашнюю еду, приготовленную моей Ниной. Валя вбегала в нашу палату, в своём белом нарядном халате, перед началом своих занятий, оставляла у меня на тумбочке всякой снеди на завтрак, обед и ужин, а то и записку от Нины, забирала “возвратную тару” и исчезала до следующего дня.
По выходным иногда приезжала Нина. Это уже был настоящий, радостный праздник.

Действо

Через неделю пребывания в клинике попросили моего согласия, чтобы ко мне приходили осмотреть и послушать студенты-медики.
И действительно, началось.
Судя по доносившемуся шуму, студенты под руководством преподавателя собирались в коридоре перед дверью нашей палаты. Входили небольшой группой, человек по восемь, с тетрадками в руках, все в белых халатах. Толпились около моей кровати, сначала опрашивали меня о моём здоровье. Я отвечал спокойно, сдержанно, диктовал, чтобы успели записать: возраст 56 лет, когда и как заболел – год назад, недолеченные бронхиты, как лечился – перечислял. Затем я с готовностью снимал пижаму, и они, каждый со своим стетоскопом, слушали мои лёгкие, в то время как я уже привычным, отработанным способом «дышал – не дышал». Более ничего. Они молча уходили, входила следующая партия студентов. Так сеанса три-четыре. До следующего дня. Иногда слышались не относившиеся к делу разговорчики какой-нибудь студентки с преподавателем: «Спросите меня ещё раз, пожалуйста». Или, было, один студент другому: «Вот здесь послушай. Бронхила атрофирована». (Насколько я помню). Тогда я подумал: «Какой неэтичный студентик».
Подходили послушать и моих соседей по палате.
Недели через две это мероприятие закончилось. Очевидно, соответствующий раздел учебной программы был пройден и студенты продолжили дальше курс обучения по другим органам.

Я бродил по коридору. Видел лестницы, ведущие на верхний и нижний этажи, по которым люди снуют туда-сюда. У меня совершенно не было сил ни подняться хоть на одну ступеньку, ни спуститься.

Стоя возле поста медсестры и ожидая выдачи таблеток как чуда выздоровления, я с завистью смотрел на молодую красивую девушку, радостно щебетавшую: «У меня ремиссия, у меня ремиссия». Хоть кому-то на этом белом свете хорошо. А у меня, выходит, обострение.

Королева

Я подходил к телевизионной комнате на своём этаже и издалека посматривал фильм или новости. Сидеть там не хотелось. Тянуло полежать на своей кровати.
Но оказалось, именно в это время, с 17-го по 20 октября 1994 года, с понедельника по четверг, английская королева Елизавета II посетила с визитом город Москву.
Ну что, я посмотрел, как на каком-то приёме за обеденным столом королева говорящим взглядом смотрела сверху вниз на сидевшего рядом Ельцина, а тот ей показывал, дескать, садись, чё ты стесняешься.
И потом как схватывались друг с другом пациенты-телезрители, видите ли, кто-то не то сказал. Так чуть не в драку, кто за алкаша, кто против. Первых, конечно, было явно в меньшинстве, двое или трое. И я сделал вывод, что “сторонники” лечатся в другой больнице.

50

За месяц лечения, как обычно, наступило некоторое улучшение. Стали говорить о выписке. Я предположил для себя, что на мне проводили медицинский эксперимент:  50 капельниц по две в день – что получится?
Выписали. Ходил на работу от улицы Осипенко через лес-треугольник до улицы Туполева (бывшая Речная). Отдыхал через каждые десять шагов. Помещение наше было в корпусе на втором этаже, невысоко. Обратно с работы шёл таким же путём. Обязательно нужно было посидеть на скамейке во дворе около пятиэтажки, где жили Виноградовы и Никулины. Стеснялся, вдруг увидят в окно: чего это он сидит.

А ещё мне показалось, что после 50 капельниц в вену за один месяц мои милые, мои умные сосудики стали боязливо, глубоко прятаться от страшных шприцов. Только серьёзным процедурным медсёстрам теперь удаётся найти, добраться до желаемой точки на моём локтевом сгибе. Я это тотчас отмечаю. А чуть только не самый опытный исполнитель, так сразу в панике начинает искать вены да хоть на моих пальцах.
И это не считая того, что от постоянного надрывного кашля у меня появилась бедренная грыжа. Что с ней делать, не вырезать же.

Пульмонолог

При выписке из клиники пропедевтики меня прикрепили к самому лучшему пульмонологу города – Марине Евгеньевне Зайцевой, врачу городской поликлиники. Принимал таблетки целестона. Врач выписывала бесплатный рецепт. Но в аптеке на улице Пушкина угол Чкалова повесили объявление: Бесплатных лекарств нет. Что-то в этом роде.

Я приходил на приём к врачу, и мы с ней вместе удивлялись, почему у меня появились чёрные пятна на руках, на ногах, на теле, наконец, на лице у правого виска. Непонятно. Через несколько лет предположил: кровоизлияния мелких сосудов под кожей; так или нет, не знаю.

Как-то раз в время приёма Марина Евгеньевна, так, на всякий случай, сообщила мне, что в Америке лекарства от астмы лучше, написала названия и рекомендовала попросить сына прислать мне. Я почти не удивился её осведомлённости, рецептик положил в карман, но ходу ему не дал, знал, что сын сам пока ещё не  вполне  там  устроен.

Бутейко

                                                                                                 Иногда помощь приходит оттуда, откуда её не ждёшь.
                                                                                                   (Фольклор).

Встречи

Как-то моя сотрудница Нелли И. рассказала мне, что у них дома некоторое время проживал легендарный доктор Константин Бутейко. Он излечил от бронхиальной астмы её маленького сына. Примерно так он говорил мальчику: «Ты мышка, а рядом ходит огромный страшный кот, который хочет съесть тебя; не дыши, а то он услышит, терпи». Примерно такими задержками дыхания и ещё чем-то вылечил ребёнка. Интересно.

А затем совсем судьбоносный случай. Шёл я, помню точно, от угла улиц Амет-хана и Гарнаева в сторону своего дома, а навстречу мне – мой добрый приятель Лёня Зимин. Привет-привет. Они семьёй тоже переехали из старого дома на улице Дугина куда-то сюда в новый дом на улице Чкалова. Мы на ты. И он мне: «Я слышал, у тебя эта самая астма. Я тебя научу. Не на улице же. Пойдём ко мне».
Лёня был лично знаком с Константином Бутейко. Который придумал волшебный метод, называемый методом Бутейко: не только влиять на мокроту задержками дыхания, но и удалять мокроту из лёгких, прочищать бронхи. Чтобы прочищать, нужно почувствовать, что где-то там скапливается, скопилась мокрота, и тогда движением носоглотки сделать что-то вроде шмыганья носом, но совсем другое, внутреннее, громкое, с почти неприличным звуком, похожим на хрюканье, только в горле; а именно, втянуть себе в горло мокроту и проглотить её; она не вредная, а может, даже и полезная.

Так мне толково всё Леонид Зимин рассказал, объяснил, показал.
Лёня сам сильно болел бронхиальной астмой, но научился «прочищаться», и теперь он у себя на строительстве дачи ворочает лопатой, размешивая бетон в железной ванне.
Спасибо тебе, дорогой Лёня Зимин, теперь я другой, почти совершенно здоровый человек.

Говорили, что врачу Константину Бутейко медицинские власти не разрешали лечебную практику, и он “шёл в народ”, лично применяя свой метод.  Даже жил в квартире у подопечных, если пускали к себе.
Конкретно, в городе Жуковском я знал двоих людей, близко знавших доктора Бутейко.

Воспоминание-вспышка

Солнечное весеннее утро. Звонок в дверь. Мы с Ниной выскочили встречать неизвестно кого и увидели на пороге чуть запыхавшуюся красавицу в модном спортивном костюме.
– Ой, Алка! Заходи, – вскрикнула Нина. Кивнула мне: «Это Алла Блынская, моя однокурсница. Сто лет не виделись».
– Нет, нет, заходить не буду. (Бывают такие люди). Это я бегом поднялась по лестнице. (Какая молодец!) Просто я узнала, что Женя дышит по методу Бутейко, и хотела бы проконсультироваться.
– Ну тогда вы поговорите, а у меня каша подгорает, – и Нина убежала на кухню.
– Слушай, Женя. Я тут делала зарядку в вашем прекрасном лесу, дышала по Стрельниковой. И подумала, дай к тебе забегу, узнаю, как дышать по Бутейко.
Я, конечно, был не против, хотя видел Аллу в первый раз в жизни. Объяснил:
– Дыхательная гимнастика Стрельниковой – это, в основном, для здоровых людей, артистов, спортсменов. (Не вдаваясь в подробности). А методика Бутейко – это для людей почти что при смерти. Не дышать, не кашлять, вычищать мокроту из лёгких. Требуется изучение с методистами. Могу дать брошюру…
– А-а, понятно, – прервала. – Ничего не надо, всё ясно, спасибо. Хотела тебя пригласить на солнечной поляне позаниматься. Но всё поняла. Я побежала.
Больше мы не виделись.

О нём

Решил почитать, немного разобраться.
Константин Бутейко (1923-2003) – серьёзный врач и учёный, недооценённый на Родине, гонимый официальной медициной, врач жёсткий, как сама жизнь, и лозунги у него такого типа: «Дышите глубже – умрёте быстрее».
Его метод лечения астмы применим для серьёзной стадии болезни, когда грозит астматический статус (status asthmaticus) – необычный по тяжести разрушительный приступ, при котором накапливается в бронхах огромное количество мокроты, не хватает воздуха, больной задыхается, дышит всё глубже и глубже, мокрота пузырится и расширяется, возникает удушье и возможна смерть. Подобные случаи известны.

Важнейшая рекомендация доктора Бутейко больному астмой, довольно парадоксальная на первый взгляд: если не хватает воздуха и хочется вздохнуть поглубже, то, по Бутейко, не дыши, сделай над собой усилие, и через некоторое время состояние улучшается, наступает облегчение.
Законы физиологии объясняют пагубное, ядовитое действие глубокого дыхания и обосновывают разработанный доктором Бутейко метод волевой ликвидации глубокого дыхания (ВЛГД). Фактически удалось открыть основной закон смерти: чем глубже дыхание, тем сильнее болезнь и ближе смерть.

На мой взгляд, есть три уровня методических рекомендаций разной сложности.
1) Первый уровень рекомендаций выдают прекрасные врачи, но в некотором смысле дилетанты в данном вопросе; это можно назвать механистическим подходом, это своего рода дыхательная гимнастика, принудительное сокращение времени вдоха, на мысленном временном графике дыхания “вдох-выдох”.
Вообще, это помогает, когда “человеку плохо”, не можешь продохнуть; тогда начинаешь управлять дыханием ритмично, через силу: вдох не более 2 секунд – затем медленный выдох – снова вдох не более 2 сек. – медленный выдох; через некоторое время “отпускает”.
Не следует путать дыхательную гимнастику, которую можно делать почти постоянно в течение дня, и оценку “контрольной паузы” – тест, который проводится раз-два в течение дня: сколько времени не можешь дышать после выдоха; если 5-10 сек. – это, считает “жестокий” Бутейко, на грани смерти (жуть!).
Таблицу Бутейко “контрольная максимальная пауза – состояние организма” я видел в тонкой брошюре, ныне она широко известна.

2) Второй уровень рекомендаций: поверхностное дыхание. Рекомендуется дышать ламинарно, над поверхностью мокроты, не пузырить её, согревать носоглотку, бронхи, насыщать организм живительной углекислотой, питаться ею, убирать из организма яд – кислород.
Бутейко повторял: «Не зря говорят, перед смертью не надышишься; если человек часто дышит – близко смерть».
Его идея: глубокое дыхание, как и кислородные подушки – это настоящая отрава, сжигание, разрушение организма. Нежелательны также расширения бронхов, например, с помощью ингаляторов; нужно, наоборот, сжимать бронхи, выдавливать мокроту. Больному иногда делают внутривенные инъекции магнезии, капельницы, даже бронхоскопию с механической очисткой бронхов – всё это, считает Бутейко, плохая помощь, “медвежья услуга”.

3) Третий уровень рекомендаций – очищение бронхов путём дыхательной гимнастики, согревания, направленного движения воздуха в бронхах, чтобы вызвать перемещение мокроты вовне; при этом следует находить правильные положения тела, головы, поворачиваться, прислушиваться к звукам внутри; если слышишь подсвистывание – ещё уменьшай интенсивность дыхания; желательно, чтобы мокрота выходила через нос, но если это трудно, не получается, не хочется – делай резкое движение в горле, при этом происходит неприличный звук типа хрюканья, и глотательным движением мокрота переводится в желудок, глотается. Это делается многократно, часто почти непроизвольно, пока чувствуется в этом необходимость.
Кашель в этом и в любом случае недопустим; нужно перебороть себя, вплоть до конвульсий и сотрясания всего тела.
Был классический вопрос к Бутейко: Как правильно кашлять? – и классический по жёсткости ответ: Никак.
Здесь, видимо, подразумевается: если уж невтерпёж, то кашляни один-два раза как угодно, но нужно понимать, что этот кашель нарушает всю твою стройную систему дыхательных упражнений, это как катастрофа организма, срыв, за который нужно внутренне морально себя казнить; утешение лишь в том, что через рот при этом вышло какое-то количество мокроты. А если выдержал, не кашлянул, это твоя моральная победа – мокрота сама перетекла куда-то в нужное место.
Примечание: Видимо, всё это возможно при сильном здоровом сердце.

Допустимы также рассуждения о применении лекарств при методе Бутейко, о застое крови в теле, о массаже, физических упражнениях и других физиотерапевтических процедурах.

Повторю: это всё рекомендации доктора Бутейко.
Категорически замечу, что сам я, простой инженер, ни в коем случае не допускаю, даже в мыслях, давать кому бы то ни было советов по лечению болезней. Упаси Бог! Но если кто-либо почерпнёт для себя что-то полезное из изложенных выше моих воспоминаний и размышлений, я буду только рад.

Вот такие были те два года моей жизни.

А впереди меня ждали ещё новые приключения.
Падение из окна второго этажа на даче и перелом позвоночника; длительный авиационный перелёт в медицинском корсете. Астматическая ремиссия и возможность утренних пробежек, отжиманий, подтягиваний.
И внуки, ой!
Но это всё составит тему отдельных моих рассказов.

Приложение

Интервью с Константином Павловичем Бутейко
Это был 1982 год.
Опубликовано в книге “Метод Бутейко. Опыт внедрения в медицинскую практику”, Москва, издательство “Патриот” 1990 г.
ИНТЕРВЬЮ С КОНСТАНТИНОМ ПАВЛОВИЧЕМ БУТЕЙКО (subscribe.ru)

https://subscribe.ru/group/nemnogo-teorii-i-mnogo-prakticheskogo-opyita-po-uluchsheniyu-zdorovya-formyi-tela-i-tsveta-kozhi-litsa/15447761/

Данную главу 8.3 я опубликовал также отдельным произведением «Восхождение на “Аюрведу”. Моя дорога в Космос» на своей авторской странице eknikonov.

 

8.4. СОИ “Нептун-МЭ”
(Система отображения информации космического корабля “Союз ТМА”)
Модернизация космического корабля. Экранные форматы.
Воплощение. Обучающая программа СОИ “Нептун-МЭ”.
Российский сегмент МКС

Модернизация космического корабля

Пусть Федот проявит прыть,
Пусть сумеет вам добыть
То-Чаво-На-Белом-Свете –
Вообче-Не-Может-Быть.
  (Леонид Филатов).

Антропометрия НАСА

В 1995 году президент РКК “Энергия” Ю.П. Семёнов по заказу НАСА решил превратить наш вечно молодой космический корабль “Союз” (“Союз Т”, “Союз ТМ”) в более комфортный – для кого? – для высокорослых американских астронавтов корабль, теперь “Союз ТМА”. Буква “А” в названии обозначала “антропометрическая модификация”. Я расшифровывал для себя “А” – американский.

Как будто  тесное купе  спального вагона  для поджарых космонавтов  в звании  капитана  или  майора  ростом 164-182 см потребовалось превратить в штабной вагон с дубовым столом и мягкими креслами для полковников ростом 150-190 см и весом тоже поболее.
А необходимое пространство – постановили: проще всего и прежде всего, выиграть за счёт уменьшения размеров (микроминиатюризация!) пульта космонавтов “Нептун-М” разработки нашего предприятия ещё 1985 года, фактически путём создания новой, перспективной системы индикации и сигнализации под названием “Нептун-МЭ”. Буква “Э” – “экспериментальная” или “электронная”, кому что больше нравится. Это как – был габаритный цветной телевизор “Рубин” с электронно-лучевой трубкой, который стоял в купе и мешал удобному входу и выходу, а теперь будет тонкая дисплейная панель на стенке просторного вагон-салона.
Фактически речь шла о новом, цифровом пульте управления, о цифровизации системы отображения информации.
Такое решение импонировало начальству и было принято к исполнению.
«Но это невозможно». – «Ничего-о. Отделение 2 и начальник Тяпченко сделают».

Время было непростое, обстановка аховая. Разрушенная промышленность ельцинской России была сравнима, пожалуй, только с послевоенной германской, и той и другой. Производство сложной технической продукции – как когда-то было раньше – практически отсутствовало.

И тем не менее, где финансами, где личными связями, начальник соседнего отделения № 2 нашего НИИАО Юрий Тяпченко сумел-таки сплотить, организовать производственную кооперацию для создания, на основе передовых научных принципов и на современной элементной базе, цифровой системы отображения информации (СОИ), как сказано было выше, “Нептун-МЭ”.

Никто тогда, быть может, кроме самого Тяпченко, не думал, не предполагал, что это великолепное произведение не только научно-технической мысли, но и искусства, будет создано и ещё прослужит не один десяток лет.

Следует отметить, что описанные выше серьёзные производственные процессы, происходившие на нашем предприятии, тогда пока не касались меня лично, лишь недавно закончившего совместную работу с вертолётчиками, малость пришедшего в себя после тяжёлой стадии астмы и занятого вместе с моим начальником Рудольфом Панкратовым и инженерами отдела № 17 новым, увлекательным делом – разработкой пакета электронной документации широкого профиля.

Почёт и уважение

Считаю необходимым заявить следующее.
Бегло пролистывая в памяти, на досуге, хронику прожитых лет с самого первого, 1961-го, года работы, я толково сообразил, что, помимо своей главной, тренажёрной тематики, меня весьма интересовали, в познавательном плане, проводимые в соседних подразделениях работы по пультам космонавтов (ПК), или системам индикации, сигнализации и органов ручного управления (СИС и ОРУ), или системам отображения информации (СОИ), что на мой взгляд одно и то же.
То было царство прикладной эргономики, торжество идей нашего главного конструктора средств индикации и обучающих комплексов – С.Г. Даревского.
Не скрою, «любил, как говорится, заглянуть к соседу через забор, посмотреть что там у него делается». Но и помогали мы, конечно, коллегам – когда требовалось, математикой, вычислительными средствами, или хотя бы добрым словом.

Первым и на долгое время главным шедевром космической эргономики я видел легендарный, условно гагаринский, индикатор местоположения (ИМП) под названием “Глобус”. Да, я изучал в институте теорию механизмов и машин, математические машины непрерывного действия, математическое моделирование, аналитическую механику, небесную механику. И именно потому мне представлялось совершенно необъяснимым, абсолютно непонятным, как обычные люди, инженеры и механики, смогли воспроизвести движение космического корабля по сферической карте посредством некой электромеханической системы шестерён, кулачков и дифференциалов. Причём красиво, наглядно, достаточно точно и удобно в эксплуатации.

Интересным прибором считал бы также командно-сигнальное поле (КСП) – пульт с матричным способом избирательного, “точечного” воздействия на отдельные компоненты сложного объекта управления и развёрнутой формой представления информации о состоянии каждого компонента. Этот универсальный по сути, ясный и простой по форме электромеханический прибор применялся в течение многих лет на кораблях “Союз” нескольких серий. Основу прибора составляли горизонтальные линейки нескольких (около десятка) сигнализаторов, с расположенной сбоку (обычно слева) кнопкой-клавишей выбора линейки. Несколько (тоже около десятка) расположенных одна под другой таких линеек образовывали поле, под которым находились кнопки включения и кнопки выключения конкретных компонентов управления с одновременным включением-выключением соответствующих сигнализаторов. Отличный способ сквозного, всеобъемлющего контроля и управления сложным объектом – с одного места, одним прибором.

Но самое интересное с этим уникальным прибором КСП происходило на нашем тренажёре. Вот где был настоящий, достойный вызов инженерам-системотехникам – обеспечить корректное комплексирование, эффективную совместную работу двух идентичных КСП: одного – в макете кабины, другого – на пульте инструктора. И ничего, справлялись.

Кстати, на тренажёре мы тоже не отставали по части чудес прикладной эргономики. Чего стоила установленная на пульте инструктора, ещё в те годы, действующая мнемосхема двигательной системы с изображениями баков топлива и множества реактивных двигателей разного рода, с цифровыми индикаторами текущего расхода и запаса топлива.
А рядом с ней, на пульте инструктора, находилась другая действующая мнемосхема – системы энергоснабжения корабля с изображениями солнечных батарей и различных аккумуляторов, с индикаторами тока заряда и запаса энергии.
Кое-что из этих мнемосхем заимствовали разработчики бортового оборудования для пультов космонавтов.

И вот все эти чудеса инженерной психологии и прикладной эргономики должны были теперь осуществиться в новой цифровой СОИ.

Экранные форматы

Не знаю точно, как и почему, но однажды, в 1995 году, Юрий Александрович Тяпченко, видимо прослышав о наработках по машинной графике моих, Рудольфа Панкратова и сотрудников отдела, подошёл к нам, рассказал всю предысторию вопроса и предложил работу по теме корабля “Союз ТМА”.
Рудольф сразу же, наотрез отказался. Видимо, сказались какие-то амбиции, были какие-то другие планы. Я согласился попробовать, после работы, по вечерам.

Юрия Александровича, прежде всего, интересовала возможность конкретной реализации средств интерактивной компьютерной графики: виртуальных кнопок (клавиш), активных зон (областей, окон), цифровых индикаторов, стрелочных приборов, сигнализаторов. Также имелась в виду реальная возможность реализации эффективного взаимодействия указанных графических объектов между собой и ручного управления указанными графическими объектами от клавиатуры компьютера и от мышки компьютера. Вроде бы перечень предъявленных требований казался несколько широковат, но к тому времени я владел всеми этими возможностями на основе использования персонального компьютера и языка программирования C++.
Немедленно я предъявил Юрию Александровичу имевшиеся у меня готовые наработки по функционирующим учебным мнемосхемам для моряков. Затем за пару дней сочинил и показал ему простейшие демонстрационные макеты управляемого секундомера и наведения на цель в поле зрения прицела.
Репутация, квалификация, компетентность, авторитет и много чего ещё, даже харизма – что ещё требуется для исполнителя.

Далее, мы обсудили возможность реализации пульта космонавтов на экране компьютера целиком или по частям. Было предельно ясно, что для воспроизведения действующего интерактивного изображения целого пульта на экране потребовался бы экран дисплея размером приблизительно метр на полтора, что было явно нереальным. Решили производить цифровое моделирование пульта по фрагментам. Приборы, индикаторы, группы сигнализаторов, панели и прочее – набрался солидный перечень. Из всего этого нужно было создать цифровые модели отдельных фрагментов пульта, которые мы в один голос назвали экранными форматами, или просто форматами.

Я сходу заявил, что синтезирую, для начала рассмотрения и обсуждения, на экране персонального компьютера предположительный формат командно-сигнального поля (КСП), а также примерные форматы бортовой системы электропитания (СЭП) и комбинированной двигательной установки (КДУ) – в виде действующих мнемосхем.

Я сделал три формата, показал. Тяпченко одобрил.
Было намечено:
- мне ознакомиться с материалами по ИнПУ,
- определить структуру формата,
- утвердить главный, или исходный, или первый формат.
И начинать разработку форматов, какие потребуются.

Началась работа.

ИнПУ

Изучив материалы по СОИ “Нептун-МЭ”, я понял, что основу данной информационной системы составляют два интегрированных пульта управления, сокращённо ИнПУ: левый и правый.

ИнПУ – это специализированный бортовой персональный компьютер, обеспечивающий ввод-вывод сигналов, параметров и команд управления бортовыми системами космического летательного аппарата, обработку и отображение компьютерной и телевизионной информации (в том числе в совмещённом режиме) на матричном электролюминесцентном экране, а также обеспечивающий преобразование отображаемой информации в телевизионный сигнал для передачи на Землю.

Характеристики экрана ИнПУ:
размер экрана 210 х 160 мм, или по диагонали 26,4 см,
разрешение 640 х 480 пикселей,
размер пикселя 0,33 х 0,33 мм,
два варианта экрана: монохромный и цветной (8 цветов).

Дополнение:
Полноцветный жидкокристаллический экран был применён в ИнПУ на кораблях серии “Союз ТМА-М”, летавших в космос начиная с 2010 года.

Три зоны экрана

У меня в голове постоянно вертелись, роились, в основном, виды индикации известного прибора – комбинированного электронного индикатора (КЭИ), картинки моих действующих мнемосхем для моряков, а также недавно изученные мной правила оформления электронного пакета полётной документации.

Рождался формат, как способ, как вид представления информации оператору на экране компьютера.
Прежде всего, возникла мысль: у формата должна быть “шапка”, единая для всех форматов. То есть в верхней левой части формата должно быть обозначение и наименование формата, также должно быть указано время и место объекта – космического корабля. Очень желательно было бы показать в “шапке” карту мира, трассу полёта и точку местоположения корабля. Как я видел по телевидению – в ЦУПе. И конечно, основные жизненные параметры корабля.
Эта “шапка” была названа зоной приоритетной информации.

Сформировались три зоны экрана:
1. верхняя – зона приоритетной информации (ПИ);
2. центральная – зона кадровой информации (КИ);
3. нижняя – зона меню.

Зона приоритетной информации

Зона ПИ по ширине экрана (640 пикселей) была поделена мной на 8 элементов ширины приблизительно по 80 пикселей. По высоте зона ПИ была принята равной 4 строкам какого-то текста.

Всего в зоне ПИ было намечено 10 панелей.
Две центральных панели: “Сообщения” и “Картографическая информация” – были приняты двойной ширины (два элемента ширины) и высотой в 4 строки, остальные восемь панелей – одинарной ширины (один элемент ширины) и одинарной высоты в две строки.
Перечень и характеристики панелей следующие:
1. обозначение и наименование формата,
две строки текста, одна под другой:
- обозначение формата
- наименование формата
2. топливо
- слово ТОПЛИВО
- цифровое значение 0000
3. время московское
- цифровое значение крупным шрифтом высотой в две строки 00:00:00
4. секундомер
- слово СЕКУНДОМЕР
- цифровое значение крупным шрифтом высотой в две строки 00:00:00.0
5. сообщения, в том числе аварийные сообщения
6. картографическая информация, долгота, широта
7. вход-выход из тени:
две строки
- сообщения “ТЕНЬ”, “СВЕТ”, время до входа, (выхода) из тени
- 00:00:00
8. давление в спускаемом аппарате (СА)
- PСА = 000 одна строка
9. зона связи:
- сообщения “ЕСТЬ СВЯЗЬ”, “НЕТ СВЯЗИ”, время до входа в связь или до выхода из связи
- 00:00:00
10. СЭП – индикация главных параметров системы электроснабжения: ток солнечной батареи и ток нагрузки:
- I СБ = 0.0 A
- I НАГР = 0.0 A
Здесь I – девятая буква латинского алфавита.

Четыре панели под условными номерами 1-4 расположились в два столбика в левой части экрана, четыре панели под условными номерами 7-10, также в два столбика, расположились в правой части экрана.

Одни из самых длинных названий форматов были: ТОПЛИВО, ОПОВЕЩ, ПРИЧАЛ. Пришлось потрудиться, чтобы всё “упаковать”. Так запомнились; ночью разбуди, спроси, отвечу.

По результатам многомесячного, кропотливого процесса корректировки, подгонки форматов, точные значения размера ширины панелей, расположенных в один горизонтальный ряд, составили следующую последовательность чисел в пикселях:
64 94 162 154 78 88,
что в сумме составляет 640.
Удивительно, по закону красоты, левая половина зоны оказалась в точности равновеликой правой:
64 + 94 + 162 = 320
154 + 78 + 88 = 320.
Сколько же времени ушло на выравнивание несоизмеримого, подгонку несовместимого. – Настоящая погоня за ускользающей истиной. Пиксель туда-сюда, вправо-влево. В глазах то темнело, то мерцали разноцветные искры. Испортил зрение. Конечно, не только я. Исключительно тонко, ювелирно работали мои сотрудницы. Причём с большим чувством стиля и эстетики.

Зона меню

Зона меню заняла всю нижнюю часть экрана по его ширине, а по высоте была принята приблизительно равной высоте зоны ПИ.
В зоне меню были расположены виртуальные кнопки, которые использовались для включения режимов работы ИнПУ, для выбора форматов отображения, а также для работы с прибором ручного ввода информации (ПРВИ).

Зона кадровой информации

Вся остальная часть экрана, в средней его части, между зоной приоритетной информации и зоной меню, была зоной кадровой информации, которая определяла сущность, содержание конкретного формата.

Формат “КСП”

Переходя непосредственно к формату “КСП”, отмечу, что изображение прибора КСП размещалось в зоне кадровой информации и представлялось в виде прямоугольного поля сигнализаторов, по виду максимально совпадающее с полем сигнализаторов прибора КСП. При этом, слева находился столбец виртуальных кнопок выбора линеек КСП; снизу, под полем сигнализаторов, размещался ряд виртуальных кнопок подачи, включения и выключения команд управления.
Выбор каждой виртуальной кнопки решено было осуществлять наложением маркера на кнопку. Положение маркера на экране ограничивалось местами положения виртуальных кнопок, то есть маркер мог перемещаться последовательно по виртуальным кнопкам с помощью нажатий клавиш управления курсором на клавиатуре компьютера “вверх-вниз”, “влево-вправо”. Маркер изображался изменением цвета виртуальной кнопки.

Форматы “СЭП” и “КДУ”

Я синтезировал действующие, “живые” мнемосхемы бортовых систем СЭП и КДУ, но от них все заказчики сразу безо всяких объяснений отказались. Оставили только соответствующие кнопки подачи команд управления и индикаторы, цифровые и шкальные, параметров систем.

Формат 1

Я изобразил на экране в предварительном, “скелетном” виде исходный формат, он же Формат 1, или Формат Ф1, с которого начинается работа человека-оператора с форматами и который изображает иерархическое дерево всех форматов, характеризующихся по назначению и по уровню. Можно сказать, как оглавление в книге.

После этого придумал и реализовал умозрительную внутреннюю математическую имитацию логики команд и изменения параметров.
Сделал логику ручного переключения и перехода от формата к формату.
Ю.А. Тяпченко одобрил мою работу и перекачал мою программу форматов на свой ноутбук, чтобы ездить по инстанциям и демонстрировать наши предложения по СОИ “Нептун-МЭ”.

Чудо дома

По результатам работы Юрий Александрович предложил мне, для удобства взаимодействия, перейти в отделение № 2, под его начало. Я, подумав, отказался, не хотел подводить приютивший меня отдел и моего друга и начальника Рудольфа.
Ну что ж с тобой поделать. И Тяпченко дал мне в моё пользование дома, для дальнейших работ, один из первых на предприятии, мощнейший персональный компьютер класса Пентиум. Правильно были оформлены передислокация и вывоз с территории. Друзья доставили мне коробку домой, и я быстро и умело установил и наладил это чудо техники.

Формат “ВРЕМЯ”

Я в самом начале работы с форматами в верхней зоне приоритетной информации для всех форматов предусмотрел показания “дата” и “время”. При обсуждениях панель “ВРЕМЯ” осталась, дату исключили. Был введён технологический формат “ВРЕМЯ”, в котором отображались текущее московское время и текущая дата и который был запрятан далеко в угол других вспомогательных форматов. Что ж, оно и понятно.
Орбитальный космический полёт – это особая особенность. Это суетное мелькание коротких условных суток, свои входы, выходы, встречи, проводы, чёткий, беспрерывный контроль со стороны Центра управления – управления жизнью.
Формат “ВРЕМЯ” использовался нечасто. Главным образом, при включении в работу пульта “Нептун-МЭ”, – для установки начальных значений текущего, обычно московского, времени и текущей даты. После этого текущие время и дата в программе пульта постоянно вычислялись. И при входе в этот формат можно было узнать текущую дату. При необходимости же можно было скорректировать время и дату.

Драма перехода

Почему в жизни: то везёт, то не везёт.
1997 год. В одно прекрасное утро прихожу в отдел. Напомню, я тогда был в отделе Рудольфа Панкратова. Дверь нараспашку. Народу немного. Рудольф возбуждённый, наизготове, ждёт меня:
– Ты переведён в отделение № 2 Тяпченко. Приказ есть. Вот и выполняй.
– Подожди. Тяпченко дважды просил моего согласия – я отказывался. Я работал на него в нерабочее время, а здесь у тебя выполнял всё, что требовалось. Понятное дело, Тяпченко сам составил приказ и без моего согласия подписал его у начальства.
– Не знаю, не знаю. Всё. Твой стол – собственность нашего отделения № 1 и сейф тоже, и они остаются здесь. Вещички твои уже там, наверху. Виктор, вон он сидит, всё отнёс. И покажет тебе, куда идти.
– Ну как же так? У меня там были это… деньги…
– Да ладно тебе, не было там никаких денег. Будь здоров.
И удалился.
Тяпченко в тот день отсутствовал на рабочем месте.
Виктор Хромов, старший техник, студент-вечерник, сопроводил меня на шестой этаж. Лаборатория № 21, новый коллектив.

Короче говоря,  сел  я  за  приготовленный  для  меня  письменный  стол  в уютном уголке,   в тени  огромной тёмно-зелёной монстеры. Сидел весь день, горестно обхватив голову руками, прикрыв тёплые глаза и шмыгая носом: «Сам виноват. Что-то не то делал». Кстати, вот и ответы на извечные русские вопросы.
Мелькнула мысль: и с секретными документами уже сколько лет не работаю; остался только мой чемодан со старыми тетрадями в первом отделе; не-ет, всё, решено, пора уходить; но куда?

На следующий день настроение улучшилось, я познакомился с моим новым начальником лаборатории № 21 Александровым Юрием Фёдоровичем, с ведущим инженером Белковым Аркадием Владимировичем, с замечательными сотрудницами Наташей Новиковой, Леной Батуриной и другими.
Отличный коллектив, нормальная, спокойная рабочая атмосфера.

Посещение ЦУП

Побывал я, при содействии Юрия Тяпченко, в ознакомительных целях, в Центре управления космическими полётами (ЦУП) в городе Калининграде Московской области, впоследствии город Королёв.
В первый раз, 14 августа 1997 года, в четверг, наблюдал процесс спуска корабля “Союз ТМ-25”; экипаж Циблиев, Лазуткин, возвращавшийся на Землю после полугодовой работы на станции “Мир”. Я реально ощутил всеобщее серьёзное беспокойство при физически обусловленного, заранее известного явления потери связи ЦУПа со спускаемым аппаратом, летящим в раскалённой плазме, и – наконец – чувство всеобщего радостного облегчения и дружные, восторженные аплодисменты присутствующих в “амфитеатре” в момент успешного приземления космонавтов.
Во второй раз, 15 августа 1998 года, в субботу, присутствовал в ЦУПе во время стыковки корабля “Союз ТМ-28” (экипаж Падалка, Авдеев, Батурин) с орбитальной станцией “Мир”.

Формат “ИНК”

Приступая к работе над форматами “Нептун-МЭ”, я вспомнил то необыкновенное чувство восхищения, которое испытывал всегда, наблюдая операционный зал Центра управления космическими полётами по телевизору, а в двух случаях личного посещения – и с близкого расстояния детально обозревая в операционном зале ЦУП огромный экран с красочной картой мира и трассами космических аппаратов, да ещё в сочетании со справочной текстовой информацией и живой видеоинформацией. Интересное графическое решение образа управления полётом, думал я.

Под впечатлением посещения Центра управления полётами я сделал макет формата 2Ф44 “ИНК” (индикатор навигационный космический). Изображение карты Земли в компьютерном виде, в приемлемой картографической проекции обеспечили наши сотрудники, прежде всего выпускники МИИГАиК.
Основа его так до сих пор и осталась.

САПР

Вместе с моими коллегами продолжилась работа по созданию следующих по списку экранных форматов СОИ, или видов индикации, как их стали называть по-свойски.

Типовая структура формата, стройная иерархия форматов, типовые элементы формата, плюс графический редактор и объектно-ориентированный язык программирования C++ и, конечно, наша сноровка-смекалка, как без этого, – в совокупности получилась эффективная система автоматизированного проектирования (САПР) форматов. И несколько толковых инженеров в короткий срок до полусотни форматов испекли как блины.

 

Воплощение

Программирование

Пока формировался комплект форматов на персональном компьютере, Тяпченко решал конкретные вопросы создания системы отображения информации на реальном бортовом оборудовании, с помощью вычислительной аппаратуры ИнПУ.
Он прознал о замечательном программисте, выпускнике ФАЛТ Журавлёве, работавшем в то время в ЛИИ, и попытался переманить его в своё подразделение. Тот отказался. Тогда договорились, что Журавлёв будет совмещать свою работу в ЛИИ с работой по СОИ “Нептун-МЭ” через так называемый временный творческий коллектив.
В 1998 году Журавлёв официально перешёл на работу в НИИАО.

Надо отдать должное, Алексей Журавлёв, на привычном ему языке программирования Паскаль и на языке ассемблера для процессоров Intel x86, фактически сам единолично написал и с помощью схемотехников загрузил написанные им программы функционирования СОИ “Нептун-МЭ” в интегрированные пульты управления (ИнПУ).

Комплекс программного обеспечения (ПО) системы “Нептун-МЭ” активно взаимодействовал с многочисленными внешними, реальными устройствами; некоторые из которых перечислены ниже:
клавиатура ИнПУ и блоки управления маркером (БУМ),
бортовой цифровой вычислительный комплекс (БЦВК) “Аргон-16”,
специализированный вычислитель на этапе спуска КС-020,
система управления бортовым комплексом (СУБК),
телевизионная система “Клёст”,
дисплейная система цветной электронной индикации (СЦЭИ) “Символ-Ц”,
блок ручного ввода информации (БРВИ),
система преобразования сигналов (СПС).

Прогресс

Алексей Журавлёв инициативно и энергично, вначале вместе с Тяпченко, а затем и самостоятельно, напрямую начал общаться со специалистами РКК “Энергия” и Центра подготовки космонавтов. Он согласовывал протоколы и схемы взаимодействия ИнПУ с внешними устройствами, уточнял вид, наполнение экранных форматов.

Появлялись также новые форматы. Например, были созданы форматы для режимов сближения корабля со станцией: 2Ф13 “СБЛИЖ” и 2Ф14 “ПРИЧАЛ”, которые характеризовались наличием в зоне кадровой информации рабочего окна с телевизионной картинкой наблюдаемой орбитальной станции и индикацией параметров движения.
Я, со своей стороны, предложил ввести в программный комплекс особого вида, скромный формат “АВТОРЫ”: руководитель предприятия, заказчики, куратор, разработчики форматов, главный программист. Одно время этот формат точно существовал в системе; как в дальнейшем, не знаю.

Отладка СОИ, сдача

Одновременно с проводимым программированием пультов ИнПУ СОИ “Нептун-МЭ” наше подразделение готовилось к этапу заводских и приёмо-сдаточных испытаний пультов ИнПУ и СОИ в целом.
Разрабатывался полный комплект конструкторской, технической, программной, приёмо-сдаточной и эксплуатационной документации.
В частности, появились наши конструкторские документы
«Пульт ИнПУ. Форматы отображения СТИК. 468382.002 Д7.1» 1997 года и
«Система “Нептун-МЭ”. Форматы отображения СТИК. 461276.001 Д7.3» 2000 года.
Подавались заявки на защиту авторских прав разработчиков СОИ.

Разработка СОИ сопровождалась на каждом шаге автономной отладкой и лабораторными испытаниями.
Комплекс программного обеспечения прошёл оценку на динамическом моделирующем стенде в РКК “Энергия”.
Были проведены предварительные заводские испытания и приёмо-сдаточные испытания – сдача заказчику.
Всё происходило не без проблем, но в конечном счёте было завершено полностью, качественно и в срок.

28 декабря 2000 года, точно в заданный срок, первый штатный комплект системы отображения информации “Нептун-МЭ” был отправлен на Завод экспериментального машиностроения (ЗЭМ) РКК “Энергия” – собственно предприятие-изготовитель технических средств освоения космического пространства. То есть завод, где производились, собирались и выпускались космические корабли “Союз-ТМА”.
Наш коллектив получил официальное поздравление с этим знаменательным событием.
Примечание
Наименование “штатный, штатное” применимо к изделию, прошедшему все необходимые испытания и проверки и принятому в эксплуатацию.

Полёт корабля “Союз ТМА-1”

Были сформированы экипажи корабля “Союз ТМА”.
В Центре подготовки космонавтов экипажи прошли тренировки и экзамены.
30 октября 2002 года с космодрома Байконур стартовал космический корабль “Союз ТМА-1”, с нашим пультом управления “Нептун-МЭ” на борту, доставивший 1 ноября российско-бельгийский экипаж на Международную космическую станцию (МКС).

Прожекты

Ещё в самом начале работ по “Нептун-МЭ” я деликатно, но настойчиво требовал применения в системе недавно появившегося тогда сенсорного экрана, чтобы космонавт-оператор мог нажимать виртуальные кнопки на мониторе непосредственно, напрямую пальцем руки или какой-либо указкой. Разумеется, я был не одинок в таких пожеланиях. Соответствующая исследовательская работа выполнялась; мне показывали макет устройства. Но жёсткие условия эксплуатации оборудования в космосе заставили разработчиков отказаться от этой затеи. Пришлось, как указано выше, использовать традиционное клавиатурное устройство для управления курсором-маркером на экране.

Восхищали практически неограниченные аналитические и графические возможности современной вычислительной техники. Приступив к построению форматов сближения и причаливания, я посчитал неправильным ограничиваться индикацией двух десятков абстрактных параметров движения, по которым космонавту-оператору приходилось воспроизводить в уме сложное взаимное расположение и перемещение корабля и орбитальной станции в пространстве. Подтверждением сказанного может служить пример неудачного полёта Берегового с ошибочным восприятием обстановки и неверными управляющими воздействиями.

Памятуя об этом, я синтезировал на плоскости пространственную картину фактического крена корабля и крена станции. И это изображение, как и углов тангажа и рыскания, я включил в формат “ПРИЧАЛИВАНИЕ”.
Далее. С минимальными затратами сил и средств получилось эффектное изображение процесса облёта кораблём орбитальной станции, или перестыковки корабля с одного стыковочного узла станции на другой.
Весьма важным для космонавта считал бы наглядное представление о корабле, догоняющем станцию по более низкой орбите.
Mожно было бы также наглядно изобразить – в виде путеуказателя, или навигатора, или маршрутизатора – фактическую и прогнозируемую траекторию подхода корабля к орбитальной станции по кривой погони или по другому принятому закону наведения.
А также разработать и воспроизвести на экране программно-временной индикатор вычисленных и рекомендуемых управляющих воздействий космонавта на корабль. Да хоть для каждого этапа полёта.
Однако Заказчик даже не стал рассматривать подобные художества и ограничился, по старинке, как было сказано выше, лишь одними индикаторами численных значений параметров движения, наложенными на телевизионную картинку наблюдаемой станции.

Обучающая программа СОИ “Нептун-МЭ”

Между тем, состав действующих форматов ИнПУ на нашем демонстрационном компьютере непрерывно рос и развивался. И однажды: «Э! – сказали мы с Юрием Александровичем Тяпченко. – Да ведь это получается настоящая обучающая программа системы “Нептун-МЭ”». На этой динамической программе-модели, с внутренним, заложенным мной математическим имитатором, в соответствии с официально принятой логикой функционирования системы, можно было выбрать любой формат, нажать любую кнопку, то есть подать команду управления, и наблюдать достоверную сигнальную и параметрическую реакцию на поданную команду.
Более того, в этой обучающей программе постоянно и непрерывно считались время и дата “полёта”, были введены приемлемые алгоритмы изменения величин запаса топлива, давления в спускаемом аппарате, тока солнечной батареи, тока нагрузки и других параметров.
Для изображения трассы полёта корабля как допущение использовался отрезок синусоиды.
По разумно упрощенным уравнениям адекватно воспроизводился процесс автоматического сближения и причаливания и формировалось условное изображение наблюдаемой орбитальной станции в активных окнах соответствующих форматов сближения и причаливания.

Что касается так называемого “штатного” комплекса программного обеспечения (ПО), загружаемого в реальный пульт “Нептун-МЭ”, то для его правильного, нормального функционирования требовалось наличие каналов связи с реальными бортовыми устройствами: БЦВК, системой управления бортовым комплексом (СУБК), телевизионной системой и проч. Поэтому в качестве обучающей программы системы “Нептун-МЭ” в границах персонального компьютера, при отсутствии значений параметров, сигналов и проч. комплекс ПО имел бы крайне ограниченное применение.

Наша обучающая программа системы “Нептун-МЭ” показала свою определённую полезность.

5. Российский сегмент МКС

Я удостоился чести создать небольшой программный модуль для компьютера, находившегося в российском сегменте Международной космической станции (МКС). Вообще-то, ничего особенного. Просто Тяпченко подошёл и попросил написать исходный код, на любом языке программирования, для реализации электронного журнала регистрации обмена командно-сигнальной информацией между компьютером системы отображения информации (СОИ) и компьютером системы управления бортовым комплексом (СУБК). Всю остальную работу по включению формата “ЖУРНАЛ” в состав СОИ нашей разработки выполнит главный программист. Я с готовностью согласился. Обычное дело в пограничных спорах. Я не стал вникать в подробности того, как два крупных программиста не смогли определиться, «кому не делать».

Разработка и отладка программного модуля

Ознакомился я с требованиями к нашей СОИ, с экранными характеристиками СОИ, с составом обменной командно-сигнальной информации СОИ, с Перечнем терминов, аббревиатур и сокращений, принятых в СОИ. Согласовал с руководством предложенный мной эскиз страницы электронного журнала, в виде таблицы, с автоматическими ранжированием, категорированием и индексацией команд и сигналов. Написал исходный код программного модуля “ЖУРНАЛ” на языке программирования C++. Отладил на персональном компьютере работу модуля совместно с имитацией вычислительной среды, продемонстрировал работу руководству. Передал в заданный срок исходный код модуля “ЖУРНАЛ” главному программисту.
Работа была выполнена.

Функционально-грузовой блок “Заря” – первый модуль Российского сегмента Международной космической станции (МКС) и первый модуль всей станции – был запущен на орбиту 20 ноября 1998 года.
Ну наверное, я так полагаю: с кусочком моей программы на борту.

Дополнительно, привожу по памяти, список известных мне разработчиков, кроме меня, системы отображения информации “Нептун-МЭ”, в алфавитном порядке:
Александров Ю.Ф.
Батурина Е.А.
Белков А.В.
Крахмалёва Е.Э.
Новикова Н.А.
Главный программист Журавлёв А.Г.
Руководитель работ Тяпченко Ю.А.
Это помимо руководства нашего предприятия, сотрудников технических служб нашего предприятия, представительства заказчика. А также специалистов РКК “Энергия” и других смежных предприятий.

 

Данную главу 8.4 «СОИ “Нептун-МЭ”» я опубликовал также отдельным произведением “Система Нептун” на своей авторской странице eknikonov.

 

8.5. Вместе навсегда

Наша дружба сильнее страсти, больше, чем любовь.
  (Андрей Шмульян). 

В 90-е годы Россия вступила, как уверяли некоторые, в полосу глубоких, эффективных и благотворных социально-экономических преобразований. Эти некоторые были враги. Фактически Россия пошла по пути обнищания, депопуляции, самоуничтожения.

В Кургане жила одиноко Рита Мороз, самая старинная, школьная подруга Нины.
Будучи на пенсии, вела активную общественную работу. Помогала в жизни поэтессе, исполнительнице песен Людмиле Тумановой, (1945-2018), инвалиду с 18 лет.

Примечание:
Мороз Маргарита Васильевна, род. 1 ноября 1935 года, ум. 30 января 2022 года, с 1943-го по 1953 год училась в школе в городе Кургане, в 1953 году поступила и в 1958 году окончила факультет журналистики Уральского государственного университета имени А.М. Горького, с 1958-го по 1964 год – корреспондент курганской областной газеты “Красный Курган” (21 июля 1959 года переименована в “Советское Зауралье”), с 1964-го по 1973 год – редактор курганской областной молодёжной газеты “Молодой ленинец”, с 1973-го по 1990 год – ответственный секретарь курганской областной организации Союза журналистов СССР, с 1990 года на пенсии.

В Челябинске жила Галина, младшая сестра Нины. После смерти в 1988 году её мамы, Клавдии Павловны, она жила одна, в двухкомнатной квартире, хорошей, в зелёном дворе; почти центр города, рядом два университета; недалеко лесопарковая зона. Регулярно с подругами они там гуляли. Также у Галины был садовый участок, на котором она творила чудеса, собирала хороший урожай овощей, фруктов, ягод; заготавливала на зиму. К Галине от деда перешёл дар садоводства, она умело, легко и просто делала прививку любых сортов яблок, груш. Её звали к себе друзья, подруги, и она делала прививки на их участках.
Но самое главное, она постоянно ездила в Курган, на электричке, к сестре Ольге, помогала той в работах на даче, от посадок и прополок до уборки урожая и до подготовки к зиме. Ольга с рождения не была приспособлена к земле. Галина неоднократно рассказывала примерно одно и то же: «Приезжаю к Ольге, а у неё теплица полна помидор. Надо убрать урожай. – Да, хорошо бы».

Как-то в декабре 1989 года к Галине в дверь квартиры постучался мужчина, солидный, разведённый, сказал, что наблюдал за ней и, короче говоря, попросился к ней жить. «Новогодний подарок!»
1990 год – стали жить вместе.
Дамман Владислав Петрович, 1932 года рождения.
Строитель по профессии, с высшим образованием, он помогал Галине по хозяйству, как в доме, так и на её садовом участке.
Летом 1991 года Галина с этим своим другом Владом приезжала к нам в Жуковский, останавливались у нас. Съездили к нам на дачу. Он, рукастый, отремонтировал нам деревянные хозяйственные постройки на участке. Нашёл правильный подход к нашему Диме, вместе они срубили удобную скамеечку, чтобы сидя собирать ягоду с кустов смородины или крыжовника. Новый человек пришёлся всем нам по нраву.
17 апреля 1992 года Владислав и Галина расписались, сыграли в Челябинске скромную свадьбу. С бывшей женой остался его сын, Костя.
Владислав жаловался, что бывшая его плохо кормила. «Теперь другое дело».
Не курит. Выпить любит, но в меру.
Этнически он из поволжских немцев. Родом из города Юрьевца. По жизни философ. Состоял членом клуба интеллектуалов города Челябинска.
Так и живут. Такие судьбы.

В 1993 году нам в Жуковский из Москвы пришла открыточка: «Наша Мила там же, где ваш Дима. Лиля». И московский адрес. Это от моей любимой бакинской двоюродной сестрички.
Вот это да. Сколько я писал писем, открыток в Баку, разыскивал свою сестричку, беспокоился. А она здесь рядом. В ближайший выходной мы с Ниной, накупив чего получше, и разных хороших закусок, помчались по указанному адресу. Юго-Запад Москвы, дальняя станция метро, Проектируемый проезд; странное название; улицы широкие, зелёные, дома большие, аккуратные. Нашли, пришли. Квартира неплохая, двухкомнатная, уже обжитая, видимо, не меньше года они здесь. Сели держась за руки, глаза в глаза, говорили о злоключениях. Живя в Подмосковье, не очень представляешь что почём. В Баку сами власти подстроили погромы на армян. Развязанная война  не миновала  и  наших родственников.  Лиля и Лёня  (у него мама-армянка)  прятались  у соседей-азербайджанцев, которым всегда во всём помогали.  Выглянешь из окна во двор, там орудуют вооружённые националисты.  Дед-сосед подходил к квартире Сливы – молодчики стоят, караулят; туда нельзя, или пуля, или нож, уезжайте.

Не знаешь куда бежать – беги в Москву. Так и сделали. Бросили квартиру, умчались, как говорится, в одних домашних тапочках и простом платье.
Вот теперь они беженцы, здесь в Москве. Но статус “беженцев” на них, на русских, не распространяется, и никаких льгот им не положено. Властям плевать на них. Мила издалека как могла помогала им.

Оказывается, все мои тревожные послания Лиля получала. Но не отвечала, понимая, где я работаю, чтобы мне не указывать, что у меня родственники за границей. С самой Лилей жестоко расправились на работе, когда узнали, что дочь уехала за границу. Из партбюро убрали, из партии исключили, с заведующей лабораторией сняли. Дескать, дочь выступала по американскому радио, поносила советскую страну. А той не до того было.

В 1979 году Иосиф и Мила, преодолев всевозможные, нечеловеческие преграды, эмигрировали в США. Пришлось учить английский язык и сдавать экзамены на сертификат врача; следует учесть, как Американская ассоциация врачей щепетильно, придирчиво относится к новым конкурентам на свои рабочие места. Наши справились, добились подобающих, высоких мест в американской медицине. Иосиф Михайлович, например, занимался психиатрией русскоязычных эмигрантов. Рассказывали, что он мог прервать свой завтрак, чтобы поехать и навестить своего пациента, вроде как просто узнать его настроение, самочувствие. Будто земский доктор в те стародавние времена.

Когда Дима, уже будучи в Америке, позвонил Миле, которая тоже была в Америке, Лиля поняла, что времена изменились, можно не беспокоиться за тот факт, что родственники за границей. Даже более того, это стало приветствоваться, поощряться; дескать, у нас с Америкой дружба. И тогда она сообщила мне, что Мила тоже за границей.

Лиля и Лёня ездили по приглашению в Америку к своим детям, внукам. Всё хорошо, но – сочли лучшим для себя жить и умереть в России, и вернулись.

В 1994 году Мила и Иосиф с девочками 1975-го и 1981 года рождения приезжали в Москву. Мы с Ниной встречались с ними. Иосиф шутил, что привык к Америке, там выключатели всегда с правой стороны и на уровне глаз; входишь в тёмную комнату, не нужно шарить, искать, руку задирать.

Дача

Мы с Ниной в 90-е годы никуда не ездили, отпуск и выходные проводили на даче.
Устроили всюду газоны. Две яблони, сорт точно неизвестно, для себя мы их, по виду плодов, называли: антоновка и белый налив. Кусты красной и чёрной смородины по трём краям участка – кроме фасадной стороны. Облепиха, жимолость оранжевая съедобная. Две теплицы трубчатой конструкции под плёнкой, одна для помидор, другая для огурцов. И высокая, как центр композиции, шикарная куча компоста с мощными зелёными листьями и огромными кабачками на склонах.

Ходили с Ниной в лес рядом. Набрали грибов белых. Шли довольные, сосед заглянул в корзину, приказал: Всё выбросить; ложные, отравитесь.
В жаркие дни ходили через лес к песчаному карьеру, купались.

У наших самых лучших на свете соседей по даче были две очаровательных девчоночки лет четырёх-пяти. Раз как-то сидим на веранде с соседкой, чаёвничаем. Приходят эти две принцессы, соскучились по бабушке, и просят нас послушать их новую песенку. Да-да, давайте. И те отчебучили: «Может дам, чё ты хошь». Соседка чуть под стол не упала, начала их отчитывать. А мы с Ниной, наоборот, похвалили их: Молодцы!

Одно время, так сложились обстоятельства, у нас на даче, как на своей, бывали Лена Черенкова с сыном Андреем. Мы им отдали весь второй этаж; у них была машина, и они перевезли к нам кое-что из своей мебели. Жили вместе очень дружно.

Приезжали к нам на дачу Анель и Анатолий. У нас как-то всё руки не доходили, а они за один день сделали нам отличный газон перед домом.

Друг моей школьной юности

Нежданно-негаданно, в один из дней поздней осени 1993 года на нашей даче появился мой одноклассник и друг Вячеслав Новицкий. С сыном.
Я был на даче один; скорей всего, в предпоследний раз; забрать домой кабачки, две сумки по пять килограмм не тяжесть. Свет и водопровод на зиму отключены, все продукты вывезены, холодильник пустой. В следующий выходной будем всё закрывать. Хожу по участку, навожу последние штрихи. Скоро стемнеет, идти на автобус.
В полной тишине прозвучал голос: «Женя!» За оградой, узнаю, Слава Новицкий. «Заходи». – «Я не один. Выйди, поговорим». Вышел.
Сели на какую-то конструкцию около заброшенного, недостроенного соседского дома. Мальчик безучастно простоял во всё время разговора, уставившись на свои ботиночки.
Смотрю на Славку, не узнаю. Моложе, чем был когда-то в 1968 году в Ялте. И сын такой маленький. Уж и не стал спрашивать про жену Юлию.

– Женя, нам надо где-нибудь остановиться. У сына уникальные способности. Слова задом наперёд может произносить. Назови ему слово.
Я назвал, услышал моментальный ответ. Здорово. Ещё? Нет-нет, ничего не надо.
Никогда не любил демонстраций способностей.
– Понимаешь, надо бы устроить его в какую-то школу-интернат. Не против, если мы пока поживём на твоей даче?
– Не против, давай, – я демонстративно вынул из кармана ключ; всего один простой ключ, больше ничего на даче не требовалось; протянул ему: возьми.
– Подожди, не сейчас. Как отсюда до Москвы добираться?
– Автобус от площади перед магазином два раза в день, утром и вечером. Далее от Бронниц электричкой до Москвы; там метро, вокзал.
– Электричество, вода отключаются на зиму? И снега зимой здесь… Да-а, – задумался.
– Слушай, давай к нам в Жуковский. Мы вдвоём в трёхкомнатной квартире.
– Нет, спасибо. Нам нужно отдельное жильё.
Повисла пауза. Пока я перебирал варианты, Слава сказал: «Мы пройдёмся». – «Туалет?» – «Нет, не надо».
Они двинулись по дачной уличке. Славка, как прежде, чуть заметно прихрамывал.
Я остался сидеть в недоумении, перебирая варианты, которых на самом деле и не просматривалось.
И угостить их было нечем, один бутербродик с сыром остался, и попить ничего не взял, не люблю.

Главное, не выходило из головы: оба они не в походной одежде, а в костюмчиках, обувь чистая; я и то в свитере, спортивных штанах и в кедах; они вышли очевидно из чьего-то дома, где ночевали, собирались, поели; приехали сюда не на электричке и автобусе, как добираться не знают; значит, довезли их на машине. Однако, как они узнали точный адрес дачи, совсем непонятно; к нам домой в Жуковском они не заходили, иначе обмолвились бы, но надо спросить у Нины. Зачем они пошли пройтись? Обсудить? Да, кстати, выражение такое странное, самое первое: «где-нибудь остановиться».

Не успел я додумать мысль, мои гости вернулись. Я попытался было раскрыть рот, но они бросили финальное «нам пора» и удалились. Не попрощавшись толком, не извинившись, на всякий случай. Исчезли, как не было.
И домой к нам в Жуковском они не заходили.
Узнаю Новицкого (да и себя тоже). Всегда любил недоговорить, напустить туману, заморочить мозги, подержать собеседника в напряжении; и ни за что, ни под каким видом не расшаркиваться, не рассыпаться в любезностях.
Больше я Новицкого не видел, ничего про него не слышал. Но и того мне было вполне достаточно.

*** 

В 1992-1994 годах мама моя, Любовь Степановна, реже ездила на дачу, трудно, побаливала; в 1995 году уже ни разу не была.
Да и я в 1994 году заболел, бронхиальной астмой, тажело.
Нашей Нине досталось: маму Любовь Степановну положили в Димину комнату, меня – на диван в гостиной. Оба охаем, страдаем.
12 января 1996 года мама умерла.
Я скитался по больницам, подолгу. В 1995 году чуть полегчало.

Моё 60-летие на работе отметили широко. Вышел приказ, наградили, два коллектива прежний и нынешний собрались чествовать, снимали на видео.
На работе же подарили мне телевизор “Сони” небольшого размера. Очень кстати; большой телевизор у нас стоял в гостиной, а этот маленький мы поставили на кухне, где проводили большую часть времени.

Норбеков Мирзакарим Санакулович

Мы с женой Ниной занимались у Норбекова и его учеников два цикла в 1997-1999 годах в Жуковском в кинотеатре “Взлёт”, были активистами, привлекали к занятиям многих своих друзей, например, Светлану Ивановну Рябову, помогали устроить учеников Норбекова на квартирах в Жуковском, и везде возим с собой видеокассету с записью его разминки.
Интересная метода стимулирования. Сними очки – не видишь буквы – напрягись – опять не видишь, но ты саботажник, выйди на сцену, пусть на тебя все посмотрят – и теперь не видишь – да ты настоящий преступник, подводишь всех нас, я тебя сейчас удалю из зала. Приходилось сказать: вижу. Ну вот и хорошо, садись на место.

В 1998 году мы нашли покупателей на квартиру моих родителей – однокомнатная № 64 в доме № 29 по улице Дугина – и продали им.

Запомнилось. Мы с Ниной 8 августа 2000 года летели в Америку на свадьбу сына. И никто нам не сказал, что днями раньше, 5 августа в Раменской городской больнице Московской области скоропостижно скончался наш добрый друг Жулёв Юрий Григорьевич.

 

8.6. Дмитрий. 1992-2000

Закрутилась поворотная восьмёрка жизни 1992-2000. И три страны: Россия, Америка и Германия.
Застряло в подсознании: Правое плечо вперёд! – направляющий плавно поворачивает налево. (Строевой устав армии).

1992

Сын Дмитрий окончил институт. Физик в третьем поколении по маминой линии.

Убыл далеко. И похоже, надолго. Неужели на всю жизнь?!

Мы с Ниной категорически не думали об Америке как о возможном месте проживания.

Доктор Марлан Скалли перешёл из университета Нью-Мексико в Техасский аграрно-технический университет (Texas A&M University), где продолжил заниматься темой лазеров.

Помимо Техасского университета, расположенного в небольшом городке Колледж-Стейшн, Марлан Скалли был также профессором Института квантовой оптики общества Макса Планка в Мюнхене, Германия.

В сентябре 1992 года Дмитрий пришёл на должность ассистента в группу профессора Скалли на Физическом факультете Техасского университета.
Дмитрий преподавал физику студентам, вёл научно-исследовательские работы, а также сам учился в аспирантуре.
В 1992 году и в начале 1993-го года Дмитрий жил в квартире  вместе со Стивеном ДиМарко, позже – с доктором Жу;  тот и другой являлись  членами группы Скалли.

Будучи профессором университета в Мюнхене, Марлан Скалли ежегодно на летние месяцы (когда в Техасе стояла невыносимая жара) со своей группой научных сотрудников, и Дима в их числе, переезжал для проведения научных исследований в Германию, в тихий прохладный город Мюнхен.

1. 1993

Профессору Скалли нравилось, как работает Дмитрий Никонов, и он стал просить его найти и пригласить к нему в команду ещё русских студентов и аспирантов. (Он полагал, что все русские студенты и аспиранты такие же толковые и покладистые).
Дмитрий начал встраиваться в финансовую и денежно-кредитную американскую систему.
Скалли платил Дмитрию зарплату чеками; их нужно было в банке поменять на наличные.
Автомашины у Димы на начальном этапе пребывания в Америке не было; он шагал по тротуарам или по обочинам дорог, как получится.
Персонального компьютера у него дома тоже долго не было, пользовался своим рабочим компьютером в лаборатории.

Димина подруга Оля К. старательно училась в своём мединституте, а после занятий, бывало, заезжала к нам домой. Мы приветливо встречали её, обогревали, пеняли ей, почему в такой холод она ходит в летних туфельках и лёгком пальтишке, поили чаем, рассказывали последние новости про Диму. Она внимательно слушала и жадно ловила подробности, иногда прочитывала пришедшие письма, где было о ней и для неё. Мы предлагали ей самой написать Диме – она вынимала из портфеля свёрнутый листок бумаги с готовым текстом и просила при оказии переслать его Диме.

Весной 1993 года приезжал к нам в Жуковский, познакомиться, выпускник МФТИ Михаил Лукин. Он готовился уезжать в Техасский университет в группу Скалли, по проторенной тропинке Дмитрия. Достал иммиграционные документы, бланки и передал их нам, для будущих выпускников Физтеха, собиравшихся в Америку. Я встречал его на станции Отдых, мы прошлись пешком по городу до нашего дома, Миша рассказывал о своём увлечении кинокамерой и о посещении пару лет назад аэродрома в Жуковском для проведения специальной киносъёмки.

Весной 1993 года в группе Скалли появилась молодая, толковая аспирантка Сюзанна Йеллин из Мюнхена.

Летом 1993 года Дмитрий, вместе с группой Скалли, работал в Мюнхене. Для проживания Дмитрию определили домик буквально рядом с территорией университета.

В сентябре 1993 года в Техасский университет приехал Михаил Лукин. И наш Дмитрий вместе с Михаилом стали снимать квартиру на двоих.
Они также на двоих купили недорогую машину, Михаил умело водил и учил ездить Дмитрия.

2. 1994

В начале 1994 года в Техасский университет прибыл высокий гость – ректор Московского физико-технического института Николай Васильевич Карлов. Он торжественно вручил Дмитрию диплом магистра.

В Колледж-Стейшн Дмитрий продолжал жить в квартире вместе с Михаилом Лукиным.

В январе 1994 года Оля К. приняла участие в первом конкурсе “Мисс Москва” и получила титул вице-мисс. (До этого, в 1988 – 1991 годах, проводились конкурсы красоты “Московская красавица”).

Летом в Мюнхене Дмитрий жил в съёмной комнате вместе с Михаилом Лукиным.

Дмитрий приезжал в Москву домой. Встречался с Олей, поздравлял её, восхищался её победой, и ничего ещё не предвещало беды.

В разное время в группе Скалли появились выпускники Физтеха Павел Полынкин, Целиков, Абанов, Калатский.

Простой и лёгкий в общении, Миша Лукин быстро сблизился с Сюзанной, и они вскоре нашли для себя отдельную квартиру, а Дима стал жить на квартире с русским аспирантом Пашей Полынкиным.

В конце года из Бельгии прибыла и вошла в группу Скалли учёный-физик Ольга Кочаровская.

В журнале Science News созданный группой Скалли лазер без инверсии был отмечен в качестве одного из 10 главных достижений в физике за 1994 год.

3. 1995

Мы с Ниной встречали доктора Жу и Ольгу Кочаровскую на Речном вокзале Москвы, у них была научная конференция с круизом по Волге и они захватили с собой почту для нас от Дмитрия; живо, охотно рассказывали, как там живётся нашему сыну, и вообще. У Ольги ещё были свои дела на теплоходе, а мы с доктором Жу проехали на метро, он вышел в центре, посмотреть Красную площадь.

Летом 1995 года из Нижнего Новгорода прибыла семья Ростовцевых;
Дмитрий встречал их в аэропорту и помог с квартирой; Юрий Ростовцев вошёл в группу Скалли.

Летом Дмитрий в Мюнхене снимал комфортное помещение в домике немецкой четы Гейнца и Герты – друзей Сюзанны, а Миша Лукин жил в доме у Сюзанны.
Мы и родители Лукины встречали Диму, Мишу и Сюзанну в московском аэропорту.
Ольга Прохоровна очень интересовалась, спрашивала у нас о нашем впечатлении о Сюзанне; мы высказывались о ней, разумеется, в совершенно положительном смысле.
Как-то сидя дома в Жуковском Дима похвастался, что у него ключи от мюнхенского домика, так ему доверяли его новые немецкие знакомые.
Узнав, что Нина на работе в ЛИИ получала унизительно низкую зарплату, сын, как говорится, «топнул ногой», настоял, чтобы мама уволилась и пошла на полноценную пенсию.
Дмитрий встретился с Олей К., но у девочки уже поехала голова от обрушившейся на неё громкой славы, от богатого мужского окружения. Встреча была неприятной, и последней.

13 августа 1995 года, воскресенье. Автодорожная авария.
Мы были с Димой втроём на даче, вечерком сидели у Бондаревых, готовые ехать домой, ждали, пока они соберутся и отвезут нас.
Неожиданно приехали соседи по дому в Жуковском Бочкарёвы. Ни разу у нас на даче не были. Вот ведь как-то сумели разыскать нас. Новую машину купили, надо было обязательно похвастаться: «Давайте отвезём вас домой. Ну давайте же». Мы согласились. Поехали.
Прошёл небольшой дождик, смочил дорогу.
Бочкарёвых пара, Степан и Тоня, на переднем сидении. Мы втроём на заднем, Нина крайняя справа, Дима в центре, я слева. О пристёгивании в машине ремнями безопасности и речи не было. Бравада, и легкомыслие – ничего не будет.
На обгоне, уходя от столкновения со встречной машиной, наш водитель съехал на обочину, в поле. Машина на правом боку. Мы с Димой, цепляясь за любые выступы в кабине, стараемся повиснуть, чтобы совсем не задавить маму.

Нас троих отвезли на “скорой” в приёмное отделение ближайшей больницы, в Раменском.
Определили: у Димы – правосторонняя почечная колика, травматическое повреждение грудной клетки; у Нины сильные ушибы. У меня ничего. Диму сразу перевезли и поместили в Жуковскую городскую больницу. Нине порекомендовали пока понаблюдаться дома. Нина вызвала из Челябинска сестру Галину на помощь, та быстро собралась и приехала. Вскоре и Нину ненадолго положили в городскую больницу. Соседи Степан и Антонина Бочкарёвы помогали нам как могли.

Немного подлечились, и Дима поехал, полетел обратно в свою Америку.

По результатам  проделанных в лаборатории у профессора Скалли научных исследований  Дмитрий подготовил докторскую диссертацию.
Таким образом эта странная американская причуда – доктор философии (PhD) – непосредственно коснулась и нашей семьи.

4. 1996

Дмитрий защитил докторскую диссертацию на учёном совете Техасского университета.

Летом Дмитрий снимал комфортное помещение в домике немецкой семьи Гейнца и Герты.
За несколько поездок в Германию Дима прекрасно выучил немецкий язык, и познакомился со специфическим баварским наречием.

Летом Дмитрий приезжал из Мюнхена в Москву домой ненадолго.

Мне домой в Жуковском дали с работы персональный компьютер Пентиум.

5. 1997

В начале года Дмитрий на своей машине, с вещами, переехал из Техаса в город Санта-Барбару, штат Калифорния, где в университете Санта-Барбара проходил обязательную научную практику после получения докторской учёной  степени.
Там, в Институте теоретической физики, Дмитрий под руководством профессора Атач Имамоглу занимался полупроводниковыми лазерами с использованием явления квантовой интерференции для  подавления  поглощения.

Дмитрию пришло сообщение, что его диссертация признана одной из лучших за 1996 год по конкурсу, проведённому Американским Физическим Обществом. В связи с этим его пригласили на чествование в Конгресс США. И Дмитрий летал в столичный Вашингтон.

Я дома в Жуковском установил операционную систему Windows на своём персональном компьютере Пентиум.

Из Москвы к Диме в Санта-Барбару приезжал погостить его друг детства Юра Архипов с женой.

В декабре 1997 года Дмитрий приезжал в Москву домой;
купил модем, настроил нам в домашних условиях электронную почту, нашёл для нас на ФАЛТе провайдера под именем DeepForest;
привёз с собой из Америки компакт-диск и установил мне на домашнем компьютере интересное приложение “Все песни Битлз”; можно было прослушивать любую песню из любого битловского диска, а также выводить на экран текст песни. Мне очень понравилось, я постоянно включал, слушал, удобно было сверять звучание песенных слов с печатным текстом.
Кто-то из друзей дал мне скачать компьютерную игру “Тетрис” с так называемой мухой; муха бегала по лежащим блокам от одного края до другого и обратно; важно было не уронить падающий сверху блок на муху; муха попадала в слишком глубокую яму, нужно было удалять лишние блоки, чтобы выровнять путь для мухи; случалось, яму с мухой закрывал упавший блок, нужно было срочно освобождать муху; и так далее. Моей Нине очень понравилась игра, она проявляла большие тактические и стратегические способности, ей удавалось долго, без ошибок, выдерживать темп игры и переходить ко всё более высоким уровням сложности.

6. 1998

В январе 1998 года, после посещения Москвы, Дмитрий вернулся в свой университет в Санта-Барбаре.

Один из новых друзей Дмитрия по университету Санта-Барбара, Гэри Вудс, незадолго до того перешедший на работу в корпорацию Интел, сообщил Дмитрию, что в корпорации открылась вакансия. Дмитрий, нимало не мешкая, подготовил необходимые документы, помчался в корпорацию в так называемую Кремниевую долину, прошёл собеседование и был принят на работу.
В июне Дмитрий на своей машине, с вещами, переехал из Санта-Барбары в Сан-Хосе, всё в штате Калифорния.
И 15 июня он устроился на работу в корпорацию Интел, в лабораторию Марио Паниччиа.

В ноябре 1998 года к нам домой, в городе Жуковском, пришла Димина подруга Татьяна Устинова; она принесла с собой дискету; и мы по электронной почте с моего компьютера отправили в редакцию книжного издательства файл рукописи её – самой первой – книги. Храним фотографию Татьяны, в красивом свитере, в кресле в нашем доме.

7. 1999

Дмитрий случайно встретил на территории корпорации Интел и познакомился с девушкой по имени Миса Шагане; возникла любовь.

Летом Дмитрий приезжал в Москву домой, был на свадьбе Юрия Архипова.

30 декабря 1999 года вышла из печати небольшим, пробным тиражом первая книга Татьяны Устиновой “Гроза над морем”, другое название “Персональный ангел”.

2000

В январе 2000 года Нина поехала в Америку, по приглашению Димы, посмотреть его образ жизни и познакомиться с семьёй его девушки Мисы.
Познакомились; всем всё понравилось.
В январе в Техасе проходила конференция по физике, и Нина с сыном посетили эту конференцию; Нина познакомилась лично с профессором Скалли.

Дмитрий испросил у нас, родителей, благословения и пригласил нас на свадьбу.
Я оформил отпуск на 48 дней с 7 августа по 30 сентября 2000 года.
В августе мы с Ниной полетели в Америку. До аэропорта “Шереметьево” нас довезли наши соседи Беляевы. Вылет 8 августа 12:50 дня авиакомпанией “Финнэйр” до Сан-Франциско, промежуточные посадки Хельсинки и Нью-Йорк. Поздним вечером в международном аэропорту Сан-Франциско нас встречали Дима и его невеста Миса. 75 километров по скоростному шоссе № 101 на юг – и мы в конце нашего долгого пути. У Димы и Мисы здесь  уже был  свой собственный,  одноэтажный  особнячок  комнат на десять;  адрес: город Сан-Хосе,  улица Рамси-корт (Rumsey court), рядом с проездом Фонтанелли (Fontanelle Drive), дом 411. Две молодые кокосовые пальмы у въезда в гараж, и вокруг такие же пальмы, кипарисы и прочая вечнозелёная флора.
2 сентября в Сан-Франциско, в помещении старинной испанской капеллы в парке Президио, состоялась пышная свадьба Димы и Мисы.
Ранним утром следующего дня Дима, Миса и я с Ниной – вчетвером полетели на Гавайи; наши дети пригласили нас в путешествие – на “медовую неделю”.

Время тяжёлое

Время было непонятное, сложное.
Сердцем чувствовал: перерождаюсь, сам того не желая.
Казалось, и все вокруг начинают трансформироваться, перекодироваться в чужих, не-русских.
Извечные враги вдруг стали “друзьями”.
В 1993 году, даже мысли не было ехать в Америку. А спустя восемь лет Нина и я поехали в Америку.
Только 8-10 лет прошло, а мы говорим: «это было при коммунистах, при советах».

Но нет, говорил я себе. Нас не заставишь быть деловыми, бизнесовыми. Мы, настоящие русские, всегда будем ковать наше оружие победы. Мы русские воины. Сила России – в её силе.

 

8.7. События

В 1993 году на вооружение российской армии был принят зенитно-ракетный комплекс С-300ПМ. Впервые С-300ПМ был показан на авиасалоне “Мосаэрошоу-92” в Жуковском.

Также впервые, в августе 1999 года на Международном авиационно-космическом салоне (МАКС) в Жуковском был представлен ракетный комплекс “Искандер”.

13-14 февраля 1993 года состоялся II чрезвычайный съезд КП РСФСР, на котором партия была восстановлена и переименована в Коммунистическую партию Российской Федерации, причём была принята и действовала до 1995 года аббревиатура с пробелом, именно КП РФ; с 1995 года стали писать без пробела. По настоянию генерала А. Макашова председателем Центрального исполнительного комитета КПРФ избран не Валентин Купцов, которого Макашов обвинил в соглашательстве и «горбачёвщине», а Геннадий Зюганов, известный своей решительностью в обличении Горбачева и Яковлева.

29 мая 1994 года в возрасте 81 года умер Эрих Хонеккер, руководитель ГДР с 1976 года по 13 октября 1989 года, Герой Советского Союза (1982), преданный Иудой Горбачёвым, больной раком – посаженный в тюрьму в ФРГ, за год до смерти вывезенный в Чили.

Сергеев Николай Дмитриевич (1909-1999), возглавлявший Главный штаб ВМФ с 1964-го по 1977 годы. Звание адмирал флота присвоено в 1970 году. Человек-глыба.
Что поразило. Выступая в 1996 году на торжествах по случаю 300-летия Русского флота, адмирал Сергеев отметил, что «ни одна война за 300 последних лет не приводила к таким безвозвратным потерям флота, какие он понёс за последнее десятилетие!»
Статья: Защита на космическом театре

http://cosmosinter.ru/art_potential/art_war/detail.php?ID=3731

Любопытно было бы оценить потери нашего флота в Крымской войне, русско-японской войне и Великой Отечественной войне.

1996 год – Россия обязалась погасить долги западным странам по царским дореволюционным займам. (?!)

В 1997 году введено в эксплуатацию здание Президиума РАН.
Проект грандиозный. На его реализацию потребовалось более двадцати лет. В 1968 году был объявлен конкурс. В 1973 году был заложен фундамент и начато строительство. В 1990 году была завершена первая очередь строительства.
Знаменитые “Золотые мозги”, культовое здание, символ советской науки! О металлических конструкциях на крыше до сих пор ходят легенды. Некоторые называют здание уродливым и говорят, что у него плохая энергетика, другие считают этот комплекс ключевым объектом времён СССР и памятником эпохи модернизма. На самом деле, это постмодернизм. Но местами можно углядеть ар-деко и даже готику.

МАКС

С 12 по 18 августа 1991 года в городе Жуковском, как я описал выше, в разделе 8.1, прошёл Первый российский Авиасалон; научно-техническая экспозиция размещалась на первом этаже административного корпуса ЦАГИ, крупные комплексы и изделия – на площадке перед корпусом для всеобщего обозрения.
С 11 по 16 августа 1992 года на базе Лётно-исследовательского института прошла Международная авиационно-космическая выставка “МосАэроШоу-92”.
С 1993 года было решено проводить, раз в два года по нечётным годам, Международные авиационно-космические салоны (МАКС) на территории ЛИИ имени М.М. Громова.

Дефолт 1998 года

17 августа 1998 года, утром в понедельник, был официально объявлен технический «дефолт» (какое-то страшное, непонятное слово) по основным видам государственных долговых обязательств. И одновременно Центробанк России отказался от поддержания курса российской валюты и перешёл к политике плавающего курса рубля. В результате доллар в России “взлетел” с 6 рублей 15 августа до 9 рублей 1 сентября, 16 рублей – 1 октября и до 20 рублей к концу года. Мы у себя дома инвалюты не имели, но нас, как и всех, это событие коснулось повышением цен в магазинах на 60-80%. Просто повод им дали такой.
То что все должностные лица твердили целый год до того, что девальвации не будет, – на это мы внимания не обращали. Что Ельцин несколько раз, даже 14 августа, повторял: «Девальвации не будет, это я заявляю твёрдо и чётко», – такому деятелю ничего не стоит солгать, «если ложь полезна для дела».
Наши знакомые накануне продали машину, рассчитывая на вырученные деньги взять другую, а через две недели эту сумму в рублях им советовали выбросить с балкона. Было, было.
Сосед по дому Рустэм Тенишев заходил, рассказывал, как в то утро понедельника, ничего не подозревая, поехал в банк, чтобы взять наличность в долларах, нужно было отдать долг. Но все обменные валютные пункты не проводили операций с валютой, были закрыты «по техническим причинам» на неопределённое время. Ездил, ездил, наконец, нашёл обменный пункт в глуши, до которого пока не дошли известия. Взял нужную сумму по приемлемой цене, и очень этим гордился.

 

Встречи с великими

Мне довелось в жизни быть знакомым, беседовать или работать со многими выдающимися учёными, среди них: Борис Николаевич Петров, Борис Викторович Раушенбах, Борис Евсеевич Черток, Владимир Николаевич Челомей, Александр Иванович Кухтенко, Всеволод Сергеевич Авдуевский, Владимир Александрович Котельников, Марк Лазаревич Галлай, известные учёные ЛИИ, ЦАГИ и другие. Мы с Ниной близко знаем прекрасную семью нобелевского лауреата Павла Алексеевича Черенкова – с тех давних времён, когда он ещё не был удостоен этого высокого звания.

 

Благодарности Автора

Благодарю судьбу за жизнь, Любовь, дружбу, за семью, родных и близких.
Особо – страну, руководство благодарю за порученную мне интересную работу – настоящий подарок в жизни, за мудрость и силу, за мир и благополучие.

Благодарю свою семью, родных за Любовь и заботу, за помощь и поддержку, понимание и терпение.
Огромное спасибо моей жене и детям за то, что всегда поддерживали и поддерживают меня, наполняют мою жизнь любовью (повторяю ещё раз) и счастьем, светом и теплом, радостью и спокойствием.

Благодарю учителей и одноклассников в школе, преподавателей и однокурсников в институте, сотрудников и руководителей по работе, всех своих друзей по жизни за всё доброе, хорошее, вечное.

Но прежде всего – выражаю искреннюю признательность всем способствующим сохранению воспоминаний о работе, поддержанию непрерывности памяти поколений.
Благодарю моих друзей, из разных периодов моей жизни, за помощь в написании данного произведения – “Моя дорога в Космос”. Спасибо всем:

Елене Анатольевне Батуриной

Светлане Никифоровне Виноградовой

Николаю Александровичу Власову

Ольге Матвеевне Гуслиц

Борису Анатольевичу Едемскому

Нине Петровне Исачковой

Юлии Вадимовне Коваленко

Николаю Васильевичу Коновалову

Виктории Дмитриевне Масловец

Вадиму Константиновичу Милованову

Татьяне Николаевне Моржиной

Анели Фазуловне Мухамедгалиевой

Михаилу Андреевичу Остроухову

Рудольфу Викторовичу Панкратову

Альберту Леонидовичу Стасенко

Юрию Александровичу Тяпченко

Лидии Михайловне Чариковой

Елене Павловне Черенковой

Валерии Владимировне Шитовой

Наталье А.

Друзьям, товарищам крепко жму руку.
Женщинам особо и отдельно – моя любовь. И цветы к ногам.

Хочу высказать самые тёплые слова благодарности
Андрею Анатольевичу Симонову – за проделанный им гигантский труд по выдаче нескольких сотен существенных, уже внесённых мной исправлений и дополнений, при редактировании им текстов моих Воспоминаний.

Огромное спасибо
Андрею Викторовичу Даньшину – весьма эрудированному историку города Жуковского – за ценную помощь и постоянное сотрудничество.

Благодарен Василию Сергеевичу Лесникову за подробные, весьма полезные записи его работы в Центре подготовки космонавтов, послужившие добрым подспорьем для написания моих воспоминаний.

Особую признательность хочу выразить Интернет-порталу МемоКлуб за приют в информационном пространстве, неоценимую помощь в публикации и доброжелательное, квалифицированное редактирование произведений.

Выражаю свою самую глубокую благодарность информационным средствам, помогавшим мне в этой работе:
поисковым, почтовым и прочим Интернет-приложениям;
многочисленным ресурсам “Синонимы”;
Интернет-порталу Грамота.ру по всем разделам: Справочная служба, Проверка слова, Словари и проч.

 

(Раздел в стадии уточнения)

 

Персоналии

Друзья, знакомые, коллеги, сотрудники, начальство, однокурсники, одноклассники, преподаватели,
все, с кем я встречался:

Начальство НИИАО:
Абрамов Борис Михайлович, род. 3 июля 1933 года, ум. 21 января 2024 года, выпускник МЭИ (1956), работал в ЛИИ, с 1983-го по 1990 год – первый заместитель начальника НИИАО, с 1990-го по 2005 год – начальник НИИАО, д.т.н.
Польский Анатолий Афанасьевич, род. 9 августа 1921 года, ум. 13 марта 2019 года, выпускник ВВИА имени Жуковского (1942), с 1974-го по 1983 год работал в ЛИИ, с 1983-го по 1990 год – начальник НИИАО, с 1990-го по 1993 год – руководитель совместного предприятия, с 1993-го – работал в НИИАО, генерал-майор авиации, к.т.н.
Сучков Виталий Николаевич, род. 30 мая 1926 года, ум. 26 декабря 2018 года, заместитель начальника НИИАО, лауреат Государственной премии.
Бородин Сергей Александрович, род. 7 октября 1935 года, ум. 11 июня 2013 года, заместитель начальника НИИАО – главный конструктор.
Марченко Станислав Тарасович, род. 6 октября 1930 года, ум. 14 мая 2022 года, выпускник МЭИ (1956), заместитель главного конструктора, лауреат Государственной премии СССР (1961).
Конарев Вениамин Петрович, род. 25 марта 1934 года, ум. 10 июля 2017 года, выпускник МЭИ факультет ЭМФ, начальник отделения № 2.
Ерёмин Алексей Фёдорович, род. 20 марта 1931 года, ум. 17 октября 2013 года, выпускник РРТИ (1962), начальник отделения № 1 с 1978 года, одновременно начальник лаборатории № 13.
Домаш Владимир Александрович, 26 марта 1938 г.р., выпускник МЭИ (1961), начальник лаборатории № 21, заместитель начальника отделения № 1.
Тяпченко Юрий Александрович, 26 марта 1938 г.р., выпускник МЭИ (1961), с 1983-го до 1993 года – начальник лаборатории № 21, заместитель начальника отделения № 2; с 1993 года – начальник отделения № 2.

Отделение № 1 (кроме лаборатории № 17):
Суворов Александр Прокопьевич, 8 августа 1941 г.р., выпускник ЛЭТИ (1964), начальник сектора; женат, дочь.
Ушкарёв Валентин Андреевич, род. 2 июля 1936 года, ум. 15 сентября 2019 года, член КПСС, заместитель начальника лаборатории – начальник сектора.
Гуслиц Ольга Матвеевна, род. 5 октября 1942 года, ум. 25 сентября 2021 года, окончила Московский институт нефти и газа в 1965 году, на предприятии с 6 октября 1968 года, ведущий инженер-программист.
Расторгуев Юрий Александрович, род. 27 апреля 1943 года, ум. 15 июля 2020 года, выпускник МИФИ (1965), на предприятии с мая 1971 года, начальник сектора.
Максимов Евгений Михайлович, род. 30 мая 1939 года, ум. 3.03.2021 года, выпускник МАТИ (1965), на предприятии с 1970 года, начальник сектора.
Моржин Станислав Михайлович, род. 21 октября 1937 года, ум. 17 апреля 1994 года, выпускник МАИ (1960), работал в ЦКБМ, на предприятии с 1969 года, начальник лаборатории с 1975 года.
Ловчев Александр Николаевич, 16 ноября 1940 г.р., выпускник МИИГАиК, на предприятии с 1966 года, начальник сектора.
Анисимов Леонид Алексеевич, 7 августа 1940 г.р., выпускник МЭИ, ведущий инженер.
Бавыкин Анатолий Михайлович, радиомонтажник.

Лаборатория № 17 (до 2 марта 1992 года – отдел № 17):
Панкратов Рудольф Викторович, 12 декабря 1940 г.р., выпускник МАИ (1963), на предприятии с 1969 года, начальник лаборатории (отдела).
Горячев Анатолий Ильич, род. 9 ноября 1941 года, ум. 21 февраля 2004 года, ведущий инженер.
Павлова Наталья.
Потапова Наталия Васильевна, 28 марта 1947 г.р., инженер.
Шитова Валерия Владимировна, 2 февраля 1939 г.р., окончила МИИГАиК в 1962 году,
на предприятии с 1979 года, старший инженер.

Отделение № 2:
Авраменко Феликс Фёдорович, род. 19 ноября 1936 года, ум. 2 марта 1996 года, начальник лаборатории.
Александров Юрий Фёдорович, род. 24 декабря 1941 года, ум. 14 апреля 2006 года, начальник лаборатории.
Батурина Елена Анатольевна, 10 июля 1959 г.р., инженер.
Белков Аркадий Владимирович, род. 8 сентября 1940 года, ум. 19 сентября 2017 года, ведущий инженер.
Бондарев Евгений Иванович, 1 марта 1938 г.р., начальник лаборатории.
Бондарева Марина Анатольевна, 15 декабря 1942 г.р., инженер; жена Бондарева Н.М.
Брагин Борис Фёдорович, род. 20 мая 1932 года, ум. 20 августа 2002 года, специалист по амортизаторам, к.т.н.
Голенко Дмитрий Георгиевич, 9 августа 1939 г.р., выпускник МЭИ факультет ЭЭФ (1961),
в Филиале ЛИИ с 1966 года, инженер.
Зонабенд Феликс Михайлович, род. 8 сентября 1936 года, ум. 13 января 2018 года,
выпускник МЭИ факультет ЭМФ (1961), заместитель начальника лаборатории № 23.
Зубченко Виктор Павлович, 12 декабря 1935 г.р., инженер.
Конторович Владимир Робертович, род. 10 апреля 1926 года, ум. 13 июля 1997 года, начальник лаборатории.
Крантикова Тамара Ивановна, род. 17 января 1940 года, ум. 12 июня 2018 года, техник.
Крахмалёва Екатерина Эдгаровна, 21 июля 1966 г.р., инженер.
Новикова Наталия Анатольевна, род. 10 декабря 1938 года, ум. 31 января 2022 года, старший инженер.
Подолян Виктор Артёмович, род. 6 июля 1937 года, ум. 10 января 2003 года, выпускник МЭИ, ведущий инженер.
Хромов Виктор, старший техник, студент-вечерник.

Отделение радиотехнического оборудования НИИАО:
Ильин Юрий Николаевич, начальник сектора, к.т.н.
Бачурина Людмила Викторовна, род. 7 января 1945 года, ум. 28 января 2003 года, инженер.
Горбунова (Маргорина) Римма Борисовна, 6 марта 1936 г.р., старший инженер.
Жегалова Алевтина Романовна, 20 августа 1940 г.р., инженер.
Зверева (Сахарова) Лидия Михайловна, род. 4 мая 1938 года, ум. 23 декабря 2019 года, техник.
Миклашевич Валентина Михайловна 27 апреля 1937 г.р., техник.
Холдина Валентина Степановна, род. 25 декабря 1940 года, ум. 25 сентября 2019 года, техник.

Другие научные и технические подразделения НИИАО:
Артамонова Любовь Яковлевна, сотрудник первого отдела.
Ацюковский Владимир Акимович, род. 16 июня 1930 года, ум. 25 января 2021 года, выпускник Ленинградского Политехнического института (1955), работал в ЛИИ, с 1983 года – в НИИАО, к.т.н. (1964), д.т.н. (1992).
Безроднов Владимир Ильич, 13 ноября 1953 г.р., инженер.
Борискина Клавдия Петровна, род. 15 августа 1920 года, ум. 9 января 2006 года, зам. начальника первого отдела.
Виноградов Олег Васильевич, род. 24 декабря 1933 года, ум. 9 декабря 2009 года, начальник отделения НИИАО, к.т.н. (1963), д.т.н.
Евтеев Лев Ефимович, 12 августа 1937 г.р., начальник патентного отдела.
Журавлёв Алексей Геннадьевич, 26 ноября 1966 г.р., выпускник ФАЛТ МФТИ (1990), работал в ЛИИ, в 1998 году в НИИАО.
Калюжин Павел Сергеевич, нормоконтролёр, полковник в отставке.

Отделение № 14 ЛИИ:
Кириченко Игорь Михайлович, род. 23 февраля 1929 года, ум. 14 октября 1997 года, начальник отделения.
Чудный Юрий Михайлович, род. 16 ноября 1932 года, ум. 18 мая 2020 года,
начальник отделения.
Вологжанин Геннадий Петрович.
Долгополов Валентин Тимофеевич.
Зенец Лариса Валентиновна, 28 марта 1932 г.р., инженер.
Мухин Лев Савватьевич, род. 20 февраля 1911 года, ум. 4 августа 1995 года, начальник лаборатории.
Никонов Владимир Емельянович, род. 22 октября 1936 года, ум. 8 января 2021 года, инженер.
Орлова Евгения Петровна, род. 2 августа 1934 года, начальник сектора.
Пейдус Ирина Михайловна, род. 13 мая 1932 года, ум. 15 ноября 2001 года, инженер.
Тимашпольский Николай Алексеевич, род. 16 декабря 1941 года, ум. 20 февраля 2003 года, инженер.
Тимошок (Мартынова) Элеонора Борисовна, род. 11 апреля 1938 года, ум. 31 июля 2021 года, техник.
Турецкий Семён Исаевич, род. 7 апреля 1912 года, ум. 14 августа 1995 года, авиарадиотехник, научный сотрудник, лауреат Сталинской премии 3-ей степени (1952), к.т.н. (1940), профессор (1973).

Прочие подразделения ЛИИ:
Васильченко Константин Константинович, род. 10 января 1926 года, ум. 15 июля 2010 года, начальник ЛИИ (1985 – 1995), Герой Социалистического Труда (1982), лауреат Ленинской премии (1962), профессор (1990).
Архипова Татьяна Львовна, 19 января 1951 г.р.; жена Архипова Г.Н.
Берестов Леонид Михайлович, 18 октября 1933 г.р., выпускник МАИ (1957), зам. начальника ЛИИ (1982), лауреат премии имени Н.Е. Жуковского, профессор.
Вид Вильгельм Имануилович, 25 июня 1938 г.р., инженер.
Виноградова Светлана Никифоровна (Унжакова), 8 мая 1936 г.р., окончила Физфак МГУ в 1959 году,
работала в 7 отделении ЛИИ; жена Виноградова О.В.
Вологжанин Геннадий Петрович, инженер, с 1991 года – директор рынка.
Галлай Марк Лазаревич, род. 16 апреля 1914 года, ум. 14 июля 1998 года, Герой Советского Союза (1957), заслуженный лётчик-испытатель СССР (1959), профессор (1994).
Гершенович Герц Борисович, род. 25 января 1912 года, ум. в 2002 году.
Гусев Олег Сергеевич.
Гусева Надежда Николаевна.
Дедеш Виктор Трифонович, род. 19 октября 1927 года, ум. 19 февраля 2016 года, выпускник МАИ (1950),
с 1950 года в ЛИИ, начальник отделения 3 (1984-2004), к.т.н. (1956), д.т.н. (1967), профессор.
Долголенко Георгий Павлович, род. 4 сентября 1933 года, ум. 15 сентября 1990 года,
выпускник МАИ (1958),
в ЛИИ с 1958 года, инженер, к.т.н. (1974).
Евгенов А.В.
Жегалов Евгений Николаевич, инженер.
Зализняк Георгий Дмитриевич, род. 19 апреля 1938 года, ум. 12 декабря 2017 года, инженер.
Зарубо Маргарита Васильевна, инженер.
Знаменская Алиса Моисеевна, род. 12 августа 1915 года, ум. 19 ноября 1995 года,
лауреат Сталинской премии (1954), д.т.н. (1962), профессор (1969).
Каменский Альберт Михайлович, род. 14 мая 1931 года, ум. 2 сентября 2017 года,
в НИИАО с 1983 года, инженер.
Квочур Анатолий Николаевич, 16 апреля 1952 г.р., лётчик-испытатель, в 1977 году уволен из рядов Вооружённых Сил СССР, заслуженный лётчик-испытатель (1990), в ЛИИ с 1991 года, заместитель начальника института (1996), Герой России (1992), полковник.
Клячко Михаил Давыдович, род. 25 января 1923 года, ум. 27 июня 1993 года, начальник аспирантуры ЛИИ.
Конарева Елена Сергеевна, 11 апреля 1937 г.р., инженер; жена Конарева В.П.
Кондратов Анатолий Александрович, род. 12 января 1928 года, ум. 4 сентября 2013 года,
начальник лаборатории отделения № 7.
Константинов Валентин Иванович, род. 20 сентября 1937 года, ум. 11 февраля 2008 года, старший инженер.
Кумряков Сергей Николаевич, род. 2 августа 1938 года, ум. 19 ноября 2020 года,
выпускник РРТИ (1961), инженер.
Курганов Александр Васильевич, род. 27 октября 1931 года, ум. 20 февраля 2019 года, старший инженер.
Лакеев Александр Алексеевич, род. 21 марта 1921 года, ум. 24 декабря 1996 года.
Леут Анатолий Павлович, род. 10 ноября 1937 года, ум. 18 мая 2020 года, инженер.
Мадатова Заира Мамедовна, 8 марта 1941 г.р., инженер ОНТИ; жена Фарамазяна В.В.
Махонькин Юрий Емельянович, род. 24 мая 1936 года, ум. 20 февраля 2018 года,
старший инженер, лауреат Государственной премии.
Мирошниченко Людмила Яковлевна, 22 декабря 1933 г.р., жена Берестова Л.М.
Мурашкевич Анатолий Михайлович, род. 1 марта 1928 года, ум. 12 июля 2004 года.
Носеевич Игорь Михайлович, род. 1 апреля 1937 года, ум. 17 мая 2012 года,
выпускник МЭИ факультет ЭТФ (1961), инженер.
Паверман Рувим Мордкович, род. 20 июня 1920 года, ум. 13 января 2006 года, начальник вычислительного центра ЛИИ (1960-1982), в феврале 2000 года переехал на ПМЖ в США.
Плисак Людмила Михайловна, род. 3 августа 1939 года, ум. 20 июня 2009 года, к.т.н.
Подберезная Людмила Александровна, род. 2 мая 1929 года, ум. в сентябре 1999 года,
инженер-программист отделения № 7.
Половинкина Мария Васильевна, род. 9 января 1938 года, ум. 3 марта 2000 года, табельщица.
Романов Георгий Лукьянович, род. 5 мая 1925 года, ум. 5 мая 2008 года,
инженер, участник ВОВ, медаль “За оборону Москвы”.
Рябова Светлана Ивановна, ум. в апреле 2015 года, окончила Московский авиационный технологический институт (МАТИ), прослужила 52 года в авиации, инженер.
Сиволап Виталий Михайлович, 20 октября 1936 г.р., инженер.
Смышляева Татьяна, инженер.
Софин Виктор Алексеевич, род. 21 февраля 1936 года, ум. 7 марта 2017 года,
выпускник МГУ Физфак (1959), инженер.
Стенина Нина Сергеевна (Павлова), секретарь Учёного совета ЛИИ.
Степаненко Раиса Селивёрстовна, начальник отдела технического обучения ЛИИ.
Сырцев В.А.
Тенишев Рустэм Хасанович, инженер.
Тенишева Лия Хасановна, жена Тенишева Р.Х.
Томара Ольга Алексеевна, 3 декабря 1935 г.р., сын Пётр родился 20 июня 1969 года в Москве.
Томич Валерий, инженер.
Трелина Евгения Александровна, род. 4 мая 1938 года, ум. 9 января 1999 года,
окончила МЭИ факультет ЭТФ в 1961 году, инженер.
Усова Лидия, сотрудница ЛИИ.
Утенин Александр Егорович, ум. 18 июля 1988 года, инженер отделения № 7.
Фальков Александр Иосифович, род. 3 июля 1937 года, ум. 20 ноября 2011 года, выпускник МАИ (1960), инженер, начальник лаборатории (1977), к.т.н (1969).
Фарамазян Вартан Вагинакович, 10 мая 1941 г.р., инженер.
Харин Евгений Григорьевич, 11 сентября 1937 г.р., начальник НИО-9 института, заведующий аспирантурой института, д.т.н.
Харитонов Михаил, выпускник МЭИ.
Хачатуров Александр Андреевич, род. 13 августа 1930 года, ум. 18 декабря 1987 года,
инженер, лауреат Государственной премии (1979).
Хачатурова Светлана, заведующая библиотекой; жена Хачатурова А.А.
Цыплаков Владислав Васильевич, 30 сентября 1937 г.р., с 1987 года – начальник отделения № 7, первый заместитель генерального директора по науке – начальник Научно-исследовательского центра, лауреат Государственной премии (1986), к.т.н.
Шибин Александр Григорьевич, 11 июня 1936 г.р., заместитель начальника НИЦ, лауреат премии Совета Министров СССР по науке и технике, к.т.н.
Шиянов Георгий Михайлович, род. 7 декабря 1910 года, ум. 13 декабря 1995 года,
лётчик-испытатель (1941-1967), Герой Советского Союза (1957), капитан.
Шогин Юрий Николаевич, род. 1 сентября 1934 года, ум. 14 июня 2013 года, окончил среднюю школу в 1952 году, выпускник МАИ, инженер, ведущий инженер ЛИИ, с 1980 года по 1983 год секретарь парткома ЛИИ, с 1983 года по 1991 год первый секретарь Жуковского горкома КПСС, делегат XXVII и XXVIII съездов КПСС, работал в ОАО “Авиасалон”, к.т.н. (1974).
Щёлкин Виктор Павлович, ум. 19 октября 2019 года, лётчик-испытатель, работал в ЛИИ, к.т.н.

Врачи спецполиклиники ЛИИ:
Колотурская Надежда Фёдоровна, род. 30 декабря 1926 года, главный врач спецполиклиники ЛИИ.
Кузнецов Анатолий Васильевич, 28 июня 1946 г.р., главный врач спецполиклиники ЛИИ.
Арутюнова Любовь Васильевна, врач поликлиники ЛИИ.
Бышкова Тамара Васильевна, врач-терапевт поликлиники ЛИИ.
Махонькина Лилия Борисовна, род. 21 июля 1937 года, ум. 15 сентября 2003 года, врач поликлиники ЛИИ; жена Махонькина Ю.Е.
Мухина Светлана Олеговна, род. 25 июня 1949 года, ум. 16 июня 2020 года, врач поликлиники ЛИИ.
Никулина Надежда Николаевна, зубной врач поликлиники ЛИИ.
Тарабрина Надежда Ивановна, врач поликлиники ЛИИ.
Фокина Ольга Васильевна, род. 28 декабря 1934 года, ум. 10 марта 2009 года, врач-хирург поликлиники ЛИИ.
Шумкина Вера Николаевна, глазной врач поликлиники ЛИИ.

1-й НИИ ЦПК имени Ю.А. Гагарина (до 1969 года – 1-й ЦПК имени Ю.А. Гагарина) (в/ч 26266):
Климук Пётр Ильич, 10 июля 1940 г.р., лётчик-космонавт СССР, начальник Центра подготовки космонавтов (1991 – 2003), дважды Герой Советского Союза (1973, 1975), лауреат Государственной премии СССР (1978) и Российской Федерации (2002),  генерал-полковник (1998), д.т.н. (2000), профессор (2005).
Бакулов Юрий Александрович, 3 ноября 1930 г.р.
Бебутов Абессалом Петрович, полковник.
Бурыкин Иван Иванович, прапорщик, техник, участник ВОВ.
Ваньков Игорь Ксенофонтович, подполковник.
Григоренко Владимир Николаевич.
Грищенко Валерий, инструктор, майор.
Деркач Николай Иванович, прапорщик, техник.
Ельцов Борис Михайлович, майор.
Жегунов Геннадий Михайлович, 1 февраля 1925 г.р., участник ВОВ, полковник.
Жуковский М.Р., инженер, капитан.
Калнин Георгий Мартынович, род. 21 августа 1922 года, начальник отдела, участник ВОВ.
Климанов Дмитрий Фёдорович, подполковник.
Мусорин Ю.В.
Полухин Юрий Александрович, старший инженер, капитан.
Почкаев Иван Николаевич, род. 23 марта 1925 года, ум. 27 марта 1997 года, выпускник ВВИА имени Жуковского (1955), в ЦПК с 1969 года, начальник отдела, начальник управления, участник ВОВ, генерал-майор, к.т.н. (1970), с.н.с., лауреат Государственной премии СССР (1987).
Рыбкин Евгений (Е.А.), майор.
Рябов Александр Георгиевич, участник ВОВ.
Тявин Илья Петрович, род. в 1928 году, ум. 25 февраля 2007 года, капитан (1960), подполковник в отставке.
Фарафонов Борис Андреевич, род. в 1920 году, участник ВОВ, полковник.
Филёкин Иван Андреевич, род. 26 июня 1920 года, участник ВОВ, окончил ВВИА имени Жуковского, полковник.
Чуркин.
Шевченко С.Д., начальник тренажёра ТДК-7К, майор.
Шувалов Олег Васильевич, начальник отделения, подполковник.
Щербаков Николай Яковлевич.
Юрасов Александр Дмитриевич, род. 21 июля 1925 года, ум. 2 ноября 2004 года, прапорщик.
Яковлев.

Космонавты:
Гагарин Юрий Алексеевич, род. 9 марта 1934 года, погиб 27 марта 1968 года, лётчик-космонавт, заместитель начальника Центра подготовки космонавтов (1964-1968), Герой Советского Союза (1961), майор (1961), полковник (1963), позывной “Кедр”.
Гречко Георгий Михайлович, род. 25 мая 1931 года, ум. 8 апреля 2017 года, лётчик-космонавт, в ОКБ-1 с мая 1955 года, с 1966 года в отряде космонавтов, дважды Герой Советского Союза (1975, 1978), кандидат технических наук (1967), позывной “Зенит-2”.
Леонов Алексей Архипович, род. 30 мая 1934 года, ум. 11 октября 2019 года, лётчик-космонавт, начальник управления ЦПК (1970-1972), заместитель начальника ЦПК (1970-1991), командир отряда космонавтов (1972-1992), дважды Герой Советского Союза (1965, 1975), генерал-майор авиации (1975), лауреат Государственной премии СССР (1981), позывной “Алмаз-2”, “Союз-1”.
Ляхов Владимир Афанасьевич, род. 20 июля 1941 года, ум. 19 апреля 2018 года, с 1967-го до 1995 года в отряде космонавтов, дважды Герой Советского Союза (1979, 1983), полковник (1979), позывной “Протон-1”.
Николаев Андриян Григорьевич, род. 5 сентября 1929 года, ум. 3 июля 2004 года, лётчик-космонавт, заместитель начальника Центра подготовки космонавтов (1968-1974), дважды Герой Советского Союза (1962, 1970), генерал-майор авиации (1970), кандидат технических наук (1975), позывной “Сокол”.
Попович Павел Романович, род. 5 октября 1930 года, ум. 30 сентября 2009 года, лётчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза (1962, 1974), полковник (1965), генерал-майор авиации (1976), позывной “Беркут”.

НПО “Энергия” (до 1974 года – ЦКБЭМ, до 1966 года – ОКБ-1):
Семёнов Юрий Павлович, 20 апреля 1935 г.р., выпускник Днепропетровского государственного университета (1958), Генеральный конструктор НПО “Энергия” (1989 – 2005), Герой Социалистического Труда (1976), лауреат Ленинской премии (1978), Государственной премии СССР (1985) и Государственной премии РФ (1999), академик (2000).
Башкин Евгений Александрович, 16 октября 1927 г.р., начальник отдела схем, лауреат Ленинской премии (1960).
Бранец Владимир Николаевич, 11 февраля 1936 г.р., выпускник МФТИ, лауреат Государственной премии (1985, за “Союз-Т”), д.ф.-м.н., профессор.
Бугров Владимир Евграфович, 18 января 1933 г.р., в ОКБ-1 с 1961 до 1995 года, конструктор.
Вольцифер Геннадий Анатольевич, 20 мая 1942 г.р., д.т.н.
Елисеев Алексей Станиславович, 13 июля 1934 г.р., выпускник МВТУ (1957), после окончания аспирантуры МФТИ в 1962 году – в ОКБ-1, инженер, с 1966 года лётчик-космонавт, дважды Герой Социалистического Труда – за один, 1969-й год.
Иннелаур Виктор Томасович, род. 5 августа 1926 года, ум. 18 апреля 2010 года, старший инженер, лауреат Государственной премии (1979).
Комарова Лариса Ивановна, 12 июля 1934 г.р., начальник сектора, д.т.н.; жена Елисеева А.С.
Легостаев Виктор Павлович, род. 6 июня 1931 года, ум. 8 января 2015 года, начальник отдела динамики, лауреат Ленинской премии (1966), лауреат Государственной премии (1989), академик (2003).
Лобода Юрий Александрович, инженер.
Мезенов Леонид Фёдорович, инженер, лауреат Государственной премии (1981).
Мисютин Анатолий Степанович, инженер.
Молодцов Владимир Васильевич, род. 6 мая 1924 года, ум. 16 марта 2002 года.
Невзоров Борис Григорьевич, 10 марта 1935 г.р., “радист”.
Носкин Герман Вениаминович, 24 октября 1932 г.р., начальник лаборатории, в ОКБ-1 с 1959 года, выпускник ЛЭТИ (1955), к.т.н., доцент.
Орловский Игорь Владимирович, инженер.
Павлов Дмитрий Владимирович, инженер.
Соловьёв Юрий Александрович, инженер.
Токарь Евгений Николаевич, разработчик гироорбитанта, лауреат Государственной премии (1969), доктор технических наук, профессор.
Феоктистов Константин Петрович, род. 7 февраля 1926 года, ум. 21 ноября 2009 года, в ОКБ-1 с 1956 года, начальник сектора, лётчик-космонавт, Герой Советского Союза (1964), профессор (1969).
Цесарев Игорь Александрович, инженер.
Цыбин Павел Владимирович, род. 23 декабря 1905 года, ум. 4 февраля 1992 года, в ОКБ-1 с 1961 года, заместитель Главного конструктора (1961-1980), заместитель руководителя испытательного комплекса (1961-1974), лауреат Ленинской премии (1966), инженер-полковник.
Черток Борис Евсеевич, род. 1 марта 1912 года, ум. 14 декабря 2011 года, выпускник МЭИ (1940), с 1951 года – начальник отдела систем управления, с 1957 года – заместитель Главного конструктора по системам управления, Герой Социалистического Труда (1961), член-корреспондент (1968), профессор (1965), д.т.н. (1958).
Шарымов Борис Алексеевич, 19 октября 1941 г.р., инженер.
Ширяев Борис Игоревич, 28 апреля 1932 г.р., инженер.
Шмыглевский Игорь Петрович, старший инженер.

ЦАГИ и ФАЛТ МФТИ:
Александров Глеб Владимирович, род. 5 января 1919 года, ум. в 2014 году, выпускник МГУ (1946), в ЦАГИ работал с 1946 года, руководитель отделения, лауреат Ленинской и Государственной премий, д.т.н. (1963), профессор (1974).
Босняков Игорь Сергеевич, 5 мая 1988 г.р., выпускник ФАЛТ МФТИ (2011), аспирант МФТИ, младший научный сотрудник ЦАГИ, к.ф.-м.н. (2017).
Босняков Сергей Михайлович, 1 сентября 1952 г.р., выпускник ФАЛТ МФТИ (1975), заместитель начальника отделения, заведующий кафедрой МФТИ, д.т.н., профессор.
Воейков Владимир Васильевич, 16 мая 1935 г.р.
Жулёв Юрий Григорьевич, род. 1 апреля 1926 года, ум. 5 августа 2000 года, выпускник МАИ (1950), в ЦАГИ с июля 1950 года, с 16 ноября 1970 года – заместитель начальника 20-го отделения, преподавал в ФАЛТ, к.т.н. (1959), д.т.н. (1970), профессор (30 ноября 1979 года).
Икрянов Игнат Иванович, 1976 г.р., выпускник ФАЛТ МФТИ (2000), к.т.н. (2009).
Калинкина Светлана Ивановна, 30 июня 1938 г.р.; жена Жулёва Ю.Г.
Коган Михаил Наумович, род. 7 ноября 1925 года, ум. 26 сентября 2011 года, выпускник МАИ (1947), начальник отделения № 20, д.ф.-м.н. (1962), профессор (1964), лауреат Государственной премии (1972), заслуженный профессор МФТИ (2003).
Кузнецов Александр Михайлович, 1 октября 1946 г.р., выпускник ФАЛТ МФТИ (1971), работал в ЦАГИ с 1974 по 1978 годы, с 1978 года преподаватель, заместитель декана ФАЛТ.
Кузнецов Вадим Сергеевич, сотрудник ЦАГИ, председатель правления ЖСК “Наука-1” (1985).
Лукин Дмитрий Сергеевич, 6 октября 1937 г.р., выпускник радиотехнического факультета МФТИ (1962), заведующий кафедрой МФТИ, лауреат Государственной премии СССР (1990), к.ф.-м.н. (1966), д.ф.-м.н. (1985), профессор (1986).
Стасенко Альберт Леонидович, 11 февраля 1937 г.р., работает в ЦАГИ, преподаёт на ФАЛТе, д.т.н., профессор.
Стасенко Любовь Борисовна, 28 декабря 1936 г.р.; жена Стасенко А.Л.
Чарыев Джан, инженер, мой одноклассник.
Ярошевский Василий Александрович, род. 27 июня 1932 года, ум. 17 июля 2014 года, начальник сектора, профессор.

ЦНИИмаш (до 1967 года – НИИ-88):
Уткин Владимир Фёдорович, род. 17 октября 1923 года, ум. 15 февраля 2000 года, директор (1990-2000), выпускник Ленинградского военно-механического института (1952), дважды Герой Социалистического Труда (1969, 1976), лауреат Ленинской премии (1964), лауреат Государственной премии СССР (1980), академик (1984).
Бажинов Игорь Константинович, род. 31 августа 1928 года, ум. 8 июля 2015 года, выпускник МАИ (1951), в НИИ-88 с 1960 года, начальник сектора, отдела, отделения, главный научный сотрудник ЦУП (1995), лауреат Ленинской премии (1957), лауреат Государственной премии СССР (1981), капитан (1958), д.т.н. (1971), профессор (1992).
Почукаев Владимир Николаевич, род. 11 февраля 1938 года, выпускник МАИ (1961), начальник сектора, отдела (1986), руководитель отделения (1991-1993), главный научный сотрудник, лауреат Государственной премии СССР, д.т.н. (1972), профессор (1987).

Ямков Владимир Дмитриевич, 13 января 1944 г.р., с 1984-го по 1989 год – командир 3 дивизии атомных подводных лодок Северного флота ВМФ, капитан 1-го ранга; с 1989 года – командир Центра подготовки подводников Северного флота ВМФ (в/ч 09686), контр-адмирал.
Золотарёв Евгений Николаевич, род. 13 января 1932 года, ум. 13 марта 1996 года, до 1989 года – командир Центра подготовки подводников ВМФ (в/ч 09686), капитан 1-го ранга.

14-й научно-исследовательский институт радиоэлектроники ВМФ, город Пушкин Ленинградской области:
Барашков Вячеслав Михайлович, начальник отдела, капитан 1 ранга.

Ленинградское высшее военно-морское инженерное училище имени В. И. Ленина (ЛВВМИУ имени В. И. Ленина):
Коковин Василий Александрович, начальник училища с 1983 по 1993 годы, вице-адмирал (5 ноября 1988 года).
Мартынов Дмитрий Дмитриевич, заместитель начальника училища по учебной и научной работе, контр-адмирал.

Михеев Сергей Викторович, 22 декабря 1938 г.р., выпускник МАИ (1962), с 1974 года главный конструктор Ухтомского вертолётного завода, с 1994 года президент и генеральный конструктор предприятия “Камов”, лауреат Ленинской премии (1982), лауреат Государственной премии Российской Федерации за создание и внедрение в серийное производство одноместного боевого вертолёта Ка-50 (1996), Герой Российской Федерации (1997), член-корреспондент РАН (2000), академик РАН (2011).

База:
Архипов Геннадий Николаевич, 7 декабря 1946 г.р., выпускник МАИ (1970), работал в ЛИИ, в аппарате ЦК КПСС, с 2004 по 2005 год – Генеральный директор ЗАО “Техносервис”, с 2005 года – заместитель Генерального директора по внешнеэкономической деятельности ОАО “ММП имени В.В. Чернышева”; к.т.н.
Бажанова Евгения Николаевна, преподаватель в 1-3 классах школы № 7 города Жуковского, первая учительница сына Димы 1976-1979 гг.
Берестова Наталья Леонидовна, дочь Берестова Л.М.
Блынская Альбина Александровна, окончила Физфак МГУ в 1959 году.
Бондарь Анатолий Михайлович, род. 29 сентября 1940 года, ум. 15 августа 2017 года, к.т.н.
Венда Валерий Фёдорович, 2 августа 1937 г.р., выпускник МЭИ (1960), сотрудник ЦНИИ комплексной автоматизации, с 1963 года руководитель отдела инженерной психологии и эргономики ВНИИТЭ, с.н.с. (1971), профессор (1984).
Виноградова Валентина Дмитриевна, род. 20 января 1947 года, ум. 13 декабря 2020 года,
с апреля 1979 года до 1988 года работала в ЛИИ, парткабинет, партком,
с 1988 до 1990 года – в Жуковском горкоме КПСС, с 1990 до 1991 года – в ЦК КПСС,
с 1991 до 1993 года – заведующая молодёжным отделом исполкома города Жуковского,
с 1993 года – учитель истории и обществознания Жуковской гимназии № 1, звание “Заслуженный учитель Российской Федерации” (2010).
Владычина Маргарита Владимировна, род. 7 сентября 1929 года, ум. 1 апреля 2004 года; жена Владычина Г.П.
Гальперин Пётр Яковлевич, род. 2 октября 1902 года, ум. 25 марта 1988 года, доцент кафедры психологии философского факультета МГУ, профессор (1967).
Гуреева Ольга Семёновна, заслуженный учитель Российской Федерации (2005).
Даревский Сергей Григорьевич, род. 23 мая 1920 года, ум. 8 сентября 2001 года, выпускник МАИ (1943), до 1975 года – руководитель СОКБ, с 1975 года – научный сотрудник Всесоюзного института межотраслевой информации, орден Ленина (1961), лауреат Ленинской премии (апрель 1966 года), к.т.н. (1953), с.н.с. (1955).
Дедеш Валерий Викторович, 7 июня 1965 г.р., выпускник МФТИ (1988); сын Дедеша В.Т.
Добкина Маргарита Николаевна, детский врач.
Долголенко Тамила Григорьевна, 9 июня 1933 г.р., зав. отделом культуры исполкома Жуковского горсовета; жена Долголенко Г.П.
Емельянова Валентина Васильевна, врач ЦБЭЛИС.
Зинченко Владимир Петрович, род. 10 августа 1931 года, ум. 7 февраля 2014 года, с 1961 года руководитель лаборатории инженерной психологии МГУ, кандидат психологических наук (1957), профессор (1968).
Калинина Инна Николаевна (Власова), 7 апреля 1938 г.р., работала на Косинской трикотажной фабрике; сыновья Александр и Николай Власовы.
Киселёва Зоя Леонидовна, соседка по даче; Виктория, её дочь.
Китаев-Смык Леонид Александрович, 18 мая 1931 г.р., выпускник Первого Московского медицинского института (1955), врач-физиолог, отдел научно-космической медицины ЛИИ (1960-1974).
Конотоп Василий Иванович, род. 13 февраля 1916 года, ум. 19 сентября 1995 года, первый секретарь Московского обкома КПСС (1963-1985).
Король Давид Шлёмович, род. 8 мая 1912 года, с 1957 года директор кафе в Жуковском, с 1966 года директор ресторана “Спутник”, директор Жуковского городского треста столовых и ресторанов, участник ВОВ, майор, в запасе с 1956 года.
Лобанов Станислав Дмитриевич, род. 29 марта 1940 года, ум. 19 июля 1998 года, до 1975 года – инженер в СОКБ, после 1975 года – второй секретарь Жуковского горкома КПСС.
Лукин Михаил Дмитриевич, 1 октября 1971 г.р., выпускник факультета физической и квантовой электроники МФТИ (1993), с 1993 года – Техасский университет, с 2001 года – Гарвардский университет, работа с Инновационным центром “Сколково”, профессор (2004).
Лункина Маргарита Аркадьевна, врач городской больницы; жена Суворова А.П.
Любарский Кронид Аркадьевич, род. 4 апреля 1934 года, ум. 23 мая 1996 года, выпускник МГУ (1956), к.т.н. (1966), астрофизик, диссидент, 14 октября 1977 года покинул СССР, лишён гражданства, в 1990 году вернулся в Москву, в 1992 году возвращено российское гражданство, в 1996 году утонул в море во время поездки на остров Бали (Индонезия).
Манько Владимир Иванович, 2 апреля 1940 г.р., выпускник Физфак МГУ (1963), с 1966 года научный сотрудник ФИАН, с 1968 года преподаватель МФТИ, д.ф.-м.н. (1972), профессор (1989).
Манько Маргарита Александровна, научный сотрудник ФИАН, к.ф.-м.н.; жена Манько В.И.
Миклашевич Сергей, РПКБ.
Мороз Маргарита Васильевна, род. 1 ноября 1935 года, ум. 30 января 2022 года, с 1943-го по 1953 год училась в школе в городе Кургане, в 1953 году поступила и в 1958 году окончила факультет журналистики Уральского государственного университета имени А.М. Горького, с 1958-го по 1964 год – корреспондент курганской областной газеты “Красный Курган” (21 июля 1959 года переименована в “Советское Зауралье”), с 1964-го по 1973 год – редактор курганской областной молодёжной газеты “Молодой ленинец”, с 1973-го по 1990 год – ответственный секретарь курганской областной организации Союза журналистов СССР, с 1990 года на пенсии.
Москвина Галина Анатольевна, преподавательница музыки.
Мунипов Владимир Михайлович, род. 31 марта 1931 года, ум.16 апреля 2012 года, с 1962 года научный сотрудник ВНИИТЭ, профессор (1992).
Мухамедгалиева Анель Фазуловна, 27 ноября 1935 г.р., окончила Физфак МГУ (1959), работа в разных НИИ, Московский горный институт (1966-1993), к.ф.-м.н. (1965), д.ф.-м.н. (2002), профессор.
Неподоба Вадим Петрович, род. 26 февраля 1941 года в Севастополе, ум. 20 сентября 2005 года, кубанский поэт, писатель, в 1958 году окончил школу в Белореченске, в 1964 году окончил историко-филологический факультет Краснодарского пединститута, в 1972 году в Краснодарском издательстве вышел его первый поэтический сборник “Огненный цветок”, в 1981 году окончил Высшие литературные курсы при Литературном институте в Москве и в том же году в Краснодаре вышел его сборник “Вербное утро: стихи и поэмы”, член Союза писателей СССР (1977).
Новицкая Юлия, жена Новицкого В.А.
Норбеков Мирзакарим Санакулович, 17 ноября 1957 г.р., целитель.
Ольсен Ольга Евгеньевна, род. в 1907 году, преподавательница английского языка.
Пальцев Евгений Михайлович, врач скорой помощи.
Перфильев Сергей Васильевич, первый секретарь Жуковского горкома КПСС с 1972 по 1983 год.
Петушкина Ольга Михайловна, продащица в ГУМе.
Рясной Лев Николаевич, директор школы № 7 города Жуковского.
Северьянова Валентина Ивановна, 27 февраля 1938 г.р., приехала в Жуковский в 1967 году из Ульяновска, секретарь Жуковского горкома по идеологии.
Суворова Татьяна Александровна, дочь Суворова А.П. и Лункиной М.А.
Туманова Людмила Анатольевна, род. 4 октября 1945 года в городе Кургане, ум. 12 июня 2018 года также в Кургане, автор и исполнитель песен.
Удальцов Аркадий Петрович, 14 октября 1936 г.р., выпускник МЭИ факультет АВТФ (1961), работал инженером ЦАГИ, в 1968-1974 годах – главный редактор газеты “Московский комсомолец”, в 1974-1991 годах – заместитель главного редактора, в 1991-1998 годах – главный редактор “Литературной газеты”.
Черенков Павел Алексеевич, род. 28 июля 1904 года, ум. 6 января 1990 года, выпускник Воронежского университета (1928), физик, Герой Социалистического Труда (1984), лауреат Нобелевской премии (1958), лауреат Сталинской премии (1946, 1952), лауреат Государственной премии (1977), профессор (1948), академик (1970).
Черенкова Елена Павловна, 18 июня 1936 г.р., окончила Физфак МГУ в 1959 году, к.ф.-м.н.
Шукшунов Валентин Ефимович, 20 мая 1938 г.р., выпускник НПИ (1961), заведующий кафедрой НПИ, с 1973 года генеральный директор – главный конструктор ОКТБ “Орбита” НПИ, с 1981 по 1988 год – ректор НПИ, с 1989 по 1992 год – заместитель министра образования СССР, лауреат Государственной премии РФ (2004), д.т.н. (1970), профессор (1974).
Щербакова Галина Николаевна, род. 17 ноября 1933 года, ум. 8 мая 2003 года, окончила МГУ, моя бывшая сотрудница – в Филиале ЛИИ и СОКБ работала с 1963-го по 1973 год.
Ярома Марьян Степанович, врач ЦБЭЛИС.
Ярома Лариса Даниловна, жена Яромы М.С.
Ярома Владимир Марьянович, сын Яромы М.С.

Мои одноклассники:
Новицкий Вячеслав Антонович, выпускник МЭИ (1961).
Садыков Мурад, род. 3 сентября 1936 года, ум. 7 мая 2013 года.

Соседи по дому, улица Осипенко, 3:
Бочкарёвы Степан, Антонина, сын.
Бурьяновы Семён Маркович, Лилия Викторовна, Ваня.
Ковалёвы Антон Степанович, Лариса Ильинична, Анциферова Анна Петровна, дети.
Кравцовы Вера Львовна, Надежда Нефёдовна.
Куменко.
Тенишевы Р.Х., Л.Х.
(я и моя семья, кв. 38).

Примечание:
Память подводит в деталях, датах, именах, названиях. Поэтому зачастую, если забыл, или не узнал достоверно фактическую должность, то ставлю более общее – почётное, славное звание, например, “инженер”.
Да и не хотелось бы превращать этот раздел в описание карьерных лестниц.

Прошу простить.
Открыт к замечаниям, уточнениям.

Сокращения

АВТФ – факультет автоматики и вычислительной техники.
БРВИ – блок ручного ввода информации.
БУМ – блок управления маркером.
БЦВК – бортовой цифровой вычислительный комплекс.
ВВИА – Военно-воздушная инженерная академия.
ВВС – Военно-воздушные силы.
ВДНХ – Выставка достижений народного хозяйства.
ВИМИ – Всесоюзный институт межотраслевой информации.
ВЛКСМ – Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи.
ВМФ – Военно-морской флот.
ВНИИГПЭ – Всесоюзный научно-исследовательский институт государственной патентной экспертизы.
ВНИИТЭ – Всесоюзный научно-исследовательский институт технической эстетики.
ВОВ – Великая Отечественная война.
ВПТБ – Всесоюзная патентно-техническая библиотека.
ВСК – визир специальный космонавта.
ВФТШ – вечерняя физико-техническая школа.
ГДР – Германская Демократическая Республика.
ГКЧП – Государственный комитет по чрезвычайному положению.
ДПО – двигатели причаливания и ориентации.
ДУС – датчик угловой скорости.
ЖСК – жилищно-строительный кооператив.
ЗАО – закрытое акционерное общество.
ЗФТШ – заочная физико-техническая школа.
ЗЭМ – Завод экспериментального машиностроения.
ИВО – имитатор визуальной обстановки, или имитация визуальной обстановки.
ИМП – индикатор местоположения.
ИНК – индикатор навигационный космический.
ИнПУ – интегрированный пульт управления.
КДП – командно-диспетчерский пункт.
КДУ – комбинированная двигательная установка.
КИ – кадровая информация.
КК – космический корабль.
КП – коммунистическая партия.
КПРФ – Коммунистическая партия Российской Федерации.
КПСС – Коммунистическая партия Советского Союза.
КСП – командно-сигнальное поле.
КЭИ – комбинированный электронный индикатор.
ЛВВМИУ – Ленинградское высшее военно-морское инженерное училище.
ЛИИ – Лётно-исследовательский институт.
ЛСК – лучевая система координат.
ЛЭТИ – Ленинградский электротехнический институт.
МАИ – Московский авиационный институт.
МАП – Министерство авиационной промышленности.
МАТИ – Московский авиационный технологический институт.
МВТУ – Московское высшее техническое училище.
МГУ – Московский государственный университет.
МДМ – Московский дворец молодёжи.
МИИГАиК – Московский институт инженеров геодезии, аэрофотосъёмки и картографии.
МИК – монтажно-испытательный корпус.
МИФИ – Московский инженерно-физический институт.
МКИ – международная классификация изобретений.
МКС – Международная космическая станция.
ММКФ – Московский международный кинофестиваль.
ММП – Московское машиностроительное предприятие.
МФТИ – Московский физико-технический институт.
МХАТ – Московский Художественный академический театр.
МЭИ – Московский энергетический институт.
НАСА – Национальное управление по аэронавтике и исследованию космического пространства, английское сокращение NASA.
НГУ – Новосибирский государственный университет.
НИИ – научно-исследовательский институт.
НИИ ЦПК – Научно-исследовательский испытательный центр подготовки космонавтов.
НИИАО – Научно-исследовательский институт авиационного оборудования.
НИУ ВШЭ – Национальный исследовательский университет “Высшая школа экономики”.
НИЦ – Научно-исследовательский центр.
НПИ – Новочеркасский политехнический институт.
НПО – научно-производственное объединение.
ОАО – открытое акционерное общество.
ОИЯИ – Объединённый институт ядерных исследований.
ОКБ – Особое конструкторское бюро.
ОКТБ – Особое конструкторско-технологическое бюро.
ОНТИ – отдел научно-технической информации.
ООН – Организация Объединённых Наций.
ПИ – приоритетная информация.
ПИ – пульт инструктора.
ПИК – Первая ипотечная компания.
ПК – пульт космонавта.
ПМЖ – постоянное место жительства.
ПО – программное обеспечение.
ПРВИ – пульт ручного ввода информации.
РАН – Российская академия наук.
РКК – Ракетно-космическая корпорация.
РККА – Рабоче-крестьянская Красная армия.
РПКБ – Раменское приборостроительное конструкторское бюро.
РРТИ – Рязанский радиотехнический институт.
РСФСР – Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика.
СА – спускаемый аппарат.
САПР – система автоматизированного проектирования.
СЕПГ – Социалистическая единая партия Германии.
СИС и ОРУ – система индикации, сигнализации и органов ручного управления.
СНГ – Содружество Независимых Государств.
СОИ – система отображения информации.
СОИ и ОРУ – система отображения информации и органов ручного управления.
СОКБ – Специализированное опытно-конструкторское бюро.
СПС – система преобразования сигналов.
ССВП – система стыковки и внутреннего перехода.
СУБК – система управления бортовым комплексом.
СЦЭИ – система цветной электронной индикации.
СЭП – система энергопитания.
ТДК – тренажёр для космонавта.
ФАЛТ – факультет аэромеханики и летательной техники.
ФГУП – федеральное государственное унитарное предприятие.
ФРГ – Федеративная Республика Германия.
ЦАГИ – Центральный аэрогидродинамический институт.
ЦБЭЛИС – Центральная больница экспертизы лётно-испытательного состава.
ЦВМ – цифровая вычислительная машина.
ЦК – Центральный Комитет.
ЦКБМ – Центральное конструкторское бюро машиностроения.
ЦКБЭМ – Центральное конструкторское бюро экспериментального машиностроения.
ЦНИИ – Центральный научно-исследовательский институт.
ЦНИИмаш – Центральный научно-исследовательский институт машиностроения.
ЦПК – Центр подготовки космонавтов.
ЦРУ – Центральное разведывательное управление.
ЦУП – центр управления полётами.
ЭВМ – электронная вычислительная машина.
ЭМФ – электромеханический факультет.
ЭПАС – Экспериментальный полёт “Аполлон” – “Союз”.
ЭТФ – факультет электронной техники.
ЭЭФ – электроэнергетический факультет.

Библиография

Тяпченко Ю.А. Пилотируемая космонавтика и рядом с ней: Мемуары, рассказы. 2015. 512 с.
Тяпченко Ю.А. Пилотируемая космонавтика и рядом с ней: книга 2. М.: Издательство Российского союза писателей, 2016. 760 с.
Тяпченко Ю.А. Системы отображения информации пилотируемых космических аппаратов. М.: ИД Академии имени Н.Е. Жуковского, 2021. 716 с.

 

Статьи в Википедии:

Научно-исследовательский институт авиационного оборудования

Польский, Анатолий Афанасьевич

 

 Изобретение

Устройство управления трехстепенным карданным подвесом, номер патента: 1675844, МКИ G 05 B 11/01, опубликовано: 07.09.1991 г., бюллетень № 33, по заявке № 4620121 с приоритетом 12.12.1988 г.
Автор: Е.К. Никонов
Устройство управления трехстепенным карданным подвесом — SU 1675844 (patents.su)

стр. 3-4
Иллюстрации к патенту 1675844 — Устройство управления трехстепенным карданным подвесом — PatentDB.ru

реферат
1675844 — Устройство управления трехстепенным карданным подвесом — PatentDB.ru

описание
Устройство управления трехстепенным карданным подвесом. Советский патент 1991 года SU 1675844 A1. Изобретение по МКП G05B11/01 . (patenton.ru)

информация о публикации
Устройство управления трехстепенным карданным подвесом (elibrary.ru)

Устройство управления трехстепенным карданным подвесом, номер патента: 1675844, МКИ G 05 B 11/01, опубликовано: 07.09.1991 г., бюллетень № 33, по заявке № 4620121 с приоритетом 12.12.1988 г.
Автор: Никонов
База патентов с меткой “подвесом”
Подвесом — Метка (patents.su)

https://patents.su/metka/podvesom

 

Статья

Квантование поля и формирование сжатых состояний в резонаторах с распределёнными параметрами
В.В. Додонов, А.Б. Климов, Д.Е. Никонов.
Опубликовано: 1 февраля 1992 года, журнал Центра космических полетов имени Годдарда НАСА.
Field Quantization and Squeezed States Generation in Resonators with Time-Dependent Parameters
V.V. Dodonov, A.B. Klimov, D.E. Nikonov.
Publication Date: February 1, 1992. Journal: NASA. Goddard Space Flight Center.

https://ntrs.nasa.gov/citations/19920012823

II Международный семинар по сжатым состояниям и соотношениям неопределённости. Труды семинара в Физическом институте Академии наук имени Лебедева, Москва, Россия, 25-29 мая 1992 года.
II International Workshop on Squeezed States and Uncertainty Relations: proceedings of a workshop held at the Lebedev Physics Institute, Moscow, Russia, May 25-29, 1992.

Статья

Взаимодействие гармонического осциллятора со сжатым излучением
В.В. Додонов, Д.Е. Никонов, МФТИ, Жуковский, Московская область, 140160, Россия
Harmonic Oscillator Interaction with Squeezed Radiation
V.V. Dodonov, D.E. Nikonov
10 страниц текста на английском языке, 10 библ.

Workshop on Squeezed States and Uncertainty Relations [microform]: proceedings of a workshop held at the University of Maryland, College Park, Maryland, March 28-30, 1991 / edited by D. Han, Y.S. Kim, W.W. Zachary

Second International Workshop on Squeezed States and Uncertainty Relations [microform]: proceedings of a workshop held at the Lebedev Physics Institute, Moscow, Russia, March 25-29, 1992 / edited by D. Han, Y.S. Kim, V.I. Manʹko

Third International Workshop on Squeezed States and Uncertainty Relations [microform]: proceedings of a workshop held at the University of Maryland, Baltimore County, Baltimore, Maryland, August 10-13, 1993 / edited by D. Han … [et al.]

Second International Workshop on Squeezed States and Uncertainty Relations [microform]: proceedings of a workshop held at the Lebedev Physics Institute, Moscow, Russia, March 25-29, 1992 / edited by D. Han, Y.S. Kim, V.I. Manʹko
Second International Workshop on Squeezed States and Uncertainty Relations [microform]: proceedings… | National Library of Australia (nla.gov.au)

https://catalogue.nla.gov.au/Record/4073592

Second International Workshop on Squeezed States and Uncertainty Relations: proceedings of a workshop held at the Lebedev Physics Institute, Moscow, Russia, March 25-29, 1992
Second International Workshop on Squeezed States and Uncertainty Relations: proceedings of a workshop held at the Lebedev Physics Institute, Moscow, Russia, March 25-29, 1992: Unknown: Amazon.com: Books

https://www.amazon.com/International-Workshop-Squeezed-Uncertainty-Relations/dp/B0041G6BDY

Second International Workshop on Squeezed States and Uncertainty Relations: proceedings of a workshop held at the Lebedev Physics Institute, Moscow, Russia, March 25-29, 1992
Second International Workshop on Squeezed States and Uncertainty Relations: proceedings of a workshop held at the Lebedev Physics Institute, Moscow, Russia, March 25-29, 1992 | WorldCat.org

http://www.worldcat.org/title/31235747

 

Изобретения:

Формат космического навигационного индикатора: патент на полезную модель № 29581; 7 G 01 C 23/00 / Ю.А. Тяпченко, Ю.Ф. Александров, Е.А. Батурина, А.В. Белков, А.Г. Журавлёв, Е.Э. Крахмалёва, Е.К. Никонов, Н.А. Новикова, Л.И. Комарова (RU); заявитель и правообладатель ФГУП НИИ авиационного оборудования (RU). № 2002118951/20, заявл. 19.07.2002, опубл. RU БИМП № 14 20.05.2003.

Программный комплекс диалоговой системы отображения информации транспортного космического корабля типа «Союз-ТМА»: свидетельство об официальной регистрации программ для ЭВМ № 2002610077 / Ю.А. Тяпченко, А.Г. Журавлёв, Ю.Ф. Александров, В.Л. Захаров, Е.К. Никонов, А.В. Белков,
Н.А. Новикова, Е.А. Батурина, Е.Э. Крахмалёва, А.И. Корнев, Ю.А. Расторгуев, Л.И. Комарова, А.С. Мисютин, А.В. Зеленков (RU); заявитель и правообладатель ЗАО «НТЦ “Альфа-М”» (RU). № 2001611799, заявл. 25.12.2001, зарегистрировано в Реестре программ для ЭВМ г. Москвы 23.01.2002.

Программа отображения информации интегрированного пульта управления: свидетельство об официальной регистрации программ для ЭВМ № 2002610798 / В.И. Безроднов, Ю.Ф. Александров, Р.К. Андриянов, Е.А. Батурина, Е.И. Бондарев, М.В. Великовский, В.Л. Захаров, Е.Э. Крахмалёва, А.С. Мисютин, Е.К. Никонов, Н.А. Новикова, Н.А. Титова, В.М. Тихомиров, О.В. Трошина, Ю.А. Тяпченко, Е.А. Черноиванова, В.И. Шмелёв (RU); заявитель и правообладатель ФГУП НИИ авиационного оборудования (RU). № 2002610674, заявл. 25.04.2002, зарегистрировано в Реестре программ для ЭВМ г. Москвы 23.05.2002.

Система автоматизированного проектирования видов индикации диалоговой системы отображения информации транспортного космического корабля: свидетельство об официальной регистрации программ для ЭВМ № 2002611930 / Тяпченко Ю.А., Александров Ю.Ф., Батурина Е.А., Белков А.В., Журавлев А.Г., Крахмалёва Е.Э., Никонов Е.К. (RU); заявитель и правообладатель ФГУП НИИАО (RU); -№ 2002611687, заявл. 23.09.2002 г., зарегистрировано в Реестре программ для ЭВМ, г. Москва 15.11.2002 г.

Обучающая программа системы отображения информации транспортного космического корабля типа «Союз-ТМА»: свидетельство об официальной регистрации программ для ЭВМ № 2003610226 / Ю.А. Тяпченко, А.Г. Журавлёв, Е.К. Никонов (RU); заявитель и правообладатель ЗАО «НТЦ “Альфа-М”» (RU).
№ 2002612979, заявл. 25.11.2002, зарегистрировано в Реестре программ для ЭВМ г. Москвы 22.01.2003.

Обучающая программа пульта космонавтов КК «Союз-ТМА»
Авторы программы: Е.К. Никонов, А.Г. Журавлёв, А.В. Белков, Е.А. Батурина.
Программа представлена от имени авторов Ю.А. Тяпченко.
Статьи (astronaut.ru)

http://www.astronaut.ru/bookcase/prog.htm

Обучающая программа пульта космонавтов космического корабля «Союз-ТМА»
Ю.А. Тяпченко, Е.К. Никонов, А.Г. Журавлев (НИИАО г. Жуковский Моск. обл. — ОАО “Альфа-М” г. Раменское Моск. обл.)
От имени авторов представлена Ю.А. Тяпченко.
Обучающая программа пульта космонавтов космического корабля «Союз-ТМА» (astronaut.ru)
http://www.astronaut.ru/bookcase/article/ar-instr.htm

Юрий Александрович Тяпченко
Ю.А.Тяпченко (astronaut.ru)

http://www.astronaut.ru/bookcase/author/list-tyapchenko.htm?reload_coolmenus

Евгений Константинович Никонов
Автор отзыва – Ю.А. Тяпченко
Авторы обучающей программы пульта космонавтов космического корабля «Союз-ТМА»: Е.К.Никонов (astronaut.ru)

http://www.astronaut.ru/bookcase/text/nikonov.htm?reload_coolmenus

Алексей Геннадьевич Журавлёв
Авторы обучающей программы пульта космонавтов космического корабля «Союз-ТМА»: А.Г.Журавлев (astronaut.ru)

https://www.astronaut.ru/bookcase/text/zhuravlev.htm?reload_coolmenus

Аркадий Владимирович Белков
Авторы обучающей программы пульта космонавтов космического корабля «Союз-ТМА»: А.В.Белков (astronaut.ru)

http://www.astronaut.ru/bookcase/text/belkov.htm?reload_coolmenus

Елена Анатольевна Батурина
Авторы обучающей программы пульта космонавтов космического корабля «Союз-ТМА»: Е.А.Батурина (astronaut.ru)

http://www.astronaut.ru/bookcase/text/baturina.htm?reload_coolmenus

 

 Документ

Исследование возможности создания визуальной системы посадки ЛА на корабли одиночного базирования на основе многоцветных лазерных источников света. Этап 5. Разработка облика тренажера для подготовки экипажей по производству посадки вертолетов на палубу корабля / ЗАО «НТЦ “Альфа-М”», Ю.А. Тяпченко, Е.К. Никонов. Шифр “Палубник”. – С. 183. ФГАНУ ЦИТИС. Зарегистрировано в государственном информационном фонде неопубликованных документов. Инв. № 02201261617 от 27.09.2012 г.

Приложение 1
Камов, Миль, Михеев

Камов Николай Ильич (1902-1973)

Родился в Иркутске.
Отец, Илья Михайлович, статский советник, директор Иркутского коммерческого училища, выходец из богатой еврейской купеческой семьи, выпускник историко-филологического факультета Варшавского университета, преподаватель словесности.
Илья учился в гимназии в Иркутске, увлекался словесностью, поэзией, знал массу стихов наизусть. После окончания гимназии он отправился в Варшаву, где, по слухам, плата за обучение была намного меньше, чем в Москве или Петербурге. Поступил учиться на славяно-русское отделение историко-филологического факультета Варшавского императорского университета. Там же он и женился на красивой, дородной польке Елене Лянглебен, которая училась на акушерских курсах. Окончив университет, Илья Камов остался в Варшаве и стал преподавать славянские языки и литературу на платных курсах, готовил диссертацию на тему “Содержание и характер поэзии Ивана Никитина”. Но его всё время тянуло на родину, и в 1900 году Камовы приехали в Россию. Они поселились в Иркутске, где Илья Михайлович устроился работать учителем.
Мальчик Коля был очень крупный и при родах получил травму плеча. С тех пор правая рука у него развивалась неправильно и стала короче левой. Ребёнка окрестили в Благовещенской церкви, недалеко от центра города, и нарекли Николаем. Мечтал стать врачом.
Николай с золотой медалью окончил коммерческое училище. Во время учёбы начал интересоваться авиацией, часто посещал демонстрационные полёты известных в то время пилотов.
Все его жизненные планы, его судьбу решительно перевернул трофейный английский самолёт. Когда весной 1920 года аэроплан, сделав круг над городом, сел на лёд в устье Ушаковки, студент Томского технологического института Коля Камов примчался к чуду техники первым и до позднего вечера не отходил от аппарата, выспрашивал лётчика об устройстве машины. С этого момента, как пишет в своих воспоминаниях конструктор, началась его жизнь в авиации.
После окончания Томского технологического института в 1923 году инженер-механик Камов приехал в Москву и поступил рабочим на концессионный аэропланный завод Юнкерса ИВА в Филях, где немецкие мастера собирали “юнкерсы” Ю-13, а затем устроился в авиационные мастерские “Добролёта”. Работал слесарем, токарем, клёпальщиком. Голодал, какое-то время был без работы и без средств к существованию.
В 1927 году его пригласили в конструкторское бюро известного авиаконструктора Д.П. Григоровича. Он не мешкая согласился, поскольку к этому времени его голова была полна конструкторских идей. КБ Григоровича занималось морским самолётостроением, но именно здесь в свободное время Камов на общественных началах во главе группы энтузиастов приступил к созданию своего первого вертолёта.
Само слово «вертолёт» придумал Николай Камов, до этого такие аппараты назывались «автожиром». В конце августа 1929 года аппарат был собран, провели испытательные полёты. Создание первого в стране винтокрылого аппарата дало много интересных и полезных сведений для развития аэродинамики. Были проверены расчёты на прочность, создана методика испытаний вертолётов.
В 1931 году Камова принимают чертёжником в ЦАГИ, где и начинается звёздный путь иркутянина. В октябре 1931 года Камов был назначен начальником конструкторской бригады ЦАГИ, проектировавшей новый автожир А-7 по заказу ВВС РККА.
21 марта 1939 года было принято решение о строительстве завода по производству вертолётов, где Камов стал его главным конструктором и директором, а Миль – заместителем директора.
Камов стал разрабатывать вертолёты с соосной схемой несущих винтов.
Более того, фирма “Камов” является единственным ОКБ в мире,
конструирующим вертолёты соосной схемы.

Морские боевые вертолёты
К-25 впервые поднялся в небо 20 июля 1961 года,
принят на вооружение 2 декабря 1971 года.
К-27 впервые поднялся в небо 8 августа 1973 года,
принят на вооружение 14 апреля 1981 года.
Сухопутные боевые вертолёты
Ка-50 “Чёрная акула” впервые поднялся в небо 17 июня 1982 года,
принят на вооружение 28 августа 1995 года.
Ка-52 “Аллигатор” впервые поднялся в небо 25 июня 1997 года,
принят на вооружение в мае 2011 года.
6 декабря 1996 года на авиасалоне “Аэро-Индия” в городе Бангалоре состоялась
презентация первого командно-ударного вертолёта ОКБ Н.И. Камова Ка-52,
получившего название “Аллигатор”.
Вертолёты Ка-52 – признанные лучшими в мире вертолёты.

От «Добролета» до «Черной акулы»

https://babr24.com/irk/?IDE=3844

Камов Николай Ильич

http://biografiivsem.ru/kamov-nikolay-ilich

Управление вертолетом

http://avia-simply.ru/upravlenie-vertoletom/

ОКБ Камова

https://web.archive.org/web/20070315194511/http://www.biograph.ru/goldfund/okb_kamova.htm

Камов Ка-50 — Kamov Ka-50

https://ru.wikibrief.org/wiki/Kamov_Ka-50

Многоцелевой ударный вертолет Ка-50 «Черная Акула»

http://xn—80aafy5bs.xn—p1ai/aviamuseum/aviatsiya/sssr/vertolety/vertolety-kb-kamova/mnogotselevoj-udarnyj-vertolet-ka-50-chernaya-akula/

Многоцелевой ударный вертолет Ка-50 «Черная Акула». — Российская авиация (xn—80aafy5bs.xn—p1ai)
Ка-52: «Аллигатор»
6 декабря 1996 на авиасалоне “Аэро-Индия” в городе Бангалор состоялась презентация первого советского командно-ударного вертолёта ОКБ Н.И. Камова Ка-52, получившего название “Аллигатор”. В конце нынешнего десятилетия он станет одним из главных ударных средств армейской авиации. Маневр в условиях низкого бюджета. Перестройка, а затем и буйный период первоначального накопления капитала спутали ОКБ Камова все карты.

https://vk.com/@depsurv-ka-52-alligator

Миль Михаил Леонтьевич (1909-1970)

Родился в Иркутске.
В 1931 году окончил Донской политехнический институт в Новочеркасске. В том же году Миль пришёл в ЦАГИ в отделение автожиров, которым заведовал Н.И. Камов, и работал там вначале простым механиком, затем – конструктором. В 1964 году Миль стал генеральным конструктором опытного КБ. Его коллективом были созданы вертолёты Ми-2, Ми-4, Ми-6, Ми-8, Ми-10, Ми-12, Ми-24 и др.

Михеев Сергей Викторович, 22 декабря 1938 г.р. 

Родился в Хабаровске.
В 1962 году окончил МАИ и пошёл работать на Ухтомский вертолётный завод инженером-конструктором. В 1974 году после смерти Н.И. Камова стал главным конструктором Ухтомского вертолётного завода, в 1987 году – генеральным конструктором Вертолётного научно-технического комплекса имени Н.И. Камова.

Неизвестные герои-С.В.Михеев (ОКБ Камов)

https://vk.com/@aviation_guys-neizvestnye-geroi-svmiheev-okb-kamov

Ухтомский вертолётный завод и ОКБ “Камов” в 2000-х годах претерпевали постоянные организационные и экономические изменения.
В 1993 году Ухтомский завод был преобразован в акционерное общество, которое в 2007 году вошло в состав холдинга “Вертолёты России” госкорпорации “Ростехнологии”.
В 2017 году завод с территории вблизи платформы Ухтомской был переведён в здание Национального центра вертолётостроения имени М.Л. Миля и Н.И. Камова в посёлке Томилино (неподалёку от железнодорожной станции Панки); в 2019 году ОКБ “Камов” упразднено.
Территория бывшего Ухтомского вертолётного завода отдана под жилую застройку “Первой ипотечной компании” (ПИК).

Приложение 2
Международная конференция “Методы симметрии в физике”

I          1986   Обнинск
II         1987   Обнинск
III        1988   Обнинск
IV        1989   Обнинск
V         8-12 июля 1991  Обнинск (семинар)
VI       1993   Дубна
VII      июль 1995   Дубна
VIII     1997   Дубна
IX        2001   Ереван
X         13-19 августа 2003   Ереван
XI        2004   Прага
XII      3-7 июля 2006   Ереван
XIII     6-9 июля 2009   Дубна
XIV     16-22 августа 2010   Цахкадзор
XV      12-16 июля 2011   Дубна-Ереван
XVI     13-18 октября 2014   Дубна
XVII    9-15 июля 2017   Ереван
XVIII  10-16 июля 2022   Ереван

Contractions of the Irreducible Representations

https://citeseerx.ist.psu.edu/document?repid=rep1&type=pdf&doi=12d8518d432080cca7bf93ba5c167115bbe6a942

Overview

http://theor.jinr.ru/~symphys/2022/#/

 

Приложение 3
СОИ “Нептун”. Развитие

корабль                 СОИ                           годы
“Союз Т”              СОИ “Нептун”          1978-1986
“Союз ТМ”          СОИ “Нептун-М”     1986-2002
“Союз ТМА”       СОИ “Нептун-МЭ”   2002-2011
“Союз ТМА-М”  СОИ “Нептун-МЭ”   2010-2016
“Союз МС”          СОИ “Нептун-МЭ”  с 2016 по н/в

Приложение 4
Пиксель

ГОСТ 27459-87 “Системы обработки информации. Машинная графика. Термины и определения” предписывает использовать термин “пиксель” как единственно верный вариант. Пиксель (pixel) – наименьший элемент поверхности визуализации, которому может быть независимым образом заданы цвет, интенсивность и другие характеристики изображения.
На практике: Вариант пиксел общеупотребительный, стилистически нейтральный; пиксель – разговорный и профессиональный.
В последнее время тенденция идёт в сторону варианта “пиксель – пикселей”.

© Е. Никонов
Редакция 1, 2010 года.
Редакция 4, ноябрь, 2016 года.
Редакция 5, июнь, 2023 года.

Работа над текстом продолжается.

 

Перейти к:

Общее оглавление. Пролог  Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Часть 1. Начало. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Часть 2. Подготовка. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Часть 3. Старт. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Часть 4. Подъём! Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Часть 5. Взлёт! Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Часть 6. Полёт! Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Часть 7. Подскок. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Часть 8. Спуск? Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Семья, родные. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Хронология. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Приложение 1. Метрики. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Отблески памяти. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Латвия 1976. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Аутогенная тренировка. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Гора крестов. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Союз 7К. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Патент СССР | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Ленинградские страницы моих воспоминаний | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Восхождение на “Аюрведу”. Моя дорога в Космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Разгром англо-афганцев у Таш-Кепри в 1885 году | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Израиль Абрамович Брин (1919-2011 гг.) | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Евстафий Евсеевич Целикин 1922-1967 | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Георгий Васильевич Коренев (1904-1980) | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Добрый космос интеллигентнейшего лётчика Галлая | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Альбом стихов. Моя дорога в космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

Наивные строфы. Моя дорога в космос | МемоКлуб.ру (memoclub.ru)

 

 

Автор: Никонов Евгений Константинович | слов 30144 | метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,


Добавить комментарий